Акыда ханбалитов

Имам Ахмад ибн Хамдан аль-Харрани аль-Ханбали (603-695 гг.х) вкратце изложил акыду имама Ахмада ибн Ханбаля и его последователей в своей книге «Нихаят аль-мубтадиин фи Усулюддин». Он пишет в предисловии (стр. 26):

«Некоторые мои друзья и студенты часто просят меня составить краткое изложение суннитской ханбалитской акыды, без приведения доводов, удостоверения и фанатизма, прося составить ее лаконично, доходчиво, дабы быстрее достичь мира, безопасности и предосторожности и только в рамках манхаджа имама, ученого, аскета, настоящего праведника, абу Абдуллаха Ахмада ибн Ханбаля и его последователей и тех, кто с ними согласен из числа приверженцев Сунны и предания, да будет доволен ими всеми Аллах».

Затем, Ибн Хамдан изложил мазхаб имама Ахмада следующими словами (стр. 30):

«Аллах не является частицей, акциденцией или телом, Он не подвержен изменениям, не находится в тварном и не ограничен им, Он отделен от Своих творений, Он над Аршем, но не в значении ограничения, ибо ограничение присуще Аршу и тому, что под ним, а Аллах выше всего этого, но не местоположением или границами, ибо был Аллах, и места не было, а затем он создал место, и сейчас Он такой же, каким был до его создания.

И Он не познается органами чувств и не сравнивается с людьми и нет в отношении Его сущности и качеств места для аналогии [с чем-либо]. Он не взял себе ни супругу, ни ребенка, не нуждается ни в чем, однако все сущее нуждается в нем. Он не подобен ничему, как и нет ничего подобного Ему. А кто уподобил Его творениям – стал неверным (кафир). Передается об этом от Ахмада. И то же самое сказано о том, кто описал его телесностью или сказал: «Он – тело, но не подобное другим телам». Об этом упомянул Кади [Абу Я’ла].

Воображение не может постигнуть Его, а разум охватить. Он не подобен ничему из существующего, Ему не приводят подобий (примеров), и Он не познается через различные разговоры [о Его сущности]. В общем все, что пришло тебе в голову, или представилось в твоем воображении, Аллах отличен от этого, Обладатель Величия и Щедрости.

И мы утверждаем, что Он, Пресвятой и Возвышенный, в небе (фи-с-сама), и что Он возвысился (истава) над Аршем без «как», и все это подобающе Его величию. Мы не толкуем это аллегорически, не разъясняем, не придаем образ, не воображаем, не определяем, не опустошаем, не считаем ложью, но оставляем знание об этом Всевышнему Аллаху.

И мы твердо заявляем об отрицании от Него уподобления и описания телесностью, а также любого недостатка. Таково суждение обо всех аятах и ясных, достоверных преданиях о Его качествах.

Сказал Ахмад: Мы верим, что Аллах над Аршем так, как Он этого пожелал, но без [утверждения] границ и [такого] качества, которое мог бы постичь описывающий или [ограничения], которое мог бы установить ограничивающий.

А кто скажет, что Аллах Своей сущностью везде, либо в каком-то определенном месте – неверный. Потому что из этого вытекает предвечность места, а также то, что Он должен будет находиться в нечистых местах, превыше Он подобного.

Все это не противоречит тому, что Он в небе (фи-с-сама) и над Аршем (‘аля-ль-‘Арш) подобающе Ему, как мы об этом упомянули. Точно также и хадис о нисхождении и другие хадисы, иснад которых достоверен, а слова ясны, и которые невозможно понимать буквально.

Сказал [Абуль-Фадль Абдул-Вахид] ат-Тамими (341-410 гг.х) об убеждениях Ахмада относительно хадиса о нисхождении: «И не допускается в отношении Него перемещение и воплощение в месте».

И сказал ибн аль-Банна (ум. 471 г.х) об акыде имама Ахмада относительно этого [хадиса]: «И не говорится о движении и перемещении».

Сказал Кади Абу Я’ля (380-458 гг.х): «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, описал Его нисхождением на нижнее небо и возвышением, но не в значении перемещения и движения; и допустимо Его видение, но без того, чтобы Он находился в какой-то стороне; и Он проявил Себя горе, но не в виде движения и перемещения». Также он сказал: «Не утверждается нисхождение (нузуль) в смысле спускания и удаления, однако смысл этого непостижим; и видение [Аллаха] без стороны, хотя в отношении смотрящего это и недопустимо».

Сказал [Абуль-Вафа] ибн Акыль (431-513 гг.х): «Нисхождение (нузуль) не является перемещением и удалением, и не подобно нашему нисхождению». Он также сказал: «Умма единогласна в том, что Он отделен от Своих творений Своей сущностью и качествами, а тот, кто уподобляет Его творениям – стал неверным».

Сказал Абу Наср ас-Сиджзи (ум. 444 г.х): «В словах «Аллах над Аршем» нет ограничения, однако ограниченным является Арш и то, что под ним, а Аллах выше этого, без места и границ, ибо Он был, а места не было, а затем Он создал его (место), и сейчас Он [такой же], какой был до сотворения места».

Сказал ибн Хамид (ум. 403 г.х): «Он Своей сущностью над Аршем, соприкасается с ним, и спускается с места, в котором находится, а также перемещается».

Эти слова опровергли ибн Акыль и другие ученые, назвали их ошибкой и жестко порицали сказавшего их и других подобных ему.

