О книге имама аль-Бухари «Хальк аф’аль аль-‘ибад». Часть 2

На самом деле имам аль-Бухари составил эту книгу только для того, чтобы опровергнуть две группы нововведенцев: джахмитов – с одной стороны и самих же хашавитов – с другой. Посмотри же, как удивительно обернулось дело: хашавиты пляшут вокруг книги, которая опровергает их самих!

Всё дело в том, что в книге собраны тексты огромного количества крупных учёных из числа саляфов в опровержение джахмитов и для утверждения того, что Аллах «истава» на Арше. И хашавит [и любой другой, кто попал под их влияние], по причине подлога со стороны аль-Харрани и его учеников, читая эту книгу, может подумать, что её цель – доказать наличие у Аллаха стороны и места, и что джахмиты, так же, как ашариты и мутазилиты, отрицают в отношении Аллаха такие понятия, как сторона и место.

В действительности саляфы и имам аль-Бухари лишь опровергали слова джахмитов о том, что Аллах находится везде, сливается со Своими творениями, как утверждал Джахм. Сами [саляфы] верили, что Аллах отделён от творений и не описывается никакими иными определениями, кроме тех, что упомянуты в Коране и Сунне – «Истава на Арше», «фи ас-сама», учитывая, что положения их мазхаба относительно таких текстов известны – это тафвид и отрицание недопустимого, которое можно понять из буквального смысла. И максимум, что они сказали – это то, что Он отделён от Своих творений, не смешан с ними ни в этом мире, ни вне его, и что нет никакого соотнесения между Ним и этим миром, и это категорически исключено, ибо Он предвечен и является ваджибуль вуджуд (обязательно существующим). Всё это подробно написано в книгах по каламу.

Отсюда становится ясна причина цитирования этих слов в контексте опровержения джахмитов. А если присмотреться, то становится ещё понятнее:

وقال بن المبارك لا نقول كما قالت الجهمية انه في الأرض ههنا بل على العرش استوى وقيل له كيف تعرف ربنا قال فوق سماواته على عرشه

«Ибн аль-Мубарак сказал: «Мы не говорим, как говорят джахмиты, что Он на этой земле. Однако Он истава на Арше». И когда его спросили: «Как нам познать нашего Господа?», он ответил: «Он над небесами на Арше»». (Хальк аф’аль аль-‘ибад)

Очевидно же, что эти слова – ответ на утверждение, что Аллах якобы находится на этой земле, слит со Своими творениями и что Он внутри меня тоже. Ислам же описывает Аллаха так, как Он сам себя описал – «Истава на Арше». И эти слова точно не адресованы ашаритам, ибо во времена ибн аль-Мубарака их [как классифицированной школы] не было, ведь они не говорят, что Аллах на земле, напротив, они очищают Его от такого признака, как место – будь то на земле или на небе! Аналогично эти слова не могут быть адресованы мутазилитам, так как они тоже не приписывают Аллаху место на небе, не говоря уже о земле! Таким образом, книга опровергает слова джахмитов о том, что Всевышний слит с творениями! А опровержение книгой [имама аль-Бухари] слов [джахмитов] о сотворённости Корана даже не нуждается в комментариях.

Оставшаяся часть книги посвящена доказательству того, что деяния рабов сотворены Всевышним. Но! Кого подразумевал и кого же опровергал имам аль-Бухари в этой второй половине? Джахма и его последователей? Конечно же нет, ведь Джахм говорил о полном принуждении и о том, что у раба нет никакой силы и способности, как мы об этом уже говорили. Может, он имел в виду мутазилитов, которые говорили, что раб сам творит свои деяния? Может быть, и так. Но. Почему же имам аль-Бухари так много внимания уделял приведению асаров о Коране, согласно которым он (Коран) является речью Аллаха и читаем устами, выучен сердцами, написан на бумаге, слышим ушами, в контексте утверждения сотворённости деяний рабов?

Внимательный читатель заметит, что имам не столько отвечал мутазилитам, ибо они в основном не обращают особого внимания даже на передаваемые от Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) хадисы, не то что слова табиинов, чтобы озаботиться книгой аль-Бухари, сколько опровергал хашавитов, которые говорили о предвечности звуков и букв. Мазхаб самого имама аль-Бухари в этом вопросе известен – произнесение звука сотворено. И это навлекло на него гнев многих ханбалитов, а также других, которые не поняли тонкость этого мнения. Дошло до того, что его бросили аз-Зухли и его ученики, как об этом сказано в книге ибн Аби Хатима «Джарх ва та’диль».

Я убеждён, что при написании этой книги и цитировании слов саляфов имам аль-Бухари ставил целью доказать, что все без исключения деяния рабов сотворены, чтобы опровергнуть тех, кто критиковал его за слова о сотворённости [произносимой] речи. Вместе с этим он опровергает хашавитов, утверждающих, что буквы и их произнесение сотворены, даже больше, чем мутазилитов. Это отчётливо видно в следующем отрывке из книги:

«Абу Абдуллах сказал: «И всякому, кто не признал, что Речь Аллаха не сотворена, следует разъяснить и устранить это незнание Кораном и Сунной. А кто не примет истину и после этого, будет считаться упрямцем. Всевышний сказал: «Аллах не вводит в заблуждение людей, которым Он указал прямой путь, пока не разъяснит им, чего они должны опасаться» (9:115), также Аллах сказал: «А того, кто воспротивится Посланнику после того, как ему стал ясен прямой путь, и последует не путём верующих, Мы направим туда, куда он обратился, и сожжём в Геенне. Как же скверно это место назначения!» (4:115) А что касается утверждений этих двух групп относительно мазхаба Ахмада и приписывания его себе, то многие из них неверны, так как переданы недостоверными путями, а возможно, эти группы не до конца поняли суть его мнения в этом вопросе. Однако известно, что имам Ахмад говорил о несотворённости Речи Аллаха и сотворённости всего прочего помимо Него; что они [саляфы] порицали углубление в подобные неясные вопросы, сторонились людей калама и споров, и говорили только о тех вопросах, относительно которых у них имелось твёрдое знание и которые разъяснил Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует)».

Далее он говорит: «Всевышний разъяснил слово Своим творениям: «Кто сотворил жизнь и смерть, чтобы испытать вас и увидеть, чьи деяния окажутся лучше» (67:2), затем Он сообщил, что деяния [являются] частью этой жизни. Затем Он разъяснил Своё творение и сказал: «Храните ли вы свои речи в секрете или же говорите о них вслух, Он ведает о том, что в груди! Разве же не знает Тот, Кто сотворил [всех и их деяния], в то время, как Он – Добр [к Своим рабам] [и] Всеведущ?» (67:13-14). А ведь джахмиты и отрицающие сифаты (муаттыля) не согласны с учёными в этом вопросе и утверждают, что Аллах не разговаривает, ибо если бы Он разговаривал, то Его Речь была бы созданной. Также они сказали, что читаемый Коран сотворён знанием Аллаха, и не разграничили чтение рабов и читаемое».

И мнение аль-Бухари в этом вопросе ясно, и он, хвала Аллаху, полностью согласен в нём с Ахлю-Сунна. Удивительно, как ваххабиты-хашавиты сегодня рады этой книге, читают и распространяют её, тогда как она разрушает один из столпов их антропоморфистской акыды.

Далее приводится опровержение слов, которые могут внушить сомнения.

Вот некоторые слова саляфов, взятые из книги «Хальк аф’аль аль-‘ибад», которые постоянно приводят хашавиты, думая, что если имам аль-Бухари приводил их в своей книге, значит он согласен с ними в приписывании Аллаху таких признаков, как физическое присутствие в определенном направлении и сидение на Арше. Но тот, кто прочитает и поймёт эти слова в контексте предисловия, которое мы только что разъяснили, поймёт, что истина прямо противоположна. Я покажу эти слова и опровергну их, и братья, а также те, у кого возникли проблемы в понимании этих асаров, могут связать их с другими главами книги [чтобы лучше понять].

قال وهب بن جرير : «الجهمية الزنادقة إنما يريدون أنه ليس على العرش إستوى»

1. Вахб ибн Джарир сказал: «Еретики-джахмиты хотят сказать, что Он не «истава» на Арше».

Ответ: да, это так. Так как они опустошают аят «Милостивый истава на Арше», и говорят, что Он везде, Он не отделён от творений. Но максимум, что есть в этих словах [Вахба ибн Джарира], это подтверждение аята и опровержение тех, кто говорит о пребывании Аллаха в [различных] местах и утверждение его обособленности от творений без установления места и направления!

قال حماد بن زيد : «القرآن كلام الله نزل به جبرائيل، ما يجادلون إلا أنه ليس في السماء إله»

2. Хаммад ибн Зейд сказал: «Коран – это речь Аллаха, с которой спустился Джабраил. Они же спорят и говорят, что нет Бога в небе».

Ответ: да, Коран – это речь Аллаха, и она не сотворена, как об этом говорят джахмиты, так как говорить о сотворённости Корана – это то же самое, что говорить об изменениях и новых явлениях в Его сущности, из чего вытекает настоящая ересь и полное отрицание Бога. Ибо нет сомнений, что тот, кто допускает наличие изменений в сущности Аллаха, одновременно заявляя о Его предвечности (как, например, это делают ибн Таймийя и Джахм ибн Сафван), не понимает, что наличие изменений в какой-либо сущности указывает на её сотворённость. И, следовательно, доказательство сотворённости этого мира тоже недействительно. И такой человек будет вынужден признать предвечность мира (что и сделал ибн Таймийя аль-Харрани). А из предвечности мира в первую очередь вытекает отсутствие нужды в создателе, то есть отрицание существования Бога! И Хаммад ибн Зейд прав, ибо слова о сотворённости Корана означают полное отрицание Бога, и заявляющий об этом как бы говорит, что «нет Бога в небе». «Разве вы в безопасности от того, кто в небе?» (67:16)

قال ابن المبارك : «لا نقول كما قالت الجهمية إنه في الأرض ههنا، بل على العرش استوى» وقيل له : كيف تعرف ربنا ؟ قال : » فوق سماواته على عرشه «

3. Ибн аль-Мубарак сказал: «Не говори, как сказали джахмиты, что Он здесь, на земле, однако скажи «»истава» на Арше»». И когда его спросили: «Как ты опишешь нашего Господа?», он сказал: «Над небесами на Арше».

Ответ: да, мы описываем Аллаха так, как Он Сам себя описал – «истава» на Арше», и не говорим, как джахмиты, что Он везде, упаси Аллах, ведь Он не описан таким качеством, как место. Мы описываем Его так, как Он описан в священных текстах и преданиях, что Он на Арше. И в этих словах нет ничего, кроме подтверждения слов Корана и Сунны, без аллегорического толкования или придания им буквального значения. Это описание Его тем, что было ниспослано, и на этом следует остановиться и оставить знание смысла Аллаху, как в мазхабе салафов – тафвиде. Но здесь не место для доказательства этого.

قال سعيد بن عامر : » الجهمية أشر قولا من اليهود والنصارى، قد اجتمعت اليهود والنصارى وأهل الأديان أن الله تبارك وتعالى على العرش، وقالوا هم : ليس على شيء «

4. Саид ибн Амир сказал: «Джахмиты хуже, чем иудеи и христиане. Иудеи, христиане и представители других религий единодушны в том, что Аллах на Арше. Они же сказали: «Он ни на чём»».

Ответ: да, джахмиты объявляют ложью Коран и говорят, что Он не на Арше, а везде, смешан со всем, упаси Аллах. Они не подчиняются священному тексту и отказываются оставить его смысл Аллаху, однако, когда разум Джахма оказался в замешательстве, и он не смог осознать нечто существующее, не описанное признаками места и времени, всё, что он смог сказать, это что его Господь – это вот этот воздух, который везде. