Иззуддин ибн Абдуссалам — «Султан ученых»

Шейх уль-Ислам, имам Абу Мухаммад, Иззуддин, Абдулазиз ибн Абдуссалям ибн Абиль-Касим ибн Хасан ибн Мухаммад ас-Сулями ад-Димашки аш-Шафии

Ибн Абдуссалам родился в 577 году хиджры. Его прозвали «султаном учёных» за знания и авторитет. Он оказал такое влияние на исламский мир, какое оказал мало кто из учёных.

Нищий сирота, которому негде было даже переночевать, достиг того, что ему не осмеливались перечить правители, перед которыми трепетал весь мир, так как одного его слова хватило бы, чтобы сместить их с трона. Любовь народа была к нему столь велика, что когда он покидал Каир из-за того, что правитель отказался исполнить вынесенное им решение, весь город последовал за ним, и правителю пришлось самому поскакать за ним и упрашивать вернуться. 

Султан Бейбарс, предводитель войска, победивший непобедимых доселе татаро-монголов, после смерти Ибн Абдусалама сказал одному из своих приближённых: «Лишь теперь моё положение на троне упрочилось, так как одного слова этого человека хватило бы, чтобы народ лишил меня трона». 

Его отец был очень бедным человеком, поэтому в детстве ему пришлось перенести очень много трудностей и лишений. Ещё будучи ребёнком, он остался сиротой без крыши над головой и средств к существованию и в поисках выхода из сложившейся ситуации решил отправиться в мечеть. Известный учёный Фахруддин ибн Асакир помог ему и устроил работать сторожем в мечети, за что Ибн Абдуссалам получал пропитание. В дальнейшем, заметив его безудержную тягу к изучению наук, Ибн Асакир оказывал ему всяческую моральную и материальную помощь на пути обретения знаний. По прошествии нескольких лет благодаря своим познаниям и аскетизму никому не известный нищий мальчик превратился в популярного в исламском мире учёного.

Он был вдохновителем джихада против татаро-монгольского нашествия. Уже пали Багдад и Дамаск от рук внука Чингисхана, был убит последний халиф исламского мира и всё его семейство, и положен конец халифату. Полчища воинов, не знающих жалости и страха, вырезали целые города. В одном только Багдаде было уничтожено более миллиона человек. Исламская цивилизация находилась на грани уничтожения. Казалось, не было в мире силы, которая была бы в состоянии противостоять монголам. Ибн Абдуссаламу было предначертано сыграть великую роль в то опаснейшее для исламской цивилизации время. Он призвал мусульман к священной войне и произнёс знаменитые слова: «Выходите на джихад! Я гарантирую, что Аллах подарит вам победу». Его призыву вняли правители и народ Египта. С его одобрения был смещён правитель династии Айюбидов, который был слаб и не способен противостоять монголам, и правителем был признан известный воин Кутуз. Когда султан Кутуз пожаловался, что для снаряжения войска недостаточно средств, и заявил, что хочет собрать средства с народа, то Ибн Абдуссалам ответил, что это можно сделать лишь после того, как сам султан и все представители правящей верхушки пожертвуют золотые и серебряные украшения для снаряжения войска. И лишь после этого, если их золота и серебра не хватит, можно собрать средства с народа. Его авторитет был столь высок, что никто не осмелился ослушаться, и правящая верхушка принесла всё своё богатство. Было снаряжено сильное войско, и Аллах даровал ему великую победу. 

Ибн Абдуссалам лично принимал участие в сражениях против крестоносцев. В одной из таких битв, видя, что мусульмане терпят поражение, он несколько раз воскликнул: «О, ветер, уничтожь их!» И тут произошло невиданное: ветер подул в сторону крестоносцев и разбил их корабли. Многие из них утонули, и Аллах даровал победу мусульманам. Увидев это, один из мусульман воскликнул: «Хвала Аллаху, показавшему нам в умме Мухаммада (мир ему и благословение) человека, которому подчинился ветер».

Годы учёбы, учителя и ученики имама

Бедность и нищета не стали для Иззуддина бин Абдуссалама помехой на пути к знаниям.

Имам рассказал: «В течение 30 лет я не засыпал до тех пор, пока не повторял про себя все известные мне разделы по фикху (абвабуль ахкам)».

Он имел незаурядные способности, острый ум и любовь к знаниям, был блестящим оратором, долгое время читал проповеди в большой мечети Бану Уммайя (Большая Омейядская мечеть) в Дамаске и был верховным судьёй Египта.

Имам Ибн Абдуссалам – правовед, авторитет в самых различных областях научных знаний, автор десятков книг, которые до сих пор пользуются популярностью. Он был учёным в таких науках, как тафсир (толкование Корана), хадис, акыда (вероучение), фикх (юриспруденция), усуль уль-фикх (основы юриспруденции). Имам был литератором и поэтом, его перу принадлежат прекрасные стихи.

Его известные учителя:

Фахруддин Ибн Асакир, Сайфуддин аль-Амиди, Абу Мухаммад Касим ибн Асакир, Ханбаль ибн Абдуллах, Абдуллатиф ибн Исмаил, Абдуль Хамид аль-Харситани, Абул Хасан Ахмад бин аль-Мавазини, Абу Тахир аль-Хашу’и, Умар бин Мухаммад ас-Сахраварди.

Чтобы поучиться у имама и получить у него знания, люди приходили из разных городов не только Египта, но и всего халифата. У него училось великое множество крупных учёных, которых просто не счесть.

К числу наиболее известных учеников имама относятся: 

Ибн Дакик аль-Ид, Абу Шама аль-Макдиси, Шихабуддин аль-Карафи, Шарафуддин ад-Димьяти, Ахмад бин Фарах аль-Ашбили, Абуль-Хасан аль-Бунини, Таджуддин Абдуль-Ваххаб бин Халаф ибн бинт аль-А′азз.

Ибн Абдуссалам оставил после себя более 30 книг и сочинений в таких науках, как тафсир, хадис, вероучение, юриспруденция, основы юриспруденции, этика, и каждая из его книг ценнее другой.

Наиболее известные и значимые труды имама: «Тафсир аль Азим» («Большой тафсир»), «Каваиду аль-ахкам» («Основы права»), «Фарк байналь иман валь Ислам» («Разница между иманом и Исламом»), «Фатава», «Бидаяту ар-Расул» («Жизнеописание Пророка»), «Аль-Джихад ва фадаилуху» («Джихад и его значение»), «Ахвалу ан-Нас явмаль кияма» («Состояние людей в Судный день»).

Храбрость и жёсткость имама

Шейх выступал с осуждением тех, кто отвергал сунну, тех, кто следовал лжи и нововведениям в религии. Так, он выступил против таких нововведений, как молитвы «ар-Рагаиб» и молитвы середины месяца Ша’бан, а также против ряда других вымышленных нововведений, которые не были завещаны ни Пророком (да благословит его Аллах и приветствует), ни его сподвижниками. 

Иззуддин бин Абдуссалам был готов не только словом, но и делом защитить Ислам. Знаток наук и учёный, он с оружием в руках выступил против крестоносцев у Дамиетты, напавших на территорию мусульман. В этот критический для мусульман момент он стал источником идеологического и патриотического вдохновения. Во время одного из сражений, когда мусульмане сошлись с крестоносцами, шейх присутствовал на поле битвы.

Имам ибн Абдуссалам также резко критиковал тех правителей, которые позволяли себе нарушать законы шариата, ущемлять права народа. Шейх мог резко высказаться о правителях, выступая с минбара во время пятничной проповеди, не боясь понести наказание за свою дерзость. 

Наиболее ярким примером ведения им истинного джихада является порицание, высказанное имамом в отношении султана Салиха Исмаила, решившего сдать город Сайда крестоносцам и призвавшего их на помощь. Имам обрушился с критикой на султана, жестоко осудил его решение и прекратил молиться за него по пятницам. Разозлённый султан посадил имама в тюрьму, а потом заставил покинуть Дамаск. На пути в Египет к имаму прибыл посланец султана, заявивший, что если он явится и поцелует руку правителя, последний простит ибн Абуссалама. Выслушав гонца, имам с улыбкой на лице ответил: «Бедные. Я не соглашусь даже на то, чтобы он поцеловал мою руку, а не то чтобы целовать его». 