Сказал ибн Акыль: «Над Аршем, но не подобно сидящему на кровати или оседлавшему верховое животное».

Сказал аль-Кади [Абу Я’ла]: «[Истива] – это не сидение и не соприкосновение».

Сказали ибн Батта (304-387 гг.х) в книге «Аль-Ибана ас-сугра», а также Абу аль-Фардж аш-Ширази (ум. 486 г.х): «Аллах над Аршем, отделен от Своих творений».

Сказал аль-Кади: «Нисхождение – это сущностный атрибут, и не говорится, что его «нисхождение» это перемещение», и последнее из двух высказываний Кади Абу Я’лы было об утверждении направления [для Аллаха].

Имам Ахмад говорил, что «истива» это атрибут действия, и от него же передается, что это атрибут сущности, и что это возвышение и подъем. Он сказал: «Всевышний был возвышенным и до сотворения Арша, ибо Он над (фаука) всем, и возвышен [‘алий] над каждой вещью».

Слова Аллаха «над Аршем истава» означают возвысился без соприкосновения, однако лучше оставить оба эти выражения.

[Абуль-Фарадж] ибн аль-Джаузи (508-597 гг.х) избрал мнение об отрицании направления, и то же самое сообщил от Ахмада в передаче Ханбаля. И к этому же склонялись ибн Акыль и аль-Кади [Абу Я’ля] в первую очередь, однако в этой передаче от Ахмада есть слабость, ибо он сказал: «Аллах над Аршем, а знание его повсюду», и он порицал говорящего, что Аллах везде.

Абу Мухаммад Ризкуллах ибн Абдулваххаб ат-Тамими (401-488 гг.х) сказал: «И мы не говорим, что Арш это Его местонахождение, ибо места – творения Аллаха и они после него [Арша], и мы не говорим, что Он Своей сущностью сидит на Арше или стоит или лежит опираясь, и Он не спит и не соприкасается, и не примыкает к нему, однако мы относим к Нему сыфаты в той форме, как они пришли в Коране. И мы избегаем погружения в вопросы, сущность которых недостижима языками».

Сказал Ахмад: «Хадисы о сыфатах оставляются [произносятся] так, как они пришли, без углубления в их значения, и то, что пришло на ум при их слышании [должно быть] отрицаемо. Мы отрицаем от Аллаха уподобление при упоминании [подобных] сыфатов вместе с подтверждением [слов] Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и верой в эти сыфаты. И все, что приходит на ум или воображается является приданием образа и уподоблением, а это недопустимо».

Сказал Ахмад: «Он над Аршем, а знание его повсюду». Об этом упомянул абу Наср ас-Сиджзи.

Сказал Кади Абу Я’ля: «Он «муставин» на Арше без образа, без соразмерности, без соприкосновения и без того, что можно было бы рассчитать и описать расстоянием».

Сказал ибн Акыль в «аль-Ишара»: «Аллах властелин Арша и тех [ангелов], которые его несут»».

Немного об Ибн Хамдане

Абу Абдуллах Наджмуддин Ахмад ибн Хамдан ибн Шубейб ибн Хамдан аль-Харрани аль-Ханбали, известный как Ибн Хамдан. Ханбалитский факих, судья, специалист в науке усуль, писатель. Родился и вырос в Хамдане. Был в Алеппо, Дамаске, Иерусалиме. Был назначен судьей в Каире. Жил в нем пока не ослеп и умер в 695 г.х.

Хафиз Ибн Раджаб аль-Ханбали сказал о нем в конце книги «Табакат аль-Ханабиля» (1/316): «Изучал фикх у двух искренних харранийцев: ибн Аби аль-Фахма и ибн Джами’а. Также брал знания у Хатыба Фахр ад-Дина, и сидел на уроках с сыном его дяди шейхом Мадждуддином и много дискутировал с ним. Достиг высот в фикхе. В совершенстве овладел знанием мазхаба, его тонкостей и тайн. Был знатоком двух основ (Корана и Сунны), разногласий [между учеными] и литературы. Составил много трудов. У него обучались фикху группа ученых, со многими вел диспуты. Прожил долгую жизнь, в конце которой его поразила слепота».

Хафиз аз-Захаби сказал о нем в «Тарихуль Ислям» (14/63): «Большой ученый, достигший высот в науках, продолжатель дела великих шейхов, столп своего времени, Наджмуддин абу Абдуллах аль-Харрани аль-Ханбали: шейх ханбалитов, автор книги «Ар-Ри’ая» в фикхе. Обучался фикху, блестящий знаток мазхаба. Обучал, давал фетвы и дискутировал. Был из больших учеников шейха Маджда. Составил книги «Ри’аят-уль-кубра» и «Ри’аяту-с-сугра» и снабдил их комментариями с редкими риваятами, которые очень сложно найти в [других] книгах. Все это благодаря его глубочайшим познаниям в мазхабе. Ему принадлежит большая заслуга в науке усуль, разногласиях, алгебре, решении уравнений. Написал длинную поэму о сунне. Жил, учился и преподавал в Каире. Я очень жалею, что [долгое время] не получалось увидеться с ним. Он дал мне разрешение на передачу сообщений от него. Отец его был из числа факихов Харрана. Он [Наджмуддин] был скромным, не любил вычурность, был набожным, достойным доверия. Египтяне получили от него много пользы».

Похожие материалы