Как был сохранен Коран.Часть 2

Сохранение Корана в эпоху Усмана  (да будет доволен им Аллах)
 
Когда саййидуна Усман  (да будет доволен им Аллах) стал халифом, Ислам уже распространился в далекие земли Византии и Ирана. Люди, принимавшие Ислам в новых областях, заучивали Коран от воинов-мусульман (муджахидов), а также от торговцев или от тех, от кого они познали радость Ислама.
 
Коран был ниспослан с семью видами чтения (кираа), и разные сподвижники заучивали его от Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) согласно разным видам чтения. Вследствие этого каждый сподвижник, в свою очередь, обучал своих учеников в соответствии с тем видом чтения, который он взял от Пророка (мир ему и благословение Аллаха).
 
Таким образом, в дальние страны проникли различия в чтении. Если людям было известно о том, что Коран был ниспослан в семи видах чтения, эти различия не наносили вреда. Однако, если этот факт (о дозволенности семи видом чтения) не был широко известен в том или ином месте, там начинались распри.
 
Одни говорили, что их способ верный, а другие способы – неверны. Эти настроения росли и росла угроза, что люди впадут в большое заблуждение, объявляя Коран (вид чтения Корана), который передался через непрерывный иснад от Пророка (мир ему и благословение Аллаха), неправильным. С другой стороны, нигде в мире не было «стандартной» копии Корана, которая могла бы быть единой и авторитетной для всей исламской уммы, кроме того, что хранился в Медине и был составлен Зейдом ибн Сабитом (да будет доволен им Аллах).
 
Поскольку все остальные мусхафы были составлены в индивидуальном порядке и не включали всех семи видов чтения, единственным способом прекращения споров было распространить во все земли исламского мира копии, включающие все семь законных видов чтения.
 
По ним мусульмане могли бы сверять достоверность и законность каждого чтения. Саййидуна Усман (да будет доволен им Аллах) успешно завершил это дело за время своего правления.
 
Подробности этого дела передаются через Хузайфа ибн Ямана (да будет доволен им Аллах), который участвовал в военной кампании на  армянско-азербайджанском фронте.
 
Он увидел, что среди людей участились споры о правильности чтения Корана. Поэтому по возвращении в Медину он пошел прямо к халифу Усману (да будет доволен им Аллах) и сказал:
 
О повелитель правоверных, пока умма не стала жертвой раскола из-за Книги Аллаха, как случилось с иудеями и христианами, ты должен что-то сделать.
 
И рассказал Усману (да будет доволен им Аллах) о том, что, когда он был на войне на армянском фронте, он стал свидетелем того, что чтение людей Сирии, которые следуют за Убайй ибн Ка’абом (да будет доволен им Аллах), не было известно людям Ирака, которые следуют за Абдуллой ибн Мас’удом (да будет доволен им Аллах), и наоборот. В результате они называли друг друга неверными.
 
Халиф Усман (да будет доволен им Аллах) и сам почувствовал эту опасность еще раньше. Ему сообщали, что в Медине случались подобное, когда кто-то преподавал Коран в соответствии с одним чтением, а другой учил в соответствии с другим. И когда встречались ученики двух разных учителей, между ними возникали разногласия, и туда впутывались даже учителя — до такой степени, что объявляли чтения друг друга неправильными.
 
Когда Хузайфа ибн Ямани (да будет доволен им Аллах) привлек его внимание к этой опасности, Усман (да будет доволен им Аллах) собрал число особо чтимых сподвижников, чтобы посоветоваться с ними.
 
Он сказал: «Мне стало известно, что есть люди, которые говорят друг другу: «Мое чтение лучше твоего», — и что это может доходить до границ неверия. Что вы думаете об этом?«.
 
Сподвижники же спросили сначала мнение Усмана.
 
Он ответил: «Мое мнение в том, что мы должны объединить всех с помощью одного мусхафа, чтобы не было разногласий или разделения«.
Сподвижники поддержали его.
 
Тогда саййидуна Усман (да будет доволен им Аллах) собрал народ и произнес речь:
 
«Вы все живете рядом со мной в Медине, но даже вы осуждаете друг друга и имеете разногласия относительно чтений Корана. Очевидно, что те, кто живет далеко отсюда, должны обрушиться друг на друга с еще большим осуждением и обвинениями. В связи с этим давайте объединим усилия для подготовки мусхафа, следовать которому будет фарз для всех».
 
 
Для этой цели Усман (да будет доволен им Аллах) попросил у саййиды Хафсы, да будет доволен ей Аллах, рукопись Корана, подготовленную при правлении Абу Бакра (да будет доволен им Аллах), хранительницей которой она являлась.
 
Он пообещал, что вернет рукопись сразу после того, как она будет скопирована, и она согласилась. Затем была сформирована группа из четырех сподвижников: Зейда ибн Сабита (да будет доволен им Аллах), Абдуллы ибн Зубайра (да будет доволен им Аллах), Са’ида ибн аль-Ааса(да будет доволен им Аллах) и Абдуррахмана ибн Харриса ибн Хишама (да будет доволен им Аллах).
 
Этим сподвижникам было поручено задание сделать несколько копий с оригинала, составленной по распоряжению Абу Бакра (да будет доволен им Аллах), а также расположить суры по порядку. Из этих четверых Зейд (да будет доволен им Аллах) был ансаром, а трое других были курайшитами. 
 
Поэтому саййидуна Усман (да будет доволен им Аллах) сказал им:
 
Если вы и Зейд (да будет доволен им Аллах) разойдетесь где-либо в Коране (а именно, разойдетесь во мнениях, насчет написания какой-то конкретной буквы), то записывайте это на языке Курайш, потому что Коран был ниспослан на их языке. 
 
Изначально задание было поручено вышеупомянутым четырем, но им помогали и другие сподвижники, которых они позвали. Согласно Ибн Аби Давуду, их число увеличилось до двенадцати, включая Убаййя ибн Ка’ба, Кассира ибн Афлана, Малика ибн Аби ‘Амира, саййидуну Анаса ибн Малика и Абдуллу ибн Аббаса, да будет доволен им всеми Аллах.
 
Эта группа сподвижников выполнила следующие задачи в отношении Священного Корана:
 
Во-первых, в манускрипте Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) суры не были упорядочены. Каждая сура хранилась отдельно. Эта группа продвинулась в том, что они создали из многих манускриптов один, состоящих из последовательности сур.
 
Во-вторых, аяты Корана были записаны таким образом, чтобы они подходили подо все законные (переданные через непрерывный иснад) варианты чтения. Соответственно, над харфами не ставилось ни диакритических точек, ни огласовок, чтобы они могли быть прочтены соответственно всем законным видам чтения. К примеру, писалось
ننسرها чтобы могло читаться как   ننشرها (наншуруха) и как ننشزها (нуншизуха), поскольку оба этих варианта верны (Манахиль аль-Ирфан, том 1, с. 253-254).
 
В-третьих, до этого времени был лишь один мусхаф Священного Корана, который был полным, достоверным, стандартным и о котором коллективно свидетельствовала вся умма.
 
Они же подготовили несколько копий заново составленной рукописи Корана.
 
В общем считается, что саййидуна Усман (да будет доволен им Аллах) указал подготовить пять экземпляров, однако Абу Хатим ас-Сиджистани утверждает, что было подготовлено семь. Из них один был послан в Мекку, и по одному — в Сирию, Йемен, Бахрейн, Басру и Куфу, один же остался в Медине («Сахих» аль-Бухари с «Шархом Фатхуль-Бари», 9:17).
 
В-четвертых, при выполнении этого задания халифа, эти выдающиеся сподвижники держали перед собой манускрипты Абу Бакра (да будет доволен им Аллах). Однако для дополнительной осторожности они использовали тот же метод сохранения, который уже был использован во время саййидуны Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) : они собрали вместе индивидуальные записи, хранившиеся у разных сподвижников, и подготовили новые копии, сверяясь с ними.
 
И опять же аят из суры «Аль-Ахзаб»: «Среди верующих есть мужчины…» (33:23) — был отдельно найден лишь с Хузаймой ибн Сабитом аль-Ансари. Как мы уже объясняли выше, это не означает, что никто не знал этого аята по памяти.
 
Саййидуна Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) говорит:
 
Во время составления рукописи я не нашел аят суры «Аль-Ахзаб», который слышал от Пророка  (мир ему и благословение Аллаха). Когда мы стали искать, то нашли его у Хузаймы Ибн Сабита аль-Ансари.
 
Из этого асара очевидно, что этот аят был признан сподвижниками и, в частности, саййидуной Зейдом (да будет доволен им Аллах). Также эта передача не означает, что аят не был зафиксирован где-либо, поскольку он был в манускриптах саййидуны Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) и также входил в личные рукописи, составленные разные сподвижниками.
 
Так же, как было сделано при Абу Бакре (да будет доволен им Аллах), разбросанные записи, хранившиеся у разных сподвижников, были собраны вместе.
Зейд (да будет доволен им Аллах) и его братья не записывали ни один аят до тех пор, пока не находили его также в этих рукописях. Эти аяты находились по отдельности у разных сподвижников, а упомянутый аят из суры «Аль-Ахзаб» нашелся отдельным манускриптом только у Хузаймы ибн Сабита.
 
После подготовки нескольких экземпляров «стандартного» Корана, саййидуна Усман (да будет доволен им Аллах) повелел сжечь все индивидуальные, рукописные варианты, подготовленные сподвижниками, чтобы отныне все копии Корана были едиными в том, что касается почерка, включения аятов, принятых видов чтений и последовательности сур и не было бы места для разногласий.
 
Вся умма признала это достижение Усмана (да будет доволен им Аллах) с большим восхищением, и все сподвижники выразили полную поддержку этому делу. Лишь саййидуна Абдулла ибн Мас’уд (да будет доволен им Аллах) был в какой-то степени недоволен, причины этого упомянуты нами в обсуждении «семи чтений».
 
Саййидуна Али ибн Аби Талиб (да будет доволен им Аллах) однажды заметил:
 
Не говори ничего об Усмане (да будет доволен им Аллах), кроме хорошего. Клянусь Аллахом! Что бы он ни сделал в отношении Корана, это было сделано в нашем присутствии, с нашим советом и помощью (Фатхуль-Бари, том 9, страница 15).
Похожие материалы