Как был сохранен Коран.Часть 1

Поскольку Коран не был ниспослан сразу целиком, а был ниспослан порциями в соответствии с обстоятельствами и нуждами времени, при жизни Пророка  (мир ему и благословение Аллаха) не было возможным [сразу] сохранить его как единую написанную книгу. Однако Всевышний Аллах выделил Коран среди других божественных Писаний.

Своей сохранностью он больше обязан памяти, чем перу. В соответствии с хадисом, которых есть в «Сахихе» Муслима, Аллах заверил Пророка (мир ему и благословение Аллаха):

«Он ниспошлет тебе Книгу, которую не смыть водой».

Смысл этого в том, что другие книги мира исчезнут вследствие мирских бедствий, как случилось с Торой и другими божественными Писаниями, а Коран будет храниться в сердцах (памяти) людей и не будет для него угрозы исчезновения. Таким образом, в ранний период Ислама большое значение в сохранении Корана отводится памяти.

В начале своей миссии Пророк (мир ему и благословение Аллаха), получая Откровение, сразу же повторял эти слова, чтобы они сохранились в сердце. Затем Всевышний Аллах указал ему аятами суры «Аль-Кыяма», что ему не нужно поспешно повторять слова по мере того, как снисходит откровение.
 
В аяте говорится:
 
لَا تُحَرِّكْ بِهِ لِسَانَكَ لِتَعْجَلَ بِهِ ﴿١٦﴾ إِنَّ عَلَيْنَا جَمْعَهُ وَقُرْآنَهُ  ١٧
 
Смысл: «Не повторяй, торопясь, о Мухаммад, (за Джибрилем) Коран во время Откровения, желая выучить его наизусть. Поистине, запечатлеть его в твоём сердце и утвердить его на твоих устах (чтобы ты наизусть выучил его) — Наше дело» (75:16-17).
 
Всевышний Аллах сам одарил Своего Посланника (мир ему и благословение Аллаха) такой памятью, что он бы не смог забыть слова Откровения, услышав их всего лишь один раз. Таким образом, когда аяты приходили к нему, они в этот же момент фиксировались в его памяти. Таким образом благословенная грудь Священного Пророка (мир ему и благословение Аллаха) была самым надежным хранилищем Священного Корана, где не было ни малейшей возможности искажения или ошибки.
 
В качестве дополнительной предосторожности Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сверял Коран с ангелом Джибрилем  (мир ему) каждый год в месяц Рамадан и дважды за время последнего года своей благословенной жизни на этом свете. Заключительный, итоговый повтор Корана с Джабраилом  (мир ему) называется ‘арда ахира (Фатхуль-Бари, том 9, с. 36).
 
Пророк (мир ему и благословение Аллаха) не ограничивался в обучении своих сподвижников смыслам Корана, они также заучивали и текст. Сахабы же в свою очередь были так воодушевлены и полны желанием научиться, выучить Коран, что каждый из них старался превзойти в этом другого. Одна сподвижница не попросила в качестве махра от будущего мужа ничего, кроме как научить ее Корану. Сотни сподвижников, избавляясь ото всех других желаний (забот), посвящали свои жизни изучению Корана. Они не только заучивали его наизусть, но и постоянно повторяли в тахаджуд-молитвах. Как передает саййидуна ‘Убада ибн Саммит  (да будет доволен им Аллах), если кто-то совершал хиджру из Мекки в Медину, Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) поручал одному из ансаров обучать его Корану. Мечеть Пророка (мир ему и благословение Аллаха) так наполнялась эхом голосов учеников и преподавателей Корана, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) просил их понижать голоса во избежание ошибок (Манахиль аль-‘Ирфан, том 1, с. 234).
 
