Был Аллах и не было ничего, кроме Него

Небезызвестным для специалистов науки о вероубеждении (акыда) является единогласие мусульманских ученых о том, что Аллах, Свят он и Велик, является Создателем, а все что помимо Него – сотворенным, будь то внутри Трона или снаружи него.

Это означает что Всевышний Аллах был до сотворения Трона и того, что помимо Трона, т.е. Он (Великий и Возвышенный), существовал тогда, когда не было ничего, что кроме Него, наряду с Ним и до Него. Однако, выделились некоторые ученые редкостными идеями, которые противоречили этому. Так, они утвердили, что Всевышний существовал и не было ничего до Его существования, и не признали то, что был период, когда не было ничего вместе с Ним.

Известно так же, что имам Аль-Бухари, да помилует его Аллах, передал в своем достоверном сборнике хадисов («Сахих аль-Бухари») сообщение Имрана ибн Хусайна, да будет доволен им Аллах, через две цепочки двумя выражениями, одно из которых сообщает: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него», а вторая – «Был Аллах и не было ничего до Него».

Смыслы этих двух выражений являются правильными у большинства, кто аргументирует ими. Их же оппоненты принимают в расчет только вторую версию, утверждая, что первая не из слов Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, а из разряда передачи сообщений по смыслу. Если достоверность второй версии подтвердится, то это не навредит убеждениям большинства, ведь они утверждают смыслы обоих передач. Если же подтвердится достоверность первой версии, то она станет очевидным аргументом в пользу истинности мнения большинства ученых и окончательным доводом на недействительность утверждения их оппонентов.

Что же говорит хадисоведение о предпочтении одной версии над другой, дабы мы смогли последовать достоверному от нашего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, слова которого – мудрость, а путь его – исцеление?

Введение

Поистине, вся хвала принадлежит Аллаху, Его мы восхваляем, к Нему взываем о помощи, у Него просим наставления и прощения. Мы прибегаем к Аллаху от зла наших душ и скверны наших дел, кого Аллах ведет прямым путем, того никто не в силах сбить, а кого Он заблудит, того никто не наставит. Свидетельствую, что нет бога, кроме одного Аллаха, нет у Него сотоварища, и что наш господин Мухаммад – Его раб, посланник, избранник и выбранный Им из всех людей. Кто покорен Аллаху и Его посланнику, тот уже пошел прямым и верным путем, а кто ослушался их, тот несомненно заблудился, сбился и навредил только самому себе.

А затем…

Очевидно, что ученые мусульман в своих дискуссиях по теме вероубеждения аргументировали доказательствами, взятыми из разума и священных текстов. Иногда они приводили рациональные доводы, а иногда доводы из религиозных источников (Коран и Сунна) и считали, что неоспоримые рациональные аргументы не могут противоречить таким же по силе аргументам из исламских текстов, ведь то, из чего состоит истина поддерживает друг друга и невозможно, чтобы она аннулировала саму себя. Ясно как день также, что основные вопросы вероубеждения не есть предмет спора среди мусульманских ученых, однако разногласия появились после их углубления в то, каким образом данные вопросы соотнести с реальной действительностью или после того, как они перешли в своих размышлениях от несомненных основ ко второстепенным деталям вероубеждения. О, если бы только они не пускались в это, чтобы уберечь общину от зла разобщенности и разрозненности!

Проблематика вопроса, в котором ученые разошлись выражается в следующем:

«Был ли Всевышний Аллах в предвечности Один, и не было наряду с Ним абсолютно ничего, ни Трона, никакого-либо другого создания? Или же Всевышний Аллах, который создал Трон, создавал до этого другой трон, а до него другой – и так бесконечно в прошлое, в том смысле, что Трон – созданный, как единица творения, но безначален, как вид тварного?»

Слова ученых подтверждают первое, более того, Ибн Хазм[1], да помилует его Аллах, передает их «иджма»[2] по этому поводу. Ибн Таймийя же[3] и такие его последователи, как Ибн Абу аль-Изз[4] противоречат этому. Не передается ни от одного мусульманского ученого до Ибн Таймийи, чтобы он высказал подобное, так, что даже сам Ибн Таймийя не сообщает это – как я знаю – от кого-либо, кто предшествовал ему, будь то «саляф»[5] или «халяф»[6].

Этот вопрос с рациональными доказательствами можно найти в книгах по вероубеждению, здесь же нас интересуют те аргументы, которые пришли от Избранника Аллаха, да благословит Он его и приветствует. Из таких доводов, обоснованных рациональными аргументами, слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него».[7]

Так как данный хадис приходит другим выражением, а именно: «Был Аллах и не было ничего до Него»[8], то оппоненты [большинства ученых] считают именно вариант с таким выражением словами, которые сказал Пророк, да благословит его Аллах и приветствует. Ведь он никак не противоречит их пониманию религии, чего нельзя сказать о первой версии, поэтому они потратили огромные силы, чтобы отнести его к словам передатчика, а не Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и посчитали их из разряда передачи по смыслу, который понял рассказчик. В связи с таким положением дел, для определения предпочтительного из этих двух вариантов, нам необходимо представить здесь каждый из них и изучить их цепочки, используя инструментарий науки о хадисах.

Перед тем как мы начнем внимательно анализировать эти версии, нам нужно понять методологию имамов хадиса в разделе предпочтения противоречащих друг другу вариантов хадиса.

Методология хадисоведов в предпочтении между различными вариантами хадиса

Если варианты хадиса разнятся смыслами, то хадисоведы останавливают свой выбор на том, что передают большинство достойных доверия передатчиков, либо же те, кто сильнее памятью и надежностью в передаче сообщений. Если же эти цепочки передатчиков равны во всем этом, то предпочтение отдается той версии, на которую указывают какие-либо факторы или контекст.

Аббас ад-Даури[9] спросил Яхью ибн Маина: «Что если Ваки’ и Абу Муавия будут разногласить в передаче от аль-А’маша?», тогда он ответил: «Суждение не выносится, пока не появится кто-либо, кто подтвердит одного из них»[10]

Передал имам аль-Бухари в своем «Сахих» хадис об обессиленном верблюде Джабира, да будет доволен им Аллах, которого он продал Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Некоторые версии хадиса сообщают, что Джабир сказал: «Я продал его с условием, что отвезу свои вещи на верблюде домой», а в некоторых приходит, что он сказал: «Пророк одолжил мне его (после продажи), пока я не доберусь до Медины». После этого аль-Бухари, да помилует его Аллах, прокомментировал: «У версии, где говорится об условии, больше передатчиков и она достовернее по моему мнению»[11].

