Имам Джунайд аль-Багдади

Абуль-Касым аль-Муртаза ибн Али Риза ибн Муса аль-Казым ибн Джа`фар ас-Сиддик ибн Мухаммад аль-Бакир ибн Али Зайн аль-Абидин ибн Хусайн ибн Али ибн Аби Талиб, известный, как аль-Джунайд аль-Багдади, разыАллаху анхум аджма`ин.

Выдающийся учёный и имам своего времени, великий «господин суфиев» и «венец знающих», потомок Пророка, мир ему и благословение Аллаха. В возрасте 20-ти лет он получил право выносить фетвы от Абу Савра  — ученика имама аш-Шафии. Был учеником учёных-суфиев ас-Сария ас-Сакати, аль-Хариса аль-Мухасиби  и Мухаммада ибн Али аль-Кассаба. Ас-Сария ас-Сакати  приходился ему дядей (по матери). Точная дата его рождения неизвестна (около 217 года), а умер он в 297-м году по хиджре.

Он известен как «господин суфиев» и [также известен] тем, что его суждения принимаются всеми. Об этом пишет имам аш-Ша`рани[1], да смилуется над ним Аллах, а имам аль-Манави, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Джунайд Абуль-Касым ибн Мухаммад аль-Багдади единогласно признан шейхом суфиев, и когда его называют господином суфиев, то имеют в виду, что он перенял суфизм от своего дяди ас-Сария ас-Сакати».

Аль-Манави передал:

«Джунайд рассказывал: «Однажды, когда мне было семь лет, я играл возле ас-Сария ас-Сакати, и несколько человек, находившихся рядом, беседовали о благодарности Всевышнему.

Дядя спросил меня: «Сынок, что такое благодарность?»

Я ответил: «Это послушание Аллаху, наряду с использованием данных Им благ».

Тогда дядя сказал: «Я боюсь, что долей, дарованной тебе Аллахом, будет только твой язык». 

И я не перестаю плакать над этими словами»».

Аль-Манави передал: «Аль-Багдади говорил: «Не было ниспослано с небес какого-либо знания, хотя бы часть которого мне не даровал Аллах. И  Всевышний не сделал [другого] пути к этим знаниям, помимо Пророка  (мир ему и благословение Аллаха)».

Он говорил своим ученикам: «Если вы увидите человека, летающего по небу, не следуйте за ним, пока не узнаете, как он соблюдает запреты Аллаха и [выполняет] повеления Аллаха. Если обнаружите, что он выполняет все божественные веления и соблюдает все Его запреты, будьте в нем уверены и следуйте за ним. Если же увидите в нем халатность в исполнении повелений и запретов Аллаха — держитесь от него подальше».

Джунайд  говорил:

  • Наша наука основана на Коране и Сунне.
  • Когда Аллах желает блага мюриду, он сближает его с суфиями и отдаляет от беспечных людей.
  • Суфизм – это побег от низких нравов и стремление к высоким и совершение деяний ради Всевышнего, не выставляя их напоказ.
  • Если праведник обращался к Аллаху в течение тысячи лет, а затем отвернулся на мгновение, то упущенное им будет больше, чем полученное.
  • Тот, кто не будет внимать хадисам, находиться рядом с факихами и учиться адабу у его знатоков, тот испортит своих последователей.
  • Когда ученик (мюрид) искренен, Аллах избавит его от запоминания, благодаря свету, помещенному в его сердце, и этим светом он будет отличать истину от лжи.
  • Путь суфиев закрыт [для всех], кроме тех, кто следует за хадисами Пророка, мир ему и благословение Аллаха.
  • Берегите ваше время, поистине, оно уходит и больше не возвращается, и отчаяние из-за забвения непременно наступит. Выполняйте ваши вирды, и вы получите пользу от них в вечной обители, и да не отвлечет вас земной мир от Аллаха. Поистине, даже небольшая часть его отвлекает от значимости ахирата.
  • Праведники – это войско из войск Аллаха, ими поднимаются состояния мюридов и оживают познания тайн познавших. Доказательством тому служит аят из Книги Аллаха (смысл): «И Мы рассказываем тебе из вестей о [прежних] посланниках всё то, чем укрепляем твоё сердце»[2].
  • Совместная трапеза с братьями – это кормление грудью, так обращайте же внимание на то, с кем вы её разделяете.
  • Поклонение познавших людей заканчивается победой над своим нафсом.

Он также сказал:

«Суфизм – это десять вещей:

  1. уменьшение того, чем владеешь в этом мире, имея при этом силы;
  2. упование на Всевышнего и усердие в поклонении;
  3. терпение в случае отсутствия мирского без просьб о милостыне и не жалоб;
  4. понимание дозволенного и сомнительного;
  5. занятость Аллахом помимо всего остального;
  6. постоянное поминание Аллаха сердцем и языком;
  7. достижение искренности вместе с праведностью;
  8. единство внешнего и внутреннего;
  9. постоянное ощущение контроля со стороны Всевышнего;
  10. упование на Аллаха во всех состояниях.

Когда объединятся эти десять [в суфие], суфий оказывается на первой степени любви, потом он возвысится до степени мушахада – степени познания Аллаха и его «приближают к Нему», и он «остается с Ним» на равнине любви и изумления».

Как-то он сказал Ибн Шурейху  — великому факиху: «Наш (суфиев) путь к Аллаху ближе, чем ваш путь», — и Ибн Шурейх потребовал от него доказательств.

Тогда Джунайд  сказал одному из присутствовавших, чтобы тот бросил камень в круг суфиев.

Тот бросил камень, и все они воскликнули: «Аллах!»

Затем он сказал: «Брось его в круг факихов».

Он бросил камень, и те сказали: «Тебе запрещено причинять нам вред». Ибн Шурейх  поцеловал голову аль-Багдади  и извинился.

Однажды Абу Мухаммад аль-Джарири  пришел к Джунайду  и застал его молящимся. Обнаружив, что Джунайд молится подолгу, аль-Джарири сказал ему: «Ты уже очень стар, твои кости ослабли, твоя кожа стала совсем тонкой. Почему бы тебе не сократить твою молитву?» Джунайд ответил: «Это путь, с помощью которого мы узнали нашего Господа, и мы не хотим сейчас сокращать этот путь. Нафс, пока его заставляешь, терпит. Молитва – это связь, земной поклон – приближение, поэтому Всевышний сказал: «Соверши земной поклон и приблизься»[3]. А кто оставит путь приближения, того, может быть, поведут по пути отдаления».

Он рассказал о себе такую историю: «Однажды я принял участие в сражении, и [после него] один из предводителей войска отправил мне некое имущество. Мне это не понравилось. Я раздал его нуждающимся воинам.

Когда я совершил обеденный намаз и присел, размышляя над этим и печалясь, что принял [это имущество] и раздал его, меня одолела дремота, и я увидел во сне разукрашенный дворец и великие дары Аллаха.

Я спросил об этих дарах, и мне сказали: «Они предназначены владельцам имущества, которое ты раздал воинам».  

Я спросил: «А что мне наряду с ними?» Мне ответили: «Тот дворец», — и указали на самый большой и красивый среди дворцов. Я спросил: «Каким образом я стал достойнее их?»

Мне было сказано: «Эти люди отдали свое имущество, ожидая вознаграждения за это, и вот их вознаграждение. А ты разделил то имущество, боясь и трепеща, отчитывая себя и печалясь, и Аллах увеличил тебе этот дворец за твоё благое деяние».

Передают, что когда пришел его [предсмертный] час, Джунайд  велел похоронить вместе с ним все его труды[4].

Его спросили: «Почему?»

Он ответил: «Я не хотел бы, чтобы Всевышний видел, как я оставляю что-либо, имеющее отношение ко мне, в то время как знания Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, находятся среди людей».

Его могила находится на старом кладбище Багдада в районе аль-Курх, что на окраине города. Мюриды и сегодня посещают ее и собираются в мечети рядом с могилой для совершения зикра и чтения молитв.

Джунайд аль-Багдади, разыАллаху анху, сказал: «Кто откроет для себя дверь благого намерения, для того Аллах откроет семьдесят дверей помощи, а кто откроет дверь дурного намерения, для того Аллах откроет семьдесят дверей унижения».

Ас-Сулами включил Джунайда аль-Багдади  в число передатчиков хадиса: «Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Берегитесь проницательности (басыра) муъмина – он смотрит светом Всевышнего Аллаха. И затем он прочитал аят Корана: « Это — знамение для тех, кто постигает смысл происходящего и предвидит его результаты»»[5].

Сулами передаёт, что Джунайд  говорил: «Мы не взяли суфизм через рассуждения и разговоры [о нём] – мы приобрели его через голод, отказ от мирского, жёсткой борьбой с привязанностью к знакомым и приятным вещам. Как сказал Харис аль-Мухасиби, «мой нафс отвернулся от мира, поэтому я провел ночи в бодрствовании, а дни – в жажде»[6].

Его ученик Абу аль-`Аббас ибн Сурайдж  говорил всякий раз, когда побеждал в дискуссии с оппонентом: «Это от бараката моего общения с аль-Джунайдом».

Аль-Кушайри  передаёт от него такие определения тасаввуфа:

«Это война, в которой нет [объявления] мира».

«Это значит всё время быть с Аллахом и не иметь [других] привязанностей».

«Это не обилие молитв и постов, но целостность того, что в сердце, и самоотверженность»[7].

Его дядя (Сария ас-Сакати) попросил его выступать с минбара, и аль-Джунайд категорически отказался это делать. Но после этого Джунайд увидел во сне Пророка, мир ему и благословение Аллаха, который велел ему выступать с наставлениями.

Аль-Хульди  сказал: «Мы никогда не видели среди наших шейхов того, в ком бы соединился хал и ильму так, как в Джунайде. Когда он молчал, казалось, что его хал победил ильму, а когда он начинал говорить, казалось, что его ильм победил хал».

Ибн аль-Джаузи, да смилуется над ним Аллах, в «Сифа ас-сафва» привёл пример кашфа имама аль-Джунайда: «Абу Амр ибн `Альван передал: «Однажды я вышел на рынок ар-Рухба для покупки необходимого. И я увидел людей, которые несли кого-то на кладбище. И я последовал за ними, чтобы помолиться вместе. Я стоял среди этих людей, пока умерший не был похоронен. Мои глаза невольно взглянули на непокрытую женщину, и я задержал на ней свой взгляд. Затем я потупил взор и стал просить прощения у Аллаха [за этот грех]. Когда я шёл домой, какой-то старец [подошёл ко мне и] спросил: «Саййиди, почему твоё лицо всё тёмное?» Я взглянул на себя в зеркало и увидел, что моё лицо потемнело. Я стал отчитывать себя, вспоминая о грехах, и стал думать, где эта беда настигла меня. И вспомнил тот взгляд на женщину. И после этого я уединился и стал ревностно просить Аллаха о прощении. Я решил уединиться на 40 дней. [Во время этого удеинения] мне пришла в голову мысль: «Посети своего шейха аль-Джунайда», — и я отправился в Багдад. Когда я подошёл к двери его дома и постучал в неё, я услышал: «Входи, о, Абу `Амр! Ты совершил грех в ар-Рухба, и мы просим за тебя прощения здесь, в Багдаде»»[8].

Однажды один богатый человек принес шейху Джунайду 500 дирхамов и сказал, что эти деньги — для учеников шейха. Шейх спросил его: «У тебя есть ещё динары?», — тот ответил, что у него еще много динаров. Шейх спросил: «Желаешь ли ты, чтобы их было ещё больше, или ты доволен тем, что есть?» — тот ответил, что жаждет увеличить своё состояние. Шейх сказал: «В таком случае, ты нуждаешься больше нас, так как мы не желаем из этого мира больше того, чем владеем». И он вернул деньги хозяину, отказавшись их принять.

Аль-Джунайд  говорил:

«Если увидите суфия, которого заботит его внешний вид, знайте — его внутренний мир испорчен».

«К признакам того, что Аллах гневается на Своего раба [относится] то, что Аллах занимает его тем, что его не касается»[9].

Джунайд  сказал о джихаде:

«Аллах сказал: «Тех, кто приложил все усилия за Наше дело и терпел трудности за победу Нашей веры и религии, Мы поведём прямым путём к истине и благу»[10].  Этим он сделал джихад условием наставления на истинный путь. Следовательно, наилучшие — те, кто более всех борется на Его пути, и самый обязательный из джихадов – это джихад с нафсом и с желаниями против шайтана и низшего мира. Кто станет бороться против этих четырёх, Аллах направит на путь Его довольства, который ведёт к Раю. И кто оставил джихад, тот отошёл от наставления на путь истины в той же степени, в которой отошёл от джихада [с нафсом]».

Аль-Джунайд  сказал: «[Смысл этой суры в следующем:] Тех, кто боролся со своими желаниями и раскаялся ради Аллаха, – Мы поведём их к путям искренности.

И  человек не может бороться с этим врагом внешне – эту борьбу он может вести лишь внутренне…»[11].

Джунайд аль-Багдади  совершил хадж 40 раз. На смертном одре он ревностно читал Коран. 

Аль-Джарири  передал, что сказал ему: «О Абуль-Касым! Будь спокойней». Джунайд  ответил: «О Абу Мухаммад! Знаешь ли кого-то, кто в этот миг нуждается больше в Коране, ведь книга моих деяний закрывается».

Он завершил чтение одного хатма Корана и затем начал заново, прочёл 70 аятов суры Аль-Бакара и после этого перешёл в лучший из миров. Ибн Имад аль-Ханбали сказал: «Если бы стали говорить о его достоинствах, мы могли написать много томов [книг]».

Да ниспошлет Всевышний нам баракат приближенных к Нему людей, каким был великий Джунайд аль-Багдади, да будет доволен им Аллах.

Основные источники:

  1. Аль-Кушайри, Рисаля, с. 148-150;
  2. Ибн Имад, Шазарат аз-Захаб, том 2, с. 228-230;
  3. Аз-Захаби, Сияр А`лям ан-Нубаля`, том 11, с. 153-155;
  4. Ибн ас-Субки, Табакат аш-Шафии аль-Кубра, том 2, с. 260-275;
  5.    Абдуль-Ваххаб аш-Ша`рани, Ат-Табакат.

[1] Шейх Абдуль-Ваххаб аш-Ша’рани, «Ат-Табакат».

[2] Сура Худ, аят 120.

[3] Сура аль-‘Аляк, аят 19.

[4] Т. е. написанные им книги.

[5] Сура 15, аят 75.

[6] Избранное из: ас-Сулами, Табакат ас-Суфия, сс. 155-163.

[7] Аль-Кушайри, Китаб ас-Сама’ в Рисаля аль-Кушайрийя, стр. 60, Бейрут 1970, аль-Мактаба аль-Асрийя.

[8] Ибн аль-Джаузи, Сифа ас-Сафва, 1(2), стр. 271, глава «О Джунайде».

[9] Ибн аль-Джаузи, Сифа аль-Сафва, глава «О Джунайде».

[10] Сура Паук, аят 69.

[11] Ибн Каййим аль-Джаузийя, аль-Фава’ид, Александрия, Дар ад-Даава, 1992.

Похожие материалы