Учёные-богословы Египта радушно встретили изгнанника. Шейх начал вести лекции и уроки в самом крупном на тот момент просветительском центре Египта – мечети ‘Амра ибн аль-‘Аса, а вскоре был назначен верховным судьёй страны.

Имам аль-Яфии (ум. в 768 г. х.) сообщил в книге «Миръатуль Джинан»: «Имам аль-Изз был горой имана, не боялся ни султана, ни правителя, неукоснительно следовал приказам Аллаха и Пророка (мир ему и благословение Аллаха), а также повелениям шариата».

Автор книги «Мифтаху Саада» Ат-Ташкубри Зада (ум. в 968 г. х.) описал его следующим образом: «Он говорил истину, и не брали его ни мягкость, ни страх в этом деле. Обращался к правителям по имени, когда другие целовали им руки».

Имам Таджуддин ас-Субки (ум. в 771 г. х.) передал в «Табакат аш-Шафийя» со ссылкой на Абуль-Хасана аль-Баджи: (ум. в 714 г. х.): «В один из праздников имам аль-Изз зашёл в крепость к правителю Египта и увидел, что он сидит роскошном наряде, как это принято у правителей Египта, а перед ним выстроились его войска и подчинённые разных чинов. Когда окружение султана принялось целовать руку правителю, имам ибн Абдуссалам, обратившись к нему, воскликнул: «О Айюб, что ты скажешь своему Господу, когда Он в Судный день спросит тебя: «Разве не даровал Я тебе власть над Египтом? А ты позволил продавать спиртное». Правитель спросил: «Происходит ли такое?» Имам ответил: «Да, в такой-то и такой-то лавке продаётся спиртное и прочее порицаемое, в то время как ты наслаждаешься благодатью богатства». Правитель, обратившись к имаму, ответил: «О господин, не я допустил такое, этот порядок существует ещё со времён моего отца». «Ты подобен тем, кто сказал: «Воистину, мы нашли своих отцов на этом пути, и мы верно следуем по их стопам» (Коран, 43:22), – ответил ему шейх. После этого правитель распорядился закрыть ту лавку.

Когда имам вернулся домой, я спросил его, не боялся ли он султана, на что он ответил: «Когда я подумал о могуществе Аллаха, султан показался мне не более, чем маленьким котом»».

Нравственные качества имама

Судья Бадруддин ибн Джамаа рассказал, что однажды жена имама передала своему мужу немного денег на покупку небольшого сада, где они могли бы временами отдыхать. Шейх раздал эти деньги нуждающимся, которых он встретил по дороге. Когда он вернулся домой, жена спросила его: «О мой господин, купил ли ты нам сад?». Он ответил: «Да, купил, но в Раю. Поистине, я встретил более нуждающихся людей и раздал им деньги», и эти его слова жена восприняла с благодарностью».

Как сообщил ас-Суюти (ум. в 911 г. х.), однажды Иззуддин бин Абдуссалам издал фетву, которую впоследствии он посчитал ошибочной. Чтобы исправить ошибку, он приказал возвестить с минаретов мечети, на рынке и во всех местах скопления людей, что такая-то его фетва неверна.

Рассказывают, что когда имам находился при смерти, султан Египта аз-Захир Бейбарс отправил к нему человека с просьбой назначить после себя судьёй его сына, однако имам отказался, сказав, что наиболее достойным после себя видит Таджу ад-Дина ибн бинт аль-А′азаза.

Козни недругов имама

Правитель Сирии султан Аль-Малик Ашраф Муса, который много слышал о глубоких познаниях и религиозности Ибн Абдуссалама, очень уважал и хвалил его. Но сколько бы султан ни просил имама посетить его во дворце, он не отвечал на его приглашения. В то время приближёнными султана были некие псевдоучёные, причислявшие себя к ханбалитскому мазхабу, с которыми он был знаком с детства. Они следовали ошибочным взглядам, но убедили султана, что находятся на истинном пути и что только их мнение соответствует убеждениям предыдущих имамов, в особенности, имама Ахмада бин Ханбаля и его приверженцев. 

Этим заблудшим людям удалось уверить султана в том, что всякий, чьи убеждения противоречат их учению, является заблудшим и, более того, неверным (кяфиром). Зная всё это, завистники, которые невзлюбили Ибн Абдуссалама, решили очернить его в глазах султана. В один из дней священного месяца Рамазан они отправились к имаму с вопросами. Хотя имама и предупреждали об их интригах, кознях и грязных целях, он всё же решил стойко перенести испытание и не стал скрывать истину. 

Написав ответы на их вопросы, он вручил им письмо. Они же, зная, какой гнев вызовет у султана это письмо, с великой радостью поспешили к нему. В тот вечер во дворец на ужин к султану было приглашено множество известных учёных Сирии, и письмо принесли прямо к столу. Прочитав его, султан пришёл в ярость и при всех начал ругать великого имама. Дело дошло до того, что он назвал его кафиром. Присутствовавшие молчали, и никто из учёных не осмелился сказать султану, что ответ Ибн Абдуссалама соответствует истине, и что они согласны с его мнением. Только один из них встал и обратился с просьбой проявить снисходительность к имаму и простить его в этот священный месяц. 

После того как учёные покинули дворец султана, они стали обсуждать произошедшее во дворце. Известный учёный маликитской богословско-правовой школы Ибн Хаджиб, который в своё время был признанным главой учёных этого мазхаба, обратился с возражением и укором к учёным и сказал: «Удивительно – вы все знаете, что вы следуете истинному пути, а те отщепенцы впали в заблуждение, и тем не менее, никто из вас не осмелился высказать это султану. А тот, кто осмелился, начал просить, чтобы султан был снисходителен к имаму и простил его. Но разве имам заблуждался, чтобы нуждаться в его прощении? Ведь убеждения имама – это убеждения, которым следуете вы все, и которым следовало подавляющее большинство ваших предшественников!»

Домашний арест

Он был султаном не только учёных и своим авторитетом превзошёл даже правителей исламского мира своего периода. Одно его слово могло лишить их власти.

После обращения Ибн Хаджиба учёные вынесли фетву, подтверждающую фетву Ибн Абдуссалама, и отправили к султану. Правитель понял ошибочность убеждений противников имама, но всё же не смог простить его за его непоколебимость и дерзость и поставил перед ним следующие условия: 1. имам не должен более издавать фетвы; 2. он не должен с кем-либо встречаться; 3. он не имеет права выходить из дома. 

Когда имаму рассказали об этих условиях, он очень обрадовался, так как считал, что тот, кто выносит фетвы, находится на краю пропасти Ада, и если бы Всевышний не обязывал обладателей знаний разъяснять людям религию, то он никогда бы не стал издавать фетвы. Теперь же посредством указа султана Всевышний избавил его от этой ответственной работы. Известно, что имам на радостях, не найдя в доме чего-либо стоящего, подарил человеку, принёсшему эту весть, свой молитвенный коврик. 

Когда султан узнал о случившемся, он был поражён и воскликнул: «Что же мне сделать с человеком, который воспринимает наказание за благо?!» 

Заступничество Джамалуддина

Но недолго пришлось великому имаму находиться под домашним арестом. Через три дня после указа султана учёный-богослов ханафитского мазхаба Джамалуддин аль-Хусейри, прославленный своими глубокими познаниями и религиозностью, сел на мула и отправился во дворец к султану. Когда султану доложили, что его хочет видеть шейх Джамалуддин, он повелел, чтобы его ввели во дворец верхом, а сам же вышел встречать его и, несмотря на своё высокое положение, помог учёному слезть с мула. 

Султан предложил ему воду, так как наступило время разговенья. Однако учёный ответил ему, что он пришёл не за этим, и обратился к султану с такими словами: «Что же произошло между тобой и Ибн Абдуссаламом? Если бы этот человек находился в Индии или на другом конце света, то султану подобало бы добиваться того, чтобы он поселился в его владениях, дабы султан и его подданные имели возможность обрести его благодать (баракат). В чьих бы владениях он ни находился, правитель того государства должен был бы гордиться тем, что в его стране проживает подобный человек». 

Султан ответил, что у него есть фетвы, вынесенные Ибн Абдуссаламом, которые и явились источником всех этих распрей, и предложил шейху Джамалуддину прочесть их и вынести своё решение, а также пообещал, что последует решению шейха. Когда шейх прочитал ответы Ибн Абдуссалама, он воскликнул: «Всё, что написано в этом письме – истина, и это убеждения мусульман, которым они следуют. Тот же, кто противоречит этим убеждениям, является не кем иным, как ничего не смыслящим в религии ослом!» 

Услышав такой ответ от известного учёного, султан раскаялся в содеянном и пообещал, что добьётся довольства имама. Затем он снял все запреты с имама Ибн Абдуссалама, но издал указ, чтобы никто более не выносил фетвы по вопросам, из-за которых возникли эти разногласия.

Окончательная реабилитация имама

Некоторое время спустя султана Ашрафа посетил его старший брат Камиль, правитель Египта. Камиль сам был учёным, очень уважал учёных мужей и был в подробностях осведомлён о случившемся. Когда султан Камиль услышал от брата о решении, которое он принял, то выразил ему своё недовольство этим решением, ибо тем самым тот препятствовал разъяснению истины. Поняв ошибочность своего решения, султан Ашраф отменил его, таким образом, благодаря стойкости имама восторжествовала истина, а противники были разоблачены. 

После этого случая султан Ашраф до самой смерти с глубоким почтением и уважением относился к имаму Ибн Абдуссаламу, всегда следовал его фетвам и даже стал изучать его книги и другим советовал читать их. 

Когда же султан находился при смерти, он отправил гонца к Ибн Абдуссаламу с приглашением посетить его. На этот раз он ответил на его просьбу. Увидев имама, султан Ашраф несказанно обрадовался, поцеловал его руку и попросил прощения за то, что причинил ему много неприятностей, а также попросил помолиться за него и дать совет, благодаря которому он получил бы пользу в Судный день. Имам ответил ему, что нет ни одной ночи, чтобы он не прощал тех, кто причиняет ему зло, ибо он знает, какое великое вознаграждение ожидает прощающих. Что же касается мольбы, то он и так молится за султана при каждом удобном случае, так как знает, что если султан будет следовать истинному пути, то и все его подданные будут следовать ему. А что касается совета, то он сказал султану: «Я вижу, что ты находишься при смерти, а твои подданные погрязли в грехах. Для тебя не будет ничего лучше, чем встретиться с Аллахом, уничтожив все эти заведения, где совершаются непристойные деяния». Султан приказал сделать это, в результате чего в Сирии были закрыты многие места, где совершались грехи. 

Но в дальнейшем имама ждало множество ещё более тяжёлых испытаний, которые он перенёс с достоинством и стойкостью, благодаря чему его величие признал весь исламский мир, и не только.

Кончина имама (да помилует его Аллах)

Имам Иззуддин ибн Абдуссалам скончался 10 числа Джумада аль-Ула 660 года в возрасте 87 лет, прожив активную и плодотворную жизнь, посвящённую поклонению и распространению знаний. В последние годы своей жизни имам оставил судейство и уединился дома. 

Имам был похоронен утром следующего дня у подножия холма аль-Мукаттам. Проводить имама в последний путь пришло большое количество людей, среди которых был и правитель Шама и Египта, великий султан аз-Захир Бейбарс.

«Сегодня моя власть стала действительно прочной, – сказал султан Бейбарс, взглянув на огромную толпу, собравшуюся на похороны имама, – потому что стоило ему только сказать, и народ быстро лишил бы меня власти».

Печаль от кончины имама охватила и жителей Дамаска, откуда он был родом. 25 числа Джумада аль-Ула в Дамаске после пятничного намаза была совершена поминальная молитва.

Да смилуется над ним Аллах.

Его вероубеждение

Имам Иззуддин ибн Абдуссалам следовал вероубеждению Ахлю Сунна валь-Джама’а, то есть вероубеждению ашаритов. Его учителя, которые были великими имамами, также были ашаритами. Ашаритами были и его ученики, среди которых Шейх уль-Ислам Ибн Дакик аль-Ид, муджаддид 7 столетия хиджры, как его охарактеризовал имам аз-Захаби в книге «Сияр а’лям ан-нубаля», а также имам шафиитов Абу Шама аль-Макдиси, который был учителем Шейха уль-Ислам, имама ан-Навави, а также имам маликитов своего времени Шихабуддин аль-Карафи (да будет доволен Аллах ими всеми). 

Имам Ибн Абдуссалям подтвердил, что практически вся мусульманская умма придерживалась ашаритского (суннитского) вероубеждения, как это передаёт имам Таджуддин ас-Субки (717–771 гг. х.) в книге «Табакат ш-Шафиийя аль-кубра»: «Шейх уль-Ислам Иззуддин ибн Абдуcсалям сказал, что шафииты, маликиты, ханафиты и лучшие из ханабалитов сошлись на ашаритской акыде. И шейх маликитов своего времени Абу Амр ибн аль-Хаджиб и шейх ханафитов Джамалуддин аль-Хусейри согласились с ним». («Табакат аш-Шафиийя аль-кубра», 3/365)

Высказывания учёных о нём

Хафиз Ибн Касир (701–774 гг. х.) сказал: «Абдулазиз ибн Абдуссалам ибн Абуль Касим ибн аль-Хасан ибн Мухаммад ибн аль-Мухаззаб, шейх Иззуддин Абу Мухаммад ас-Сулями ад-Димашки аш-Шафии. Шейх мазхаба, дающий пользу своему роду, автор хороших книг, к которым относятся следующие труды: «Ат-Тафсир», «Ихтисар ан-Нихая», «Аль-Каваид аль-кубра», «Аль-Каваид ас-сугра», «Китаб ас-салат», «Аль-Фатава аль-Мусилиййя» и многие другие. Он родился в 577 или 578 году. Он учился у многих учёных: Фахруддина ибн Асакира и других. Стал искусным в мазхабе и многих науках, дал знания ученикам, преподавал в нескольких медресе в Дамаске и читал там лекции. Затем он переселился в Египет, преподавал и читал лекции в египетских городах, и на нём закончилось главенство мазхаба. К нему начали ходить со всех сторон света за фетвами. Он был мягок, остроумен и приводил доводы в стихотворной форме. Он умер десятого числа месяца Джумада аль-Ула, ему было восемьдесят с лишним лет, его похоронили на следующий день на склоне горы аль-Мукатам. На его джаназа присутствовал султан аз-Захир и много людей. Да смилуется над ним Аллах». («Аль-Бидая ва ан-Нихая», 3/235)

Шейх уль-Ислам, имам ан-Навави (631–676 г. х.) сказал о нём: «Шейх и имам, чьё величие, владение различными науками и достоинство признаны единогласно, Абу Мухаммад Абдулазиз ибн Абдуссалям». («Тахзиб аль-асмаъ валь-лугъат», 3/22)

Имам Таджуддин ас-Субки (717–771 гг. х.) сказал о нём: «Шейх Ислама и мусульман (Шайх-уль-Ислям валь-муслимин), один из величайших имамов, «правитель» учёных, имам своего века. Он повелевал творить благое и порицал греховное, владел тонкостями Шариата и знал его таинства, понимал смысл и значение Шариата. Не видали подобного ему и не видали того, кто видел равного ему в знаниях, богобоязненности, смелости в защите правды, храбрости, твёрдости духа и в красноречии».

Шейх уль-Ислам Ибн Дакик аль-Ид (625–702 гг. х.) сказал: «Ибн Абдуссалам был одним из повелителей (султанов) учёных». («Табакат аш-Шафиийя аль-кубра»)

Имам Ибн аль-Хаджиб аль-Малики (570–646 гг. х.): «Ибн Абдуссалам более знающий, чем Аль-Газали». («Табакат аш-Шафиийя аль-кубра»)

Имам Абу Шама аль-Макдиси (599–665 гг. х.) сказал: «Шейх являлся наиболее достойным кандидатом в проповедники и имамы. Поистине, он устранил большое количество новшеств, которых придерживались прежние проповедники, такие, как стук мечом о минбар (трибуну) и многие другие. Он объявил недействительными два намаза – намаз Рагаиб и намаз середины Ша’бана – и запретил их». («Табакат аш-Шафиийя аль-кубра»)

Великий праведник, имам Абуль-Хасан аш-Шазали (571–656 гг. х.) сказал: «Нет ни одного собрания фикха лучше, чем собрания Иззуддина ибн Абдуссалама». (Ас-Суюти, «Хуснуль мухазарат фи ахбари Мисри ва Кахира», 1/101)

Хафиз Абдул-Азым аль-Мунзири (581–656 гг. х.) сказал: «Мы выносили фетвы до прибытия Иззуддина, а после же его прибытия выносить фетвы стал он один».

Имам Абу Бакр ибн Масди аль-Андалуси (559–663 гг. х.) сказал: «Один из факихов этого мазхаба и из тех людей, которые вывели второстепенное (фуру’) из первостепенного (усуль) и классифицировали. Он был главой факихов своей страны». («Тарих улямаи Багдад», стр. 105)

Хафиз аз-Захаби (673–748 гг. х.) сказал: «Он достиг степени иджтихада, и на нём завершилось главенство в мазхабе. [Он обладал] аскетизмом и набожностью, повелевал творить благое, запрещал порицаемое и [был] твёрд в религии». («Аль-Ибару фи ахбари ман Гаяра», 5/260)

Имам Фахруддин ибн Шакир аль-Катаби (686–764 гг. х.) сказал: «Шейх уль-Ислам, последний из выдающихся, шейх Иззуддин… слушал уроки… стал факихом… давал уроки и издавал фетвы. Был умелым в мазхабе и достиг степени иджтихада. К нему из разных стран стремились люди, требующие знаний. С его помощью получили образование большие имамы, ему принадлежат правильные фетвы. Он был набожным, поклонялся, повелевал творить благое и запрещал порицаемое. Он не боялся порицания, когда дело касалось религии Аллаха». («Фават аль-Вафият», 1/594-595)

Имам аль-Яфии (698–768 гг. х.) сказал о нём: «Султан учёных и выдающийся из способных, который был впереди своих сверстников, океан наук и познаний, возвеличиваемый повсюду, автор исследований, уточнений, обладатель знаний и убеждения… Он из тех, о ком говорят, что их знания больше их трудов, и он не из тех, о ком говорят, что их высказывания не соответствуют знаниям. Его степень явных знаний в первом ряду». («Миръат аль-Джанан», 4/153)

Имам Джамалуддин аль-Иснави (704–772 гг. х.) сказал: «Шейх уль-Ислам [Ибн Абдуссалам] (да смилуется над ним Аллах) был учёным, действующим согласно знанию, набожным человеком, аскетом, повелевающим творить благое и запрещающим порицаемое». («Табакат Шафиийя лиль Иснави», 2/83)

Имам Ибн Рифа аш-Шафии (645–710 гг. х.) сказал: «Не станут спорить два человека о том, что Ибн Абдуссалям и его ученик Ибн Дакик аль-Ид достигли иджтихада». («Тухфатуль Мухтадж», 10/109)

Имам Ибн аль-Имад аль-Ханбали (1032–1089 гг. х.) сказал: «Иззуддин, Шейх уль-Ислам… Имам, великий учёный, единственный в своё время, султан учёных, искусный в фикхе, усуле и арабском языке. Он опередил своих сверстников, в нём сочетались знания о тафсире, хадисе и фикхе, он понимал разногласия людей и их источники. Он достиг степени иджтихада. К нему ездили студенты из разных стран, и он составил много полезных трудов». («Шазарат аз-Захаб», 3/301)

Ибн Тагриберди (813–874 гг. х.) сказал: «В 660 году по хиджре скончался шейх, великий имам, Шейх уль-Ислам Иззуддин ибн Мухаммад ибн Абдулазиз ибн Абдуссалам ибн Абуль-Касим ибн аль-Хасан ибн Шейх уль-Ислам ибн аль-Мухаззаб ас-Сулами ад-Димашки аш-Шафии, известный как ибн Абдуссалам».(«Ан-Нуджум аз-Захира», 7/208)

Великий исламский историк Ибн Халикан (608–681 гг. х.) сказал в книге «Ад-Дибадж аль-Мазхаб»: «Этот имам – великий учёный, которого называют султаном учёных».

Имам Ибн Кади Шубха (779–851 гг. х.) в книге «Табакат аш-Шафиийя» сказал: «Шейх, великий учёный, он единственный для своего времени, повелитель учёных».

 

Похожие материалы