Ибн Хаджар аль-Аскаляни сказал в толковании этого хадиса: «Автор (аль-Бухари) предпочел версию, где говорится об условии внутри продажи, потому что пошел по пути исследователей школы «ахлюль-хадис»[12]. Затем он (ибн Хаджар) передал от ибн Дакыка аль-Ида, да помилует его Аллах, что он сказал: «Если версии хадиса разнятся смыслами и одна из них выступает доводом в пользу чего-либо, (а другая наоборот аннулирует это, либо же выступает доводом в пользу иного) и они равны по доказательной силе, то нельзя аргументировать ни одним из них. Если же станет возможно предпочтение одного сообщения над другим по причине большего количества передатчиков или их более сильной памяти, то следует поступать в соответствии с этим. Это потому что слабое из этих двух не может препятствовать практике сильного сообщения»[13].

Когда у имама ад-Даракутни спросили о хадисе, в котором разногласят достоверные передатчики, он ответил: «Смотрится, в чем единогласны два достоверных передатчика и выносится суждение о достоверности этого, … также выносится суждение в пользу версии, большинство передатчиков которой более сильнее памятью и справедливостью, чем передатчики другой»[14].

Передал хафиз ибн Хаджар, что хафиз аль-Алляи, да помилует их обоих Аллах, сказал в исследовании о разногласиях версий хадиса: «Выше уже было сказано, что противоречащие передатчики либо равны в силе своей памяти и точности запомненного, либо же нет. Передатчики равные в этих качествах либо так же равны в количестве с обеих сторон или же нет.

Если они равны количеством и силой памяти вместе с точностью переданного, то обязательно повременить с выносом суждения о достоверности или слабости одних из них, пока ни одна из цепочек не станет предпочтительней ввиду какого-либо фактора, …, если же у одной из двух цепочек больше [параллельных] звеньев, от которых хадис ответвляется дальше, то выносится суждение о ее преимуществе, и это согласно мнению большинства»[15].

Становится ясно из слов Яхьи ибн Маина, аль-Бухари, ад-Даракутни, ибн Дакыка аль-Ида, аль-Алляи и ибн Хаджара, что если версии хадиса расходятся, то предпочтение отдается той, которою передает больше достоверных передатчиков и они сильнее памятью.

Не секрет, что сильнейшим фактором, говорящим о предпочтении одного из двух вариантов, является третий вариант, передающийся не через тех рассказчиков, которые в цепочках первых двух вариантов, и не через их шейха, от которого передают. Этот третий вариант должен соответствовать по смыслу одной из двух версий, и такое соответствие есть тот самый фактор, указывающий на преимущество одного варианта над другим.

Каждый, кто внимательно посмотрит на слова имамов хадисоведения в теме предпочтения между версиями одного и того же хадиса узнает, что они сначала собирают цепочки передачи хадиса вместе, а затем предпочитают версию, которую единогласно передает большинство передатчиков от своего шейха, особенно если она соответствует версии тех, кто передает ее от шейха их шейха из его современников. Что касается версии, в передаче которой уединились некоторые рассказчики от этого шейха и у нее нет подкрепляющих вариантов через другие звенья, то – вместе с ее противоречием другому варианту – хадисоведы будут знать об этом, а если противоречия не будет, то она из разряда передачи по смыслу.

Предпочтение ибн Таймией версии «и не было ничего до Него»

Ибн Таймийя, опровергая слова ибн Хазма о единогласии ученых, что был Аллах и не было ничего вместе с Ним, сказал: «Я удивляюсь его передаче единогласия о неверии того, кто не верит, что Всевышний Аллах не переставал быть Один, и не было вместе с ним ничего иного, а затем Он создал вещи так, как пожелал. А ведь известно, что такое выражение не приходит в Книге Аллаха и не относят его к Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, однако то, что достоверно пришло от него в «Сахих», так это хадис Имрана ибн Хусайна от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Был Аллах и не было ничего до него, и был Его Трон на воде, и предопределил Он в хранимой скрижали каждую вещь…». Этот хадис передается в «аль-Бухари» тремя выражениями: 1) «Был Аллах и не было ничего до Него», 2) «И не было ничего, кроме Него», 3) «Не было ничего вместе с Ним», а история, в которой приходят все эти выражения – одна. Известно также, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, произнес только одно из этих выражений, а остальные два из разряда передачи по смыслу. В то время как утверждено от него только выражение («не было ничего до Него»), потому что его подкрепляют слова в другом хадисе, где Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обращаясь к Господу говорил: «Ты – Первый, и нет ничего до Тебя, Ты – Последний, и нет ничего после Тебя, Ты Явный, и нет ничего над Тобой, Ты Тайный, и нет ничего под Тобой». Его, да благословит его Аллах и приветствует, слова «Ты – Первый, и нет ничего до Тебя» соответствуют выражению «Был Аллах и не было ничего до Него», … Этот хадис, хоть он и является прямым шариатским текстом, но он не хадис вида «мутаватир»[16], а как же много достоверных хадисов, о смыслах которых ведутся многочисленные споры. И как же он тогда упомянул то, что не подразумевается в хадисе?! Также мы не знаем, чтобы кто-то из сподвижников или их последователей, или имамов мусульман, упоминал такое выражение, а он же (ибн Хазм) утверждает в нем единогласие!» — конец слов ибн Таймийи, да помилует его Аллах.[17]

И прежде чем вдаться в смысл этого хадиса и то, на что он указывает, нам необходимо, используя источники науки о хадисах, изучить те выражения, с которыми приходят его версии:

1. Верно подметил ибн Таймийя, да помилует его Аллах, когда сказал: «а история, в которой приходят все эти выражения – одна. Известно также, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, произнес только одно из этих выражений, а остальные два из разряда передачи по смыслу».

2. Ибн Таймийя, да помилует его Аллах, ошибся в своих словах: «этот хадис передается в «аль-Бухари» тремя выражениями: 1) «Был Аллах и не было ничего до Него», 2) «И не было ничего кроме Него», 3) «Не было ничего вместе с Ним»». Потому что то, что передается у аль-Бухари, так это первые два выражения, как это прояснится далее, когда мы начнем разбирать цепочки передачи хадиса. Касательно же версии «Был Аллах и не было ничего вместе с Ним», то я не нашел ее цепочку ни в «Сахих аль-Бухари», ни в других сборниках, в то как время, как я изучил более двадцати источников пророческой сунны.

3. Смыслы версий этого хадиса расходятся и необходимо приложить достаточно усилий, чтобы узнать предпочтительную из них. Каков же путь к этому?

Путь, по которому пошел ибн Таймия в предпочтении версий хадиса

Ибн Таймийя предпочел ту версию хадиса, которая соответствовала словам другого хадиса, поэтому он сказал: «Его, да благословит его Аллах и приветствует, слова «Ты – Первый, и нет ничего до Тебя» соответствуют выражению «Был Аллах и не было ничего до Него»».