Арабы были на весь мир известны своими удивительными способностями к запоминанию, и теперь, после вековых блужданий в невежестве, они получили Руководство – Божественное Откровение, такое ценное для них, что они считали его самым дорогим приобретением в жизни. Любой, кто имеет понимание об их характере и склонности ума, может себе представить, сколько усилий они приложили, как сильно старались, чтобы сохранить его в своей памяти. Таким образом, за сравнительно короткое время большое число сподвижников, да будет доволен ими всеми Аллах, безупречно заучили Коран. Среди них были Абу Бакр, Умар, Усман, Али, Тальха, Са’д, Ибн Ма’уд, Хузайфа ибн Яман, Салим Мавля Аби Хузайфа, Абу Хурайра, Абдулла ибн Умар, Абдулла Ибн Аббас, Амир ибн аль-‘Ас, Му’авийя, Абдулла ибн Зубайр, Абдулла ибн ас-Са’иб, Айша, Хафса и Умм Саляма, разы Аллаху анхум (Ан-Нашр фи-ль-Кыра’ат аль-‘Ашр, том 1, с. 6; аль-Иткан , том 1, с. 73-74, Тарих аль-Кур’ан, 60).
 
Вкратце говоря, сохранность Корана в ранние дни Ислама была основана на памяти. Это был самый безопасный и самый надежный метод в свете обстоятельств того времени, поскольку в те дни число умеющих читать и писать было крайне мало, а печатных станков или других видов массового издательства еще не существовало. Если бы сохранность Корана основывалась на записывании, то не было бы возможным ни распространять Коран повсеместно, ни обеспечить его защиту.
 
Вместо этого Всемогущий Аллах одарил жителей Аравии такой изумительной памятью, что (достоверно известно) даже простые арабы могли запоминать тысячи поэтических строчек наизусть и воспроизводить их при желании. Рядовые, простые люди знали наизусть огромные генеалогические древа своего рода, племен и даже лошадей. Всевышний Аллах сделал их невероятную способность к запоминанию средством хранения и защищенности Священного Корана, и именно благодаря их таким интеллектуальным способностям Коран смог достигнуть самых дальних уголков Аравии.
 
Письменное собрание Откровения
 
Хотя сохранение Корана зависело в основном от памяти сподвижников, Пророк (мир ему и благословение Аллаха) позаботился также и о том, чтобы Коран был зафиксирован и в письменном виде. Саййидуна Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) передает:
 
Я занимался тем, что записывал слова Откровения для Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Когда снисходило откровение, он чувствовал сильный жар и капли пота начинали катиться по его телу словно жемчужины. Когда это состояние уходило, я предоставлял лопаточную кость или кусок ткани и начинал писать то, что он диктовал мне. Я не заканчивал писать до тех пор, пока не чувствовал, что моя нога вот-вот сломается под тяжестью записи Корана, до такой степени, что я говорил себе, что эта нога уже никогда не сможет ходить. Когда я заканчивал, он говорил: «Читай», — и я читал ему записанное. Если там был недостаток, он исправлял его. И затем представлял это людям (Маджма ‘аль-Зава’ид, Табарани, том 1, с.156).
 
 
Помимо Зейда ибн Сабита (да будет доволен им Аллах) было много других сподвижников, в чьи обязанности входило фиксировать откровение письменно. Некоторые из них — Абу Бакр, Умар, Усман, Али, Убайй ибн Ка’б, Зубайр ибн аль-Аввам, Муавийя, Мугира ибн Шу’ба, Халид ибн аль-Валид, Сабит ибн аль-Кайс и Абан ибн Саид (Фатхуль Бари, том 9, с. 18; Зад аль-Ма’ад, том 1, с. 30).
 
Саййидуна Усман (да будет доволен им Аллах) передает, что это было обычным делом Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) вскоре после низведения определенной порции Корана указывать писцам, в какой суре и после какого аята записать это (Фатхуль Бари, том 9, с. 18; Зад аль-Ма’ад, том 1, с. 30).
 
Поскольку бумага была редким товаром на Аравийском полуострове, коранические аяты записывались в основном на плитках из камня, кожаных пергаментах, финиковых ветвях, кусках бамбука, листьях деревьев и костях животных. Иногда, однако, бумага также использовалась (Фатху-ль-Бари, том девятый, с. 11, ‘Умдату-ль-Кари, том 20, с.17).
 
При жизни Благословенного Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и под его контролем, была создана копия Корана (мусхаф), однако не в виде отдельной книги, а в виде отдельных рукописей. Также было практикой некоторых сахабов — делать копии аятов и хранить их в своей коллекции. Эта практика была распространенной с самого раннего периода Пророчества. К примеру, еще до принятия Ислама саййидуной Умаром (да будет доволен им Аллах), который был одним из ранних мусульман, его сестра и зять (муж сестры) хранили у себя аяты Корана в записанном виде, манускрипты (Даракутни, Маджму’аль Зава’ид, Зад аль-Ма’ад, том 1, с. 186-187).
 
