Имам Мухийддин Абу Закария Яхья бин Шараф ан-Навави

Абу Закарийя Яхья ибн Шараф ибн Мар’и ибн Хасан ибн Хусейн ибн Хизам ибн Мухаммад ибн Джум’ата Ан-Навави ад-Димашки аш-Шафии был последователем шафиитской богословско-правовой школы (мазхаб) Ислама, знатоком хадисов Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и имамом, который удостоился высокого звания Шейх аль-Ислам, а также получил прозвище «Оживитель религии» (Мухйиддин).

Он родился в месяце мухаррам 631 года по хиджре в Сирии, в деревне Нава. Еще с детских лет он отличался от сверстников любовью к знаниям и к религии Аллаха. Его отец рассказывал, что однажды, в середине 27 ночи месяца Рамадан, сын разбудил его и сказал: «Отец, что это за свет наполнил наш дом?». Вся семья проснулась, но никто этого света не увидел. Тогда отец понял, что это ночь могущества и предопределения (Ляйлят аль-кадр), которая лучше, чем тысячи месяцев. Будущему имаму в то время было всего семь лет. По достижении десятилетнего возраста он начал заучивать Коран наизусть и читать книги по исламскому праву (фикх).

Рассказывают, что когда Яхье было десять лет, шейх Ясин Аль-Маракиши, под духовное воспитание которого он впоследствии вступил, увидел, как дети принуждали Яхью играть с ними в подвижные игры, а он, не желая играть, плача, убегал от них и посвящал всё свое время чтению Благородного Корана. Шейх встретился с учителем Яхьи и сказал ему, что мальчика ожидает великое будущее, что он будет самым известным учёным и отрекшимся от мирского своего времени, и много людей получат от него пользу. Учитель спросил шейха: «Не астролог ли ты?» – тот ответил: «Нет, Всевышний даровал мне эти знания». После того, как учитель рассказал эту историю отцу имама Ан-Навави, тот стал придавать большое значение обучению сына.

Маленькое село, в котором вырос имам Ан-Навави, не могло удовлетворить его потребности в знаниях, и тогда отец решил продолжить образование сына в Дамаске, который в то время был одним из центров исламской цивилизации. Только высших учебных заведений в Дамаске было более трехсот. Люди со всего света стекались в этот город в поисках знаний. В 649 году, когда имаму Ан-Навави исполнилось 19 лет, он переселился в Дамаск, в медресе Равахия, которое находилось рядом с известной Омеядской мечетью.

Один из ученых рассказал, что увидел во сне Пророка, мир ему и благословение Аллаха, который сказал ему: «Если ты найдешь разные мнения в каком-либо вопросе у имама Аль-Газали, Абу Исхака аш-Ширази и Ан-Навави, то придерживайся мнения Ан-Навави, так как он наиболее всех знает Сунну». Также этот ученый передает, что во второй раз увидел во сне Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и спросил его об имаме Ан-Навави, на что получил следующий ответ: «Он оживитель религии (Мухйиддин)».

С самого начала обучения имам Ан-Навави отличался огромным стремлением к знаниям и удивительной способностью к запоминанию. Во время обучения он не тратил впустую практически ни минуты свободного времени и даже в дороге занимался изучением того или иного предмета. Имам говорил, что первые два года обучения он ни разу не ложился в постель, так как был крайне увлечён изучением наук. Если его одолевал сон, он засыпал ненадолго прямо за книгами, когда просыпался, то продолжал учебу дальше. Обладая феноменальной памятью, каждый день он брал по двенадцать уроков, запоминая целые книги. В первый же год обучения в Дамаске за четыре с половиной месяца он выучил наизусть книгу «Танбих» и в том же году – первый том книги «Аль-Мухаззаб». Благодаря настойчивости, усердию и любви к знаниям он обрёл благосклонность и любовь своих учителей, которые в скором времени начали поручать ему разъяснение уроков сверстникам.

В 651 году имам Ан-Навави со своим отцом совершил хадж. По дороге он сильно заболел и выздоровел только по возвращении из паломничества. Отучившись в Дамаске шесть лет, в 655 году он начал преподавать в медресе «Дар аль-хадис аль-ашрафия» и писать книги. За свою короткую жизнь он написал более шестидесяти произведений, посвященных различным областям исламских наук. Вряд ли найдётся человек, обучающийся исламским наукам, который не читал бы книги, принадлежащие перу этого известного ученого.

Среди его сочинений отметим следующие:

  1. «Аль-Арба’ин». Этот труд получил настолько широкое распространение среди мусульман, что стал их настольной книгой. Хотя и имеется множество книг, где собрано по сорок хадисов, ни одна из них не пользуется таким авторитетом и известностью как «Аль-Арба’ин» имама Ан-Навави.
  2. «Рияд ас-салихин». Этот сборник хадисов также можно встретить во многих домах мусульман.
  3. «Аль-Азкар». Эта книга получила широкую популярность. В ней собраны различные поминания Всевышнего и славословия, взятые из хадисов Пророка, мир ему и благословение Аллаха.
  4. «Аль-Минхадж». Книга посвящена исламскому праву (фикх) согласно шафиитскому мазхабу. Хотя сама книга небольшая, она получила широкое применение среди обучающихся исламскому праву и стала основной книгой, откуда они черпают знания. Многие ученые составили многотомные комментарии к ней.
  5. «Аль-Маджму’ шарх аль-мухаззаб». Это также известная книга по исламскому праву (фикх). 
  6. «Шарх Сахих Муслим». Это комментарий к одному из самых авторитетных в мусульманском мире сборников достоверных хадисов, составленный имамом Муслимом.
  7. «Бустан аль-‘арифин». Это книга, которую вы держите в руках, о пути познания Всевышнего Аллаха (суфизм).
  8. «Аль-Макасид». Это краткий, но очень ценный труд по основам Ислама.

Кроме вышеназванных работ, перу имама Ан-Навави принадлежит ещё множество прекрасных книг. Перечисленных произведений достаточно, чтобы осмыслить глубину познаний корифея исламских наук. По мнению ученых, такое распространение и известность книг имама Ан-Навави среди мусульман свидетельствует об искренности его намерений.

Имам Яхья ибн Шараф Ан-Навави известен не только своими глубокими познаниями, но и своей отрешенностью от мирского, набожностью, богобоязненностью и усердием в поклонении. Он был учёным, чьи знания не расходились с делами, и, не зная страха, он делал наставления правителям. В его жизни можно найти очень много ярких свидетельств этому. Приведем некоторые из них.

Несмотря на то, что он достиг великих высот в науках и за короткое время стал общепризнанным ученым, что открывало перед ним большие возможности для обретения мирских благ, он не придавал никакого значения мирским усладам и даже не успел жениться.

Всё время проживания и работы в Дамаске он жил в комнате при медресе «Аль-Ашрафия», в которой поселился, когда переехал в Дамаск. В то время Дамаск являлся одним из центров исламской культуры, и работа преподавателя была одной из самых престижных и высокооплачиваемых, но, тем не менее, имам Ан-Навави не использовал эти деньги для своих нужд, а тратил их на пути Аллаха. Он оставлял свою заработную плату у смотрителя учебного заведения и по истечении года на накопленную сумму покупал для медресе имущество и книги. Также он ни от кого не принимал подарков, кроме близких ему людей при крайней необходимости. Мать посылала ему одежду, а отец – еду, и он довольствовался этим.

В еде он был крайне сдержан и довольствовался самой простой пищей, ел всего один раз в сутки после ночного намаза и один раз пил воду перед утренним намазом. Все дни, кроме тех, когда запрещено поститься, имам Ан-Навави проводил в постах и даже отказывался отведать фрукты, которыми славился Дамаск. Он говорил, что фрукты вызывают тягу ко сну и леность.

Когда он видел, что кто-либо совершает запретное деяние, ничто не могло помешать ему выразить недовольство и воспрепятствовать. Однажды султан Захир Бейбарс, правитель Египта и Сирии, разбивший войска непобедимых доселе татаро-монголов, посетил Дамаск. Казначей убедил его, что большинство садов Дамаска принадлежат государству, и султан Бейбарс издал указ, который требовал от каждого, кто пользовался этими угодьями, предоставить доказательства на право владения ими. Люди обратились к имаму с просьбой о помощи. Имам Ан-Навави написал письмо к правителю, в котором высказал своё несогласие с решением султана и указал, что его действия противоречат Шариату. Прочитав это письмо, султан разгневался и приказал лишить имама платы и должностей, но ему ответили, что имам не обладает должностями и не берёт плату. Когда имам убедился в том, что его письмо не возымело должного действия, он решил посетить султана, выказать ему своё недовольство и указать на запретность его действий по Шариату. Услышав его речь, султан пришёл в ярость и хотел наказать имама, но Всевышний охладил его пыл и оградил великого имама от его гнева. Султан отменил свой приказ, и люди избавились от гнёта. Непобедимый воин и герой многих сражений, султан Бейбарс говорил про него: «Этот человек наводит на меня страх». Кому-либо может быть непонятно, как бесстрашный воин, обладающий огромной властью, может бояться простого учёного, но для истинного мусульманина в этом нет ничего удивительного, ибо Аллах вселяет в сердца людей страх перед тем, кто боится Его.

В конце своей недолгой жизни имам Ан-Навави побывал на родине, посетил дорогие святыни своих покойных учителей и любимцев, а также Иерусалим и Аль-Халиль (Хеврон). Он заболел и скончался в месяце Раджаб 676 года по хиджре в своей родной деревне Нава, где и был похоронен. Да будет доволен им Аллах.

Его известные учителя: Абдур-Рахман ибн Ибрахим Аль-Казари, Исхак ибн Ахмад Аль-Магриби, Абдур-Рахман ибн Нух Аль-Макдиси, Салляр ибн Хасан Аль-Ирбили, Абу Шама Аль-Макдиси, Абуль-Аббас Ахмад ибн Салим Аль-Мисри, Аль-Фахру Аль-Малики, Ибрахим ибн Иса Аль-Муради Аль-Андалуси, Абуль-Бака Халид ибн Юсуф Ан-Наблуси, Абдуль-Азиз ибн Мухаммад Аль-Ансари, Абуль-Фарадж Абдурахман ибн Абу Умар Аль-Макдиси, Абдур-Рахман ибн Салим Аль-Анбари Аль-Ханбали, Рида ибн Аль-Бурхан, Абуль-Аббас ибн Абдуд-Даим Аль-Макдиси, Яхья ибн Абуль-Фатх Ас-Сайрафи Аль-Харрани, Абуль-Фазл Мухаммад ибн Мухаммад Аль-Бакри, Зия ибн Тамам Аль-Ханафи и другие.

Его известные ученики: Аляуддин ибн Аль-Аттар, Шамсуддин ибн Такиб, Шамсуддин Джаван, Шамсуддин ибн Каммах, Джамалуддин Аль-Миззи, Бадруддин ибн Джама’а, Рашидуддин Аль-Ханафи, Абуль-Аббас Ахмад ибн Фарадж Аль-Ишбили.

Вероубеждение имама ан-Навави

Имам Ан-Навави, как и все великие имамы, придерживался вероубеждения ахлю-сунна валь-джама’а, в частности, был ашаритом. Он считал имама Абуль-Хасана Аль-Аш’ари своим имамом в области вероубеждения.

Хафиз Аз-Захаби охарактеризовал его следующим образом: «Его путем относительно атрибутов сам’ия[1] было молчание и оставление в том виде, как они были переданы, а иногда их толкование. Ан-Навави – ашарит в убеждениях, и он известен этим. Он считает нововведенцами тех, кто противоречит им»[2].

Имам Ан-Навави в комментарии на сборник «Сахих» имама Муслима писал: «Аллах Всевышний, нет ничего подобного Ему, Он абсолютно чист от телесности, передвижения, занимания места в определенной стороне, а также от других качеств творений»[3].

Таджуддин Ас-Субки писал: «Некоторые муджассима[4] в наше время (8 век хиджры) зашли так далеко, что написали копию комментария Ан-Навави на «Сахих» имама Муслима, убрав оттуда все части, где Ан-Навави говорит о хадисах, указывающих на атрибуты. Поскольку нет сомнений в том, что имам Ан-Навави был ашаритом в вопросах вероубеждения, этот писарь не нашел в себе силы оставить книгу в том виде, как она была написана. Он совершил невероятный грех, так как это извращение религии, он подрывает доверие людей к тому, что пишут ученые, и тому, что люди получают из книг. Так пусть Аллах унизит того, кто делает подобное и сделает его обезображенным»[5].

Высказывания ученых о нем

Хафиз ибн Касир писал в книге «Табакат аш-Шафиия»: «Он шейх, имам, великий ученый, хафиз, факих, благородный, отредактировавший мазхаб, также исправивший и установивший его порядок, один из усердно поклоняющихся, ученых и отрекшихся от мирского. Он достиг высокого уровня в знаниях, деяниях, аскетизме, суровости и умеренности в жизни, проявлении терпения в трудностях, благочестии, о котором мы не слышали ни от одного в его время, а до него – длительное время».

Хафиз Салахуддин Ас-Сафади сказал в книге «Аль-вафи би аль-вафия»: «Он муфтий уммы, шейх аль-Ислам, хафиз, факих, отрекшийся от мирского, один из выдающихся людей».

Имам Таджуддин Ас-Субки сказал: «Он шейх аль-Ислам, наставник и довод Аллаха для последующих, призывающий на путь праведных предшественников (саляфы). Яхья, да будет доволен им Аллах, был господином, подобный горе, который был не сломим для своего эго, отрекшийся от мирского, которому было безразлично разорение в этом мире, в то время как его религия была совершенной. Он обладал отречением от мирского, умеренностью, последовательностью за предшественниками из ахлю-сунна валь-джама’а и терпением для хороших дел. Он не расходовал время ни на что, кроме поклонения. И все это наряду с его профессионализмом в исламском праве, матнах хадисов, именах передатчиков, грамматике, суфизме и т.д»[6].

Хафиз Аз-Захаби в труде «Сияр» сказал: «Шейх, имам, образец для подражания, хафиз, аскет, служитель Аллаха, знаток исламского права, муджтахид[7], раббаний[8], шейх аль-ислам, возродитель религии, автор произведений, за которыми следовали караваны и которые распространились в дальних уголках городов. Он усердствовал в составлении книг ради Аллаха, желая только Его довольства. Все это вместе с поклонением, постом, восхвалением, поминанием (зикр), ежедневными заданиями (вирды), отдалением тела от запретного, упрекая своё эго и проявляя терпение при трудностях жизни, и все это наряду с максимальным усердием.

Хафиз Ас-Сахави сказал: «Сказал мне шейх, познавший Аллаха – Абу Абдуррахим Мухаммад Аль-Ахмими, да будет свята его душа: «Воистину шейх (т.е. Ан-Навави) следовал пути сподвижников, да будет доволен Аллах всеми ими, и подобного ему в этом я никого не видел». Я скажу: «Шейх Таджуддин ас-Субки в своей книге «Ат-Тавших» передает от своего отца (Такиюддина ас-Субки) следующее: «Не собиралось после времени табиинов[9] столь огромное количество людей, как это происходило вокруг Ан-Навави, и не было такого облегчения, как было облегчено для него»[10].

Имам ибн Аль-Атар сказал о нем: «Единственный в своей эпохе, аскет в этом мире, желавший загробную жизнь, человек положительных нравов и красивых, хороших дел, ученый, познавший Аллаха. Ученые сошлись в его знании, предводительстве, величии, аскетизме, богобоязненности, поклонении, сдержанности в словах, действиях и в ситуациях. Ему принадлежат чудеса (караматы) и явные заслуги. Он помогал собой и своим имуществом мусульманам, исполнял их права и права их предводителей, наставлял их и молился за них. Он часто читал Коран и упоминал Аллаха, да соберет Аллах нас вместе с ним в его компании и да соберет нас Аллах в его доме благородства вместе с теми, кого он выбрал из своих чистых творений…»[11].

Хафиз ибн Насируддин Ад-Димашки в книге «Ат-тибяну бадиати аз-заман» сказал о нем: «Хафиз, образец, имам, шейх аль-Ислам, автор правильных и поучительных произведений и полезных трудов. Он был факихом времени, знанием уммы, единственным в его времени углубившимся в многочисленных науках наряду с высокой богобоязненностью, аскетизмом, множеством хороших дел, поклонением, довольством грубой жизнью…и выполнением повеления благого и запретом порицаемого. У него была боязнь и превосходная величавость, даже было так, что его боялся правитель Бейбарс аз-Захир».

Имам Муса Аль-Юнини Аль-Ханбали в дополнении на «Мират» сказал: «Хадисовед, аскет, богобоязненный, служитель, глубоко изучивший знания, автор полезных произведений, единственный своего времени в богобоязненности и поклонении».

Имам Джамалуддин Аль-Иснави сказал в «Табакат»: «Он отредактировал мазхаб, улучшил, исправил и привел его в порядок. На горизонте пошли разговоры о нем, возвысилось в народе его знание и достоинство. Он обладатель известных, благословенных и полезных трудов».

Имам Таджуддин Аль-Факихани Аль-Малики описал его в предисловии книги «Шарх аль-арбаин»: «Шейх, имам, великий ученый, аскет, возродитель религии, да будет доволен им Аллах».

[1] Атрибуты сам’ийя – атрибуты, пришедшие из Корана и Сунны, но не вытекающие из разума. Например, «яд», «ваджх», «айн», «истава» и др. Вера в них обязательна.

[2] «Тарих Аль-Ислам» (15/332).

[3] Ан-Навави, «Шарх Сахих Муслим» (3/19).

[4] Муджассима – это описывающие Аллаха качествами творений, например, изменением, перемещением в пространстве, нахождением в каком-либо месте, обладанием органами, частями тела и т.д.

[5] «Табакат Шафиийя аль-Кубра» (2/19).

[6] «Табакат Шафиийя аль-кубра» (8/395).

[7] Муджтахид – это ученый, имеющий необходимую квалификацию для использования инструментов иджтихада. Иджтихад – это процесс извлечения решений из 4 основных источников Шариата: Коран, Сунна, иджма (единогласное мнение ученых) и кыяс (вынесение решений по аналогии с ясными доказательствами из Корана и Сунны).

[8] Ученый, который соединил в себе знания, искренность, поклонение, приверженность к Всевышнему.

[9] Табиины – следующее поколение за сподвижниками. Поколение мусульман, которые были учениками и последователями сподвижников Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, непосредственно не общавшиеся с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха.

[10] «Аль-Манхал азб ар-рави фи таржимати кутбул авлия Ан-Навави».

[11] «Тухфат ат-талибин», стр. 3.

Похожие материалы