В действительности же нет никакого противоречия между смыслами трех выражений разбираемого нами хадиса и смыслом выражения другого хадиса («…Ты – Первый, и нет ничего до Тебя») для того, чтобы предпочесть одно из них над другим в пользу мнения ибн Таймийи. Нет также на это никакого указания, ведь хадис «…Ты – Первый, и нет ничего до Тебя» не превосходит по силе смысл выражения «Был Аллах и не было ничего до Него» [потому что их смыслы идентичны и превосходства между ними быть не может] и не противоречит остальным двум выражениям («… не было ничего вместе с Ним» и «кроме Него»). Если дело обстоит таким образом, то второй хадис со словами «…и нет ничего до Тебя…» изначально не считается тем, что перевешивает смысл версии «Был Аллах и не было ничего до Него».

Путь, по которому пошел ибн Хаджар, да помилует его Аллах, в предпочтении версий хадиса

Ибн Хаджар аль-Аскалани, да помилует его Аллах, обратился к другому методу в выборе более предпочтительной версии, а именно к тому выражению, смысл которого объединяет в себе смыслы двух других выражений, а не к тому, что обосабливается от других.  Вариант «…и не было ничего, кроме Него» дает понять, что не было ничего вместе с Ним и до Него, а вариант «…и не было ничего до Него» отрицает наличие существование чего-либо до существования Аллаха, однако не понимается из этого варианта ни наличие чего-либо наряду с Аллахом, ни его отсутствие.

Первая версия, которая охватывает больше смыслов, передается у аль-Бухари в «Сахих» в главе «Начало творения», а вторая версия передается в главе «Единобожия». В толковании второго варианта, где ибн Хаджар отдает предпочтение первому, он говорит: ««его слова: «Был Аллах и не было ничего до Него»»: в главе «Начало творения» приходит хадис выражением «…и не было ничего, кроме Него», а что касается версии Абу Муавии, где упоминается фраза «был Аллах до существования всякой вещи», то она включает в себя смысл выражения «Был Аллах и не было ничего вместе с Ним». И это наилучшее доказательство в опровержении идеи об «[акте] творения не имеющего начало». Это убеждение из отвратительных идей, которое относят к ибн Таймийи. Я упомянул его толкование к этому хадису, где он предпочитает вариант «не было ничего до Него» над другими, вместе с тем, что методика объединения разных версий допускает отнесение смысла варианта 1) «не было ничего до Него» к смыслу варианта 2) «не было ничего, кроме Него», которая в главе «Начало творения», а не наоборот [отнесение варианта 2 к варианту 1 как это сделал ибн Таймия). Ведь метод объединения у ученых всегда стоит на первом месте, нежели предпочтение и это по единогласному мнению общины»[18].

Ибн Хаджар, да помилует его Аллах, не пояснил каким образом он видит объединение этих версий, поэтому я подготовил объяснение его слов, чтобы оно стало помощью в понимании причин и целей, которые преследовал имам ибн Хаджар этим. Объединение между версиями лучше предпочтения, как это высказал имам, однако, таково положение дел между двумя разными хадисами, которые противопоставляются друг другу по смыслу, но то, с чем имеем дело мы – это две версии одного и того же хадиса и неясность, какой же именно смысл подразумевается, а ведь достоверно утвержден только один смысл, неопределенный до сих пор. Также между ними нет противоречия, чтобы избавиться от него через объединение смыслов. Поэтому обращение к методике объединения смыслов здесь, как к виду предпочтения одного над другим не будет действительным.  

У обладателей знания — это не значит, что я противоречу ибн Хаджару в его предпочтении, однако я лишь не согласен с ним в методологии его предпочтения. Да будет милостив Аллах к нашим имамам, которые говорили: «Из дискредитации доказательства не вытекает дискредитация доказуемого».

Пути передачи хадиса Имрана ибн Хусайна

Путь аль-А’маша от Джамиа ибн Шаддада

Этот хадис передается через пятерых от аль-А’маша словами «Был Аллах и не было ничего, кроме Него». Таким выражением его передают:

1. Хафс ибн Гияс[19],

2. Абу Убайда Абдул-Малик ибн Ма’ан ибн Абдуррахман ибн Абдуллах ибн Мас’уд[20],

3. Абу Бакр ибн ‘Ияш[21],

4. Мухаммад ибн Убайд[22],

5. Абу Исхак аль-Фаззари[23].

Все они от аль-Амаша[24], от Джамиа ибн Шаддада[25], от Сафвана ибн Махраза[26], от Имрана ибн Хусайна[27] да будет доволен ими Аллах.

Передают его также:

1. Абу Хамза ас-Сакрий[28],

2. Шайбан ибн Абдуррахман ан-Нахави[29] от аль-Амаша словами «Был Аллах и не было ничего до Него».

Передает его также 1. Абу Муавия[30] от аль-Амаша словами «Был Аллах до существования всякой вещи».

Так же передает его Абу Аввана (аль-Вадых ибн Абдуллах аль-Йашкури) от аль-Амаша словами: «Был Аллах, Свят Он и Велик, и не было у Него сотоварища»[31]. Выражения в последних двух версиях по смыслу соответствуют версии «Был Аллах и не было ничего, кроме Него».

Версии хадиса у сподвижников аль-Амаша различаются тремя выражениями. Пятеро передают от него выражением «Был Аллах и не было ничего, кроме Него», двое – словами: «…не было ничего до Него», и один выделился словами: «Был Аллах до существования всякой вещи».

Душа более склоняется к тому, что передает пятеро человек, а не двое или один, но возможно будет сказано, что передача по смыслу произошла от самого аль-Амаша, а от него передало уже пять человек в одном собрании и, следовательно, нет у их версии преимущества перед остальными версиями.

Здесь необходимо провести исследование для того, чтобы узнать: «Есть ли у хадиса другие цепочки передачи, кроме цепочки аль-Амаша?»

Путь аль-Масуди от Джамиа ибн Шаддада

Хадис передается от аль-Масуди через семь человек. Передает его:

1. Халид ибн аль-Харис[32],

2. ан-Надр ибн Шумайль[33],

3. Усман ибн Умар ибн Фарис[34].

Эти три передатчика от аль-Масуди до того, как тот стал путаться.

4. Рух ибн Аббада[35],

5. Абу Дауд ат-Таяляси[36] от аль-Масуди[37] от Джамиа ибн Шаддада от Сафвана ибн Махраза от Имрана ибн Хусайна, т.е. подобно цепочке аль-Амаша.

Передавал от него 6. Язид ибн Харун[38], и он из передатчиков от него (аль-Масуди) после его путаницы от Джами ибн Шаддада от Ибн Бурайда от Бурайда. От него так же передал 7. Абдуллах ибн Язид аль-Мукри[39] от Джамиа ибн Шаддада от мужчины от Бурайда, все они передавали с выражением: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него», будь он передающим от него (аль-Масуди) до путаницы или после нее.

Аль-Масуди же, да будет Аллах к нему милостив, передает хадис выражением «Был Аллах и не было ничего, кроме Него», и данное выражение ни до его путаницы ни после не различалось, а это указывает на то, что он был точен в передаче именно этого хадиса. Три передатчика из семи, которые передавали от него этот хадис, они те, о ком имамы высказались как о передающих от аль-Масуди до его путаницы. Версия их соответствует цепочкой и текстом известной версии от аль-Амаша, также как версия от двух других рассказчиков (из этих семи) от него (аль-Масуди) соответствует версии этих трех передатчиков. Из этого следует, что они передают этот хадис от аль-Масуди до того, как он начал путаться. Касательно версии шестого передатчика, о котором имамы высказались как о том, кто передавал после путаницы аль-Масуди, то она соответствует тексту хадиса, но расходится с цепочкой, кроме имени учителя аль-Масуди, а именно Джамиа ибн Шаддада. Так же приходит версия седьмого передатчика, которая соответствует тексту хадиса и противоречит цепочке, и таким образом стало известно, что они передают свои версии от аль-Масуди после его путаницы.

В итоге, Абдуррахман ибн Абдуллах ибн Утба аль-Масуди, который был достоверным, утвержденным до своей путаницы, передавал хадис в этот период жизни, как передавал его аль-Амаш – в известной от него версии – цепочкой и текстом, то есть выражением: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него» с такой же цепочкой. Он (аль-Масуди) был уверен в таком выражении даже после того, как стал путаться и сомневаться в некоторой части цепочки передачи. Касательно текста хадиса, то его передает каждый передатчик от него одним выражением, не допускающим сомнение или неясность, и он подкрепляет версию, которую рассказали большинство передатчиков от аль-Амаша. Стало ясно, что данное выражение это есть основа хадиса, а те же, кто передал его другими словами, то это по причине их невольного искажения ввиду передачи по смыслу.

Сообщение от сподвижников, усиливающие эту известную версию

Версию со словами: «…не было ничего, кроме Него» подтверждает также приход данного выражения от сподвижника Нафи’а ибн Зейда аль-Хумайри, одного из членов делегации Йемена, к которым обращался Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, с этим выражением. Вывел хадис от него Ибн Шахин в «ас-Сахаба» через Закарию ибн Яхья ибн Саид аль-Хумайри от Ийаса ибн Амра аль-Хумайри. Однако в данной цепочке есть неизвестные передатчики, как сказал об этом ибн Хаджар[40], но это не мешает ей усилить разбираемое нами выражение по причине наличия его в большинстве версий.

Предпочтение между цепочками хадиса «Был Аллах и не было ничего, кроме Него».

Даже если допустить, что у нас нет иных цепочек, кроме цепочки от аль-Амаша от Джамиа ибн Шаддада, то слова имамов хадиса все равно указывают на предпочтительность той версии, которую передают пятеро от аль-Амаша, а именно «Был Аллах и не было ничего, кроме Него», и то, что версия, передающаяся двумя рассказчиками от аль-Амаша, а это «Был Аллах и не было ничего до Него», уступает ей. Объясняется это тем, что эта версия, уступающая первой, из раздела передачи по смыслу. Касательно же варианта, который передает один человек от аль-Амаша[41], а именно: «Был Аллах до существования всякой вещи», то он неизбежно уступает так же первой версии и считается передачей по смыслу.

Я уже привел слова о методологии предпочтения от некоторых имамов в этой области, таких как Яхья ибн Маин, аль-Бухари, ад-Даракутни, ибн Дакык аль-Ид, аль-Алляи и ибн Хаджар аль-Аскалани.

Если мы пойдем на уступки и скажем, что передачи от аль-Амаша равны в своих путях, вместе с их слабостью по причине разногласий от аль-Амаша, то не останется у нас ничего, кроме передачи аль-Масуди от Джами ибн Шаддада. А она является предельно достоверной цепочкой и передается до путаницы аль-Масуди в хадисах, и выражение ее: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него». Цепочка такого варианта твердо утверждена от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и в ней изначально нет противоречия с первой версией.

Не секрет, что если с нас потребуют аргумент на предпочтение между выражениями, передающимися от аль-Амаша, то версия аль-Масуди – сильнейший аргумент на это, так как она передается не через тех передатчиков, которые разногласили от аль-Амаша, т.е. изначально его рассказчики никак не были связаны с аль-Амашем. Смысл версии аль-Масуди соответствует одному из выражений, передающихся от аль-Амаша и это и есть тот аргумент предпочтения. Также то, что это выражение от аль-Амаша передает большинство, считается серьезным фактором его преимущества. Таким образом посредством данных аргументов предпочтения одно из выражений превосходит другое, и хвала Аллаху!

 

Хадис Имрана ибн Хусайна, да будет доволен ими Аллах, приходит в трех версиях:  

1) «Был Аллах и не было ничего, кроме Него»

2) «Был Аллах и не было ничего до Него»

3) «Был Аллах до всякой вещи»

 

От Имрана ибн Хусайна

От Сафвана ибн Михраза

От Джами ибн Шаддада

[От Джами ибн Шаддада передают двое: Аль-Масуди и Аль-Амаш]

 

(1) От АЛЬ-МАСУДИ [передают версию «не было ничего, кроме Него»]:

1. Халид ибн аль-Харис Хафс

2. Ан-Надр ибн Шумайль

3. Усман ибн Умар ибн Фарис

4. Рух ибн Аббада

5. Абу Дауд ибн ат-Таялиси

6. *Язид ибн Харун

7. *Абдуллах ибн Язид аль-Мукри

(*ошибка в именах некоторых рассказчиков цепочки)

 

От АЛЬ-АМАША [передают]:

Версию 1 («не было ничего, кроме Него»)

1. Ибн Гыяс

2. Абдул-Малик ибн Маан

3. Абу Бакр ибн Ияш

4. Мухаммад ибн Убайд

5. Абу Исхак аль-Фаррази

 

Версию 2 («не было ничего до Него»)

1. Абу Хамза ас-Сакри

2. Шайбан ибн Абдуррахман

 

Версию 3 («был Аллах до всякой вещи»)

1. Абу Муавия

 

Краткое изложение исследования: версия, которая сильнее остальных под номером 1 (от Аль-Масуди и 1-я версия аль-Амаша), а версия, уступающая ей под номером 2 и 3.