Сохранение в эпоху Абу Бакра (да будет доволен им Аллах)
 
Копии Корана, подготовленные при жизни Пророка(мир ему и благословение Аллаха), были записаны на разных материалах: некоторые — на коже, другие на листьях деревьев, третьи на костях животных и т. д. Было очень мало копий всего Корана целиком. У одних сподвижников была только одна сура, другие имели 5-6 сур, у третьих было лишь несколько аятов. У некоторых вместе с аятами были также и поясняющие записи.
 
По этой причине саййидуна Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) счел необходимым за время своего правления собрать воедино рассеянные части Священного Корана и сохранить их. Вот как Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) описывает мотивы и методы для этой великой задачи:
 
Однажды, вскоре после Ямамской битвы, Абу Бакр прислал за мной. Когда я пришел к нему, там также присутствовал Умар. Абу Бакр сказал мне: «Умар сообщил мне о гибели большого числа хафизов в битве при Ямаме. Если хафизы будут погибать такими темпами, я боюсь, что будет утеряна большая часть Корана. Поэтому я предлагаю тебе выполнить задачу собирания всего Корана из разных мест в одно». Я сказал Умару: «Как мы можем сделать то, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сам не сделал?» Умар ответил: «Клянусь Аллахом, это не что иное, как хорошее». И он продолжал повторять так до тех пор, пока свет истины не снизошел и на меня, и мое мнение стало таким же, как и мнение Умара».
 
После этого Абу Бакр сказал мне: «Ты молод и благоразумен. Тебе все доверяют. И ты регулярно был писцом, записывая откровения при жизни Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Так пойди же найди все аяты Корана и собери их воедино». Клянусь Аллахом, понести гору на своих плечах было бы для меня более легкой ношей, чем это задание – собирать Коран. Я спросил его: «Как вы решились на задачу, которая не была сделана самим Пророком (мир ему и благословение Аллаха)?» Абу Бакр сказал: «Клянусь Аллахом, это не что иное, как хорошее», — и он повторял это до тех пор, пока Всевышний Аллах не дал мне внутреннее видение, и я принял то же мнение, что разделяли Умар и Абу Бакр. В соответствии с этим я начал поиски аятов Корана, и из тех, что были записаны на финиковых ветвях, каменных плитках и памяти людей, я, в конце концов, собрал весь Коран («Сахих» аль-Бухари с шархом Фатх аль-Бари, том 9, с. 8-11).
 
Дойдя до этого момента, мы, изучающие процесс собрание Корана воедино, должны подчеркнуть одну вещь – нужно иметь четкое понимание методов саййидуна Зейда ибн Сабита (да будет доволен им Аллах) , того, каким образом он собирал Коран. Как упоминалось ранее, он сам был хафизом. И поэтому он мог бы записать весь Коран лишь по своей памяти. К тому же в то время были живы сотни хафизов. И он мог также обратиться к избранной группе с этим заданием.
 
Также Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) мог использовать копии Корана, зафиксированные письменно во времена Священного Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Однако он, руководствуясь предосторожностью и страхом, не ограничился одним из этих методов. Напротив, использовав их все, он не позволил ни одному из аятов быть включенным в главный мусхаф до тех пор, пока не располагал письменными и устными свидетельствами через непрерывный иснад.
 
Аяты, которые были записаны под контролем Благословенного Пророка (мир ему и благословение Аллаха), хранились у сподвижников. Саййидуна Зейд (да будет доволен им Аллах) собрал их вместе, чтобы делать из них новую копию. Также было публично объявлено о том, что любой, кто обладал любым числом записанных аятов, должен принести их Зейду. Когда ему приносили письменный аят, он сверял его подлинность, в первую очередь, со своей памятью. Затем саййидуна Умар (да будет доволен им Аллах), который также был хафизом и о котором достоверно известно через достоверные передачи, что Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) поручил ему работать с Зейдом (да будет доволен им Аллах) на этом проекте, сверял их со своей памятью (Фатхуль-Бари, том 9, с. 11). Не принимался ни один письменный аят до тех пор, пока двое надежных свидетелей не подтверждали то, что именно этот аят был записан в присутствии Посланника Аллаха(мир ему и благословение Аллаха) (Аль-Иткан 1:10).
 
И, наконец, аяты в письменном виде были сопоставлены с собраниями разных сподвижников, которые те изготавливали для себя (Аль-Бурхан фи-‘Улюм аль-Кур’ан – Заркаши, 1:238).
 
Если понимаешь, по каким принципам собирали Коран в период Абу Бакра (да будет доволен им Аллах), то очень просто понять, что имел в виду Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах), когда говорил: «Я нашел последние аяты суры «Аль-Бакара», начинающиеся со слов: «Воистину, пришел к вам посланник из вас самих…» — только с Абу Хузаймой (да будет доволен им Аллах). Они не были найдены ни с кем другим, кроме него».
Это не должно быть неправильно понято и истолковано так, что никто, кроме Абу Хузаймы (да будет доволен им Аллах), не помнил этих аятов, или что ни у кого другого, кроме него, они не были записаны, или что никто, кроме него, не знал, что они являются частью Корана. Напротив, смысл этого всего-навсего  в том, что ни у кого, кроме Абу Хузаймы (да будет доволен им Аллах), из тех, кто пришел, не были найдены эти аяты. А что касается того, что эти аяты были частью Корана, то это было известно каждому через непрерывный иснад. Были сотни сахабов, знавших наизусть весь Коран, и они знали эти аяты. К тому же, они присутствовали в письменном виде в полных собраниях коранических аятов, сохранившихся у разных сподвижников.
 
И лишь из предосторожности Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) ждал подтверждения и третьим методом. Что касается других аятов, они были удостоверены всеми методами, заданными саййидуной Зейдом (да будет доволен им Аллах), и были найдены в записях у многих сподвижников, многие из которых приносили ему аяты.
 
Но среди аятов, записанных отдельно под контролем Пророка (мир ему и благословение Аллаха), эти аяты были найдены только у саййидуны Абу Хузаймы (да будет доволен им Аллах) и ни у кого более (Аль-Бурхан фи ‘улюм аль-Кур’ан l:234-235). С предельной тщательностью, используя все возможные пути проверки одновременно, Зейд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) собирал аяты Корана и заносил их в нужном порядке на листы бумаги (Аль-Иткан, 1:60). Однако каждая сура была записана отдельно. Таким образом, этот мусхаф состоял из отдельных папок, а в терминологии корановедения этот мусхаф назывался Умм (буквально «мать» — в значении «оригинальный изначальный экземпляр»).
 
В этом главном мусхафе аяты Корана были расположены в соответствии с тем порядком, который указал Посланник Аллаха(мир ему и благословение Аллаха). Однако сами суры не были упорядочены, и, таким образом, каждая сура была составлена отдельно и хранилась отдельно (Аль-Иткан, том 1, с. 60). Вдобавок к этому все семь законных видов чтения были вживлены в этот мусхаф (Манахиль аль-‘Ирфан, том первый, с. 246-247, Тарих аль-Куран, Курди, 28).
 
Этот мусхаф был также записан почерком Хири (Тарих аль-Коран, Абдус-Самад Сарим, 43) (куфийский). Были включены лишь те аяты, чье чтение не было отмененным. Целью этой работы была подготовка упорядоченного мусхафа коллективными усилиями всей уммы, чтобы при необходимости обращаться к нему.
 
Этот мусхаф, состоящий из отдельных сур, зафиксированных в письменном виде по распоряжению Абу Бакра (да будет доволен им Аллах), оставался при нем до его смерти. Затем они хранились у Умара (да будет доволен им Аллах). После того, как он стал шахидом, они были переданы на хранение матери правоверных (Умм аль-Му’минин) саййиде Хафсе, да будет доволен ей Аллах.
 
После смерти Хафсы (да будет доволен им Аллах) Марван ибн аль-Хаким (да будет доволен им Аллах) повелел сжечь их, поскольку в то время уже были готовы мусхафы саййидуна Усмана (да будет доволен им Аллах) и была достигнута иджма, что является обязательным следовать Усманским мусхафам Корана в начертании (шрифте) и расположении сур. Марван ибн аль-Хаким (да будет доволен им Аллах) посчитал нежелательным оставлять любые копии, которые противоречили этому шрифту и расположению (Фатхуль-Бари, 9:16).
Похожие материалы