 

Слова ученых о том, что в предвечности вместе с Аллахом не было ничего

Известным фактом от ученых является то, что они передавали этот хадис и действовали согласно всем его версиям. Из них версия со словами, которые передают большинство передатчиков, а это «Был Аллах и не было ничего, кроме Него». Вот некоторые их слова:

Язид ибн Харун (118–206 гг. х.) – один из известнейших хафизов хадиса – сказал о предвечности Аллаха: «Это означает, что не существовало ничего вместе с Всевышним Аллахом»[42].

Имам, хафиз Ибн Хиббан (270–354 гг. х.) сказал в своем сборнике «Сахих»: «Упоминание сообщения, гласящего, что был Аллах, да будет возвышено Его величие, и не было ничего, кроме Него» — затем сказал: «Был Аллах и не было вместе с Ним ни времени, ни места».[43]

Имам, хафиз аль-Байхаки (384–458 гг. х) сказал: «Его слова «Был Аллах и не было ничего, кроме Него» указывают на то, что не было на ряду с Ним абсолютно ничего, ни воды, ни Трона и ничего другого»[44]

Также имам аль-Байхаки сказал: «Потому что Аллах не творил в предвечности, а затем стал творить»[45].

Имам, хафиз Ибн Абдиль-Барр (368–463 гг. х) сказал: «Истинным, согласно разуму и явно достоверным согласно доказательству, является то, что Аллах Всевышний существовал предвечно, и не располагался в каком-либо месте»[46].

Имам аль-Багави (436–510 гг. х) сказал: «Был Аллах Творцом, а не творением, Господом, а не подчиненным (Господу), Властителем, а не подвластным»[47].

[Хафиз Ибн Хаджар аль-Аскаляни (773–852 гг. х) сказал в «Фатхуль-Бари»: «Здесь указание на то, что не было ничего помимо Него, ни воды, ни Трона, ни чего-либо другого. Потому что все это – не Всевышний Аллах»].

Ибн Хазм (384–456 гг. х), да помилует его Аллах, сказал передавая единогласие ученых: «Единогласно сошлись на том, что Аллах – да возвысится Его величие – Один, не имеет сотоварища, Творец всего сущего и не переставал Он быть Единственным, и не было вместе с Ним ничего, затем Он создал все вещи, как пожелал»[48].

Намеки на слабость хадиса, причина которой его немногоэтапная передача (отсутствие «таватура»[49]).

В главе «Предпочтение ибн Таймией версии «и не было ничего до Него» мы упомянули, что он, да помилует его Аллах, сказал о хадисе Имрана ибн Хусайна: «Этот хадис если и является текстом от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, однако не передается путем «таватура».

Это намек с его стороны на то, что хадис имеет слабость по причине его единичной передачи, но разве можно отвергать хадисы Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и пренебрегать их смыслами по такому поводу?

Говоривший подобное предпочел то сообщение, которое уступает более сильному, и сам не заметил это. Будто он боялся, что версию, которую он послабил, предпочтут хадисоведы и захотел изначально аннулировать смысл этого сообщения, чтобы оно не стало доводом против него!

После рассмотрения путей хадиса и вывода его большими имамами, стало ясно, что в его цепочке нет места, которое можно было бы послабить, а в том, кто уединился в передаче из его рассказчиков, нет недостатка. Стало очевидным, что достоверное и твердо утвержденное от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, выражение – это фраза: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него».

Не представляется разумным отрицание хадиса, который достиг подобного уровня в своей достоверности, от кого бы оно не исходило, даже если хадис передается единичными цепочками. Кроме тех случаев, когда он противоречит смыслам аятов Книги Аллаха или сообщениям, более достоверным чем он, или тому, что относится к основам этого.

Тот же, кто приготовил речь о непринятии такого выражения и не привел ни коранический аят, который бы мог противоречить его смыслу, ни хадис, достоверность которого была бы сильнее, ни даже хадис, цепочка которого слабее его, ни аргумент, относящийся к этим двум основам (Коран и Сунна), то слова такого не принимаются. Наоборот же, аяты Корана подтверждают смысл версии с цепочкой, которая является сильной по методологии хадисоведов и, достоверности которой так боятся отдельные люди, что готовы изобиловать словами дабы не принять его, как хадис Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. 

Такими аятами являются, например, слова Всевышнего: «Он – Первый и Последний, Явный и Скрытый[50]. Указание аята в том, что Аллах является первым и Его описание этим означает, что не было ничего до Него, и не было ничего вместе с Ним, ведь если было иначе, то первичность Аллаха не осуществилась бы на деле для Него одного, то есть Аллах Один и не было ничего кроме Него. Так же аят: «Затем, «истава» (возвысился) над Троном»[51]. Осведомил Он (Славный и Высочайший), что «истава» над Троном после того, как не был «истава» над ним, иными словами Его «истава» случилось после того, как этого «истава» не было, вопреки убеждениям тех, кто говорит о предвечности возвышенности Аллаха над Троном. Ведь если был Господь и не было Трона, то все, что помимо Трона тем более не существовало. Следует отсюда, что был Аллах и не было ничего, кроме Него.

Ответы на сомнения

Могут сказать: «Разве большинство хадисоведов не передают этот хадис выражением «Был Аллах и не было ничего до Него?». Как же вы утверждаете, что это выражение уступает по силе другому.

Я отвечу: «Ибн Таймийя, да помилует его Аллах, сказал: «Большинство приверженцев школы «ахлюль-хадис» передают это сообщение выражением «Был Аллах и не было ничего до Него», например аль-Хумейди, аль-Багави, ибн аль-Асир и другие»[52].

Так сказал он, да помилует его Аллах и простит ему, и это требует внимательного анализа.

Аль-Хумейди в «Аль-Джам бейна ас-сахихейн»[53], аль-Багави в «Масабихус-сунна»[54], ибн аль-Асир в «Джамиуль-усуль»[55], а также аль-Хатыб ат-Тибризи в «Мишкатуль-масабих»[56] сообщили этот хадис с таким выражением только ради упоминания, а не передали его как версию хадиса.

Эти ученые взяли данное выражение из «Сахих аль-Бухари» (из главы Единобожия) произвольно, и обменивались им между собой в своих книгах, но не передавали его вместе с цепочками до самих себя. Передачи сообщений усиливаются только количеством его путей и звеньев, которые приходят в книгах об источниках хадисов, но никак не упоминанием некоторыми авторами какой-либо версии, почерпнутой из справочных материалов.

Сведущий в путях передачи хадиса, упомянутых выше, воочию убедился, что большинство передатчиков из числа хадисоведов передают хадис не этим выражением: пять человек от аль-Амаша, семь от аль-Масуди, а что касается этой фразы («Был Аллах и не было ничего до Него»), которую выдают, как нечто передающееся большинством хадисоведов, то в его передаче уединилось двое от аль-Амаша, без того, что бы он передал его дальше, и ни один человек от аль-Масуди, который был современником аль-Амаша. Так будь же внимателен!

Таким образом стало известным, что утверждение о том, что это выражение передается большинством просто ошибка и нет у него основы в реальности.

Важнейшие итоги исследования

В конце этого исследования я вкратце дам важнейшие выводы, к которым я пришел.

— хадис Имрана ибн Хусайна от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, что он сказал: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него» — достоверен, передает его аль-Бухари и другие.

— этот хадис передается в «Сахих аль-Бухари» через два пути с двумя выражениями: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него» и «Был Аллах и не было ничего до Него», и большинство ученых посчитало их смыслы правильными.

— те, кто отнес версию «Был Аллах и не было ничего вместе с Ним» к «Сахих аль-Бухари» ошибся.

— если две версии хадиса различаются, то ученые по хадису отдают предпочтение одной из них за счет количества путей передачи и силы памяти передатчиков, и не принимаются в расчет справочные материалы, в которых упоминается та или иная версия.

— самое сильное из всех выражений это версия со словами: «Был Аллах и не было ничего, кроме Него».

— тот, кто посчитал предпочтительным версию «Был Аллах и не было ничего до Него» ошибся, однако в действительности эта версия из раздела передачи по смыслу.

— священные коранические аяты и слова ученых подтверждают версию, которая сильнее остальных согласно науке о хадисах («Был Аллах и не было ничего, кроме Него»).

— Ибн Таймийя, да помилует его Аллах, аннулировал смысл хадиса опираясь на то, что он не передается таватуром, а является единичной передачей.

 

Сноски:

[1] См. «Маратибуль-Иджма» Ибн Хазм, (стр. 167).

[2] «Иджма» — вид доказательства исламского права, означающий единогласие мусульманский общине по тому или иному вопросу.

[3] См. «Накд маратибиль-иджма» Ибн Таймийи (стр. 168).

[4] «Шарх акыдати-т-Тахавия» (1/115).

[5] «Саляф» — поколение мусульман времен Пророка, его сподвижников и их последователей (первые три поколения).

[6] «Халяф» — поколение мусульман после третьего поколения.

[7] Указание того, откуда берется эта версия придет далее.

[8] Указание того, откуда берется эта версия придет далее.

[9] Аббас ибн Мухаммад ибн Хатим ад-Даури – имам, хадисовед, критик хадисов, доверенный, прозванный Абу аль-Фадль, относится к школе «приверженцев хадиса», сподвижник имама Ахмада ибн Ханбала, Яхьи ибн Маина и других.

[10] Ибн Хаджар, «Тахзибуль-тахзиб» (127/11).

[11] «Сахих аль-Бухари» (5/370), «Китабу-ш-Шурут», глава о ситуациях, когда продавец при продаже верхового животного обусловливает использование его на свои нужды перед тем, как передать покупателю. Что касается первого варианта, то он сообщает об условии добраться на верблюде до Медины, которое поставил Джабир при продаже этого верблюда. Касательно же второго варианта, то в нем Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, одалживает Джабиру верблюда, после покупки данного животного у него (чтобы Джабир добрался до Медины) без того, что поставить это условием торговой сделки.

[12] «Ахлюль-хадис» — направление исламской мысли, отличающееся заботой о хадисах Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и образованное учеными в начале Ислама. 

[13] «Фатхуль-Бари» (5/376).

[14] «Вопросы ас-Сильми для ад-Даракутни» (стр. 154); «Ан-Нукат аля китаб ибн ас-Салях» ибн Хаджара (2/689).

[15] «Ан-Нукат аля китаб ибн ас-Салях» ибн Хаджара (стр. 778).

[16] «Мутаватир» — широкоэтапные передачи, звенья которого состоят из такого количества передатчиков, что они обрубают любую вероятность сговора передатчиков на лжи в рассказе данного хадиса. Такой вид хадисов дает 100%-ую категоричную достоверность и отрицающий их выходит из Ислама.

[17] «Накду маратибиль-иджма» Ибн Таймийи (стр. 168-170).

[18] «Фатхуль-Бари» (13/410).

[19] Хафс ибн Гияс ибн Тальк ибн Муавия ан-Нахаи аль-Куфи (117-195), удостоверил его ибн Маин, ибн Са’д, аль-Аджали и другие. Имам Ахмад и ибн Са’д отнесли его в «мудаллисам». Сказал Абу Зур’а: «Его память ухудшилась после того как он был назначен судьей». Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, факих, его память немного ухудшилась в конце жизни» («Тахзибу-т-тахзиб, 2/415-418; «Такрибут-тахзиб», стр. 163). Его версию передал аль-Бухари в главе «Начало творения» (6/286), в издании «Дарур-Райан» (6/331), аль-Басави в «аль-Ма’арифа ват-Тарих» (3/195), аль-Байхаки в «аль-И’тикад», (стр. 55), ибн Асакир в «Табйиин казб-аль-муфтари» (стр. 66).

[20] Абдульмалик ибн Маан ибн Абдуррахман ибн Абдулла ибн Масуд аль-Куфи, передавал от аль-Амаша и других, удостоверил его ибн Маин и аль-Аджали. И сказал ибн Хаджар: «достоверный» («Тахзибут-тахзиб» 6/425; «Такрибут-тахзиб» стр. 3665), его версию передает ибн Хиббан в своем «Сахих» («Аль-Ихсан фи тартиб сахих ибн Хиббан» ибн Бальбана (14/7).

[21] Абу Бакр ибн Ияш аль-Куфи аль-Мукри (100-193). Сказал Ахмад: «Достоверный, возможно ошибался». Сказал аль-Аджали: «Доверенный, ошибался». Сказал аль-Хаким абу Ахмад: «Не является хафизом у них». Послаблял его ибн Нумайр. Ибн Хаджар сказал: «Доверенный, много поклонялся, ухудшилась память в старости, имел свой «Сахих»». («Тахзибут-тахзиб» 12/34-37; «Такрибут-тахзиб» стр. 624). Его версию передает ат-Табарани в «аль-Муджам аль-Кабир» 18/203, Мухаммад ибн Усман ибн Аби Шайба в «аль-Арш», номер 1.

[22] Мухаммад ибн Убайд ибн Абу Умайа ат-Танафаси аль-Куфи (124-204), удостоверил его ибн Маин, ан-Насаи, ад-Даракутни и другие. Сказал Ахмад: «Ошибался и не возвращался от своей ошибки», сказал ибн Хаджар: «Доверенный» («Тахзибут-тахзиб» 9/327-329; «Такрибут-тахзиб», стр. 495). Его версию передал ат-Табарани в «аль-Муджам аль-Кабир» 18/204.

[23] Ибрахим ибн Мухаммад ибн аль-Харис аз-Зари аль-Куфи, (ум. 186), удостоверил его ибн Маин, ан-Насаи, Абу Хатим и другие. Сказал ибн Са’д: «Доверенный, много ошибался в своих хадисах». Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, хафиз» («Тахзибу-тахзиб» 1/151-153; «Такрибут-тахзиб» стр. 92). Его версию передал ат-Тахави в толковании на «Мушкилюль-Асар» (14/301), ат-Табарани в «аль-Муджам аль-Кабир» (18/205), Усман ад-Дарими в «ар-Радду аля аль-Джахмия» (стр. 10-11), Усман ад-Дарими в «ар-Радду аля Бишр аль-Мариси» (стр. 87), аль-Аджури в «аш-Шариа» (стр. 177), аль-Байхаки в «аль-Асма ва-с-Сыфат» (стр. 378), ибн Манда в «ат-Таухид» (1/83), Абу аль-Касим аль-Асбахани в «аль-Худжа» (2/85-86), ибн Асакир в «Табйиин казб аль-муфтари» (стр. 66), и аль-Фирьяби в «аль-Кадар» (номер 82).

[24] Сулейман ибн Михран аль-Амаш аль-Куфи (61-147), сказал аль-Аджали и ан-Насаи: «Доверенный». Единогласны имамы на его достоверности и предводительстве. Ибн Хиббан описал его как мудаллиса. Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, хафиз, специалист по рецитациям Корана, богобоязненный, но делал тадлис. («Тахзибу-т-тахзиб» 4/222-226; «Такрибут-тахзиб» стр. 254).

[25] Джами ибн Шаддад аль-Мухарибий аль-Куфи, (ум. 118), удостоверили его Ибн Маин, Абу Хатим, ан-Насаи и другие. Сказал Якуб ибн Суфьян: «Доверенный, твёрдо знающий, что передает», сказал ибн Хаджар: «Достоверный» («Тахзибу-т-тахзиб» 2/56-57; «Такрибут-тахзиб», стр. 137)

[26] Сафван ибн Махраз аль-Мазини или аль-Бахили, (ум. 74). Сказал о нем Абу Хатим: «Достойный», удостоверили его ибн Са’д и аль-Аджалий, упомянул его ибн Хиббан в «ас-Сикат», сказав: «Был из числа много поклоняющихся», сказал ибн Хаджар: «Доверенный, много поклоняющийся» («Тахзибут-тахзиб» 4/430-431; «Такрибут-тахзиб» стр. 277).

[27] Имран ибн Хусайн, да будет доволен им Аллах, принял Ислам в год Хайбара, был знаменосцем в день открытия Мекки, умер в Басре в 52 году, Хасан аль-Басри клялся Аллахом, что не прибывало в Басру лучше всадника, чем Имран ибн Хусайн, подобное сказал и ибн Сирин. («Тахзибут-тахзиб» 8/125-126).

[28] Абу Хамза ас-Сакрий – Мухаммад ибн Маймун аль-Марвази, (ум. 167), сказал о нем ибн аль-Мубарак: «Записывал правильно», сказал Ахмад: «В его хадисах нет проблем, по моему мнению», удостоверял его ибн Маин, ат-Тирмизи, ан-Насаи, сказали ибн Абдульбарр: «Не силен», сказал ибн Хаджар: «Доверенный, достойный» («Тахзибуль-камаль» аль-Миззи, толкование доктора Башшара Аввада Мааруф 26/544-549, «Тахзибут-тахзиб» 9/486-487, «Такрибут-тахзиб» стр. 510). Его версию передает аль-Бухари в своем «Сахих» в книге Единобожия, 13/403, в издательстве «Дарур-Райан» (13/414-415), Ибн Манда в «Ат-Таухид» (1/84).

[29] Шайбан ибн Абдуррахман ан-Нахави аль-Басри аль-Куфи, (ум. 164), удостоверил его ибн Маин, ибн Са’д, аль-Аджали, ан-Насаи, сказал Абу Хатим: «Его хадисы хорошие, исправные, их можно записывать». Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, написал книгу» («Тахзибут-тахзиб», 4/373-374, «Такрибут-тахзиб» стр. 269), его версию передал Ибн Хиббан как это пришло в «Аль-Ихсан фи тартиб сахих ибн Хиббан» (14/11), аль-Байхаки в «Ас-Сунан» (9/2) и ибн Асакир в «Табйиин казб аль-муфтари» (стр. 65).

[30] Мухаммад ибн Хазим аль-Куфи (113-194), его удостоверил аль-Аджали, Якуб ибн Шайба, сказал ан-Насаи: «Достоверен, когда передает от аль-Амаша», сказал имам Ахмад: «Абу Муавия самый сильный памятью из друзей аль-Амаша… вместе с тем что Абу Муавия ошибается в хадисе от него», сказал ибн Хаджар: «Доверенный, лучше всех заучил хадисы от аль-Амаша, но ошибался в хадисах от других» («Аль-Иляль ва ма’рифату-р-риджаль лиль имам Ахмад», 1/541, номер текста 1281; «Тахзибут-тахзиб» 9/137-139; «Такрибут-тахзиб» стр. 475). Передал его версию имам Ахмад в своем «Муснаде» (4/431), ат-Табари в «ат-Тарих» (1/38), ат-Тахави в толковании «Мушкилюль-асар» (14/300), Абу Шейх в «аль-Азама» (2/571) и аль-Фирьяби в «Аль-Кадар» (номер 83).

[31] Аль-Фирьяби в «Аль-Кадар» (номер 84).

[32] Халид ибн аль-Харис аль-Худжайми аль-Басри (120-186), сказал Ахмад: «Был предельно точен в передаче хадисов в Басре». Удостоверил его также ибн Са’д, Абу Хатим, ан-Насаи. Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, точный в передаче» («Тахзибут-тахзиб» 3/82-83; «Такрибут-тахзиб» стр.186). Его версию передает ан-Насаи в «ас-Сунан аль-Кубра» в тафсире суры «Худ» (6/363). Также в его тафсире (1/584). И он также из передатчиков от аль-Масуди до того, как тот стал путаться. См. «Кавакиб-Ниран» ибн аль-Кияля (стр. 293).

[33] Ан-Надр ибн Шумайль аль-Мазини аль-Басри (123-203), удостоверяли его ибн аль-Мадини, ибн Маин и ан-Насаи. Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, точен в передаче» («Тахзибут-тахзиб» 10/437-438), «Такрибут-тахзиб» стр. 562). Его версию передает ат-Табари в своем тафсире (12/4), в «ат-Тарих» (1/38), он является передатчиком от аль-Масуди перед тем, как тот стал путаться. См. «Кавакиб-Ниран» (стр. 295).

[34] Усман ибн Умар ибн Фарис аль-Басри, (ум. 209), удостоверил его имам Ахмад, ибн Маин, ибн Саад и аль-Аджали. Сказал Абу Хатим: «Садук (уровень достоверности четвертой степени в науке о хадисах), а Яхья ибн Саид не был им доволен». Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, но Яхья ибн Саид не был им доволен» («Тахзибу-т-тахзиб» 7/142-143, «Такрибут-тахзиб» стр. 385). Его версию передал ат-Тахави соединенной с версией Абу Дауда ат-Таяляси в толковании «Мушкилюль-асар» (14/301-302), и он (Усман ибн Умар) из передатчиков от аль-Масуди до путаницы последнего. См. «Кавакиб-Ниран» (стр. 294).

[35] Рух ибн Аббада, (ум. 207), удостоверили его ибн Маин и аль-Баззар, сказал ибн Саад: «Был доверенным, ин ша Аллах». Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, достойный» («Тахзибут-тахзиб», 3/293-296; «Такрибут-тахзиб», стр. 211). Его версию передал ибн Хузейма в «ат-Таухид» (стр. 376) по двум путям от него. Передал его так же аль-Хаким в «аль-Мустадрак» (2/341) по другому пути, в нем «от Сафвана ибн Михраза от Бурайда», однако версия ибн Хузеймы и аль-Хакима не мешают друг другу, потому что они передаются разными путями и эта версия сильнее.

[36] Сулейман ибн Дауд ибн аль-Джаруд аль-Басри (132-204), удостоверил его имам Ахмад, Амр ибн Али аль-Фалляс, аль-Аджали и ан-Насаи. Ибн Са’д сказал: «Был достоверным и возможно ошибался». Сказал Абу Хатим: «Садук, много ошибался», Язид ибн Зурай и аз-Захаби обвиняли его в «тадлисе». Сказал ибн Хаджар: «Достоверный, хафиз, ошибался в хадисах» («Тахзибут-тахзиб», 4/182-186; «Такрибут-тахзиб» стр. 250). Его версию передает ат-Тахави в толковании «Мушкилюль-асар» (14/301/302). Он из передатчиков от аль-Масуди после того, как тот стал путаться («Кавакиб-ниран», стр. 288, 289). Возможно он слышал от него до путаницы и после, потому что эта его версия соответствует версии тех, кто передавал от аль-Масуди до того, как он стал путаться.

[37] Абдуррахман ибн Абдуллах ибн Утба ибн Абдуллах ибн Масуд, (ум. 160), удостоверил его Ахмад, ибн Маин, Али ибн аль-Мадини, ибн Нумайр, ибн Са’д и аль-Аджали до того, как стал путаться. Сказал ибн Аммар: «Был точным в передаче перед тем, как стал путаться». Сказал ибн Хаджар: «Садук, путался перед смертью» («Тахзибут-тахзиб» 6/210-212; «Такрибут-тахзиб» стр. 344). 

[38] Язид ибн Харун аль-Васаты, (118-206), удостоверял его ибн аль-Мадини, ибн Маин, ибн Хатим и другие. Сказал ибн Хаджар: «Достоверный, четко передающий, много поклоняющийся», («Тахзибут-тахзиб», 11/366-369; «Такрибут-тахзиб» стр. 606). Версию его передает Абу аш-Шайх в книге «аль-Азама» (2/575). Он из передатчиков от аль-Масуди после его путаницы («Кавакиб-ниран», стр. 288, 297).

[39] Абдуллах ибн Язид аль-Адави аль-Мукри аль-Басри аль-Макки (ум. 213), прожил почти 100 лет. Удостоверял его ибн Са’д, ан-Насаи и ибн Кани, упомянул его ибн Хиббан в «Сикат», сказал аль-Халили: «доверенный, уединялся в передаче хадисов». Сказал Абу Хатим: «садук». Сказал ибн Хаджар: «Доверенный, достойный» («Тахзибут-тахзиб» 6/83-84; «Такрибут-тахзиб» стр. 330). Его версию передает Абу аш-Шайх в книге «аль-Азама» 2/577).

[40] «Асадуль-габа» Ибн Хаджара (5/9); «Аль-Исаба» ибн Хаджара (6/225).

[41] Мнение ибн Хаджара о нем, когда он сказал: «Лучше всех заучил хадис аль-Амаша», как предшествовало в его биографии, не считаются тем, что способно предпочесть версию Абу Муавии над версией других по двум причинам: 1) Ибн Хаджар не передает свое мнение от кого-либо из первых мухаддисов-критиков, затем оно противоречит словам имама Ахмада, да помилует его Аллах, об Абу Муавии, которые гласят, что Абу Муавия лучше всех заучил хадисы аль-Амаша, но вместе с этим ошибался в его хадисах, все это уже было указано в его биографии. 2) Только Абу Муавия передает это выражение и ни один из семи передатчиков, которые участвуют с ним в передаче основной истории хадиса, не усиливают его это выражение. В добавок ко всему, если мы возьмем его выражение, то ведь оно будет доводом большинства ученых в том, что Аллах был до каждой вещи, а это исключает существование нечто иного вместе с Аллахом. Но не так дело обстоит с версией: «Был Аллах и не было ничего до Него», которая исключает существование чего-либо до Аллаха, но не исключает существование чего-либо вместе с Ним.  

[42] «Сунан» ат-Тирмизи (5/269), толкование суры Худ.

[43] «Аль-Ихсан фи такриб сахих ибн Хиббан» (14/7-10).

[44] «Аль-Асма вас-сыфат» аль-Байхаки (стр. 365-376), и нечто подобное в аль-Итикад того же аль-Байхаки, где он добавил: «и все это не является Господом» (стр. 56).

[45] «Шуабуль-иман» аль-Байхаки (1/143).

[46] «Ат-Тамхид» Ибн Абдульбарра (7/136).

[47] «Шарху-с-Сунна» аль-Багави (1/179).

[48] «Маратибуль Иджма» ибн Хазма (стр. 193), в другом издании 167.

[49] Многоэтапная передача в каждом звене, дающая 100% достоверность таким образом, что передатчики не могут сойтись во лжи.

[50] Сура «Железо», аят 3.

[51] Сура «Железо», аят 4.

[52] «Баян тальбис аль-джахмия» ибн Теймия (1/589); «Маджму фатава» ибн Теймия (18/216); «Маджмуату-р-расаиль валь-масаиль» ибн Теймия (5/353).

[53] 1/353.

[54] 4/16-17.

[55] 4/15.

[56] 3/1588.

Похожие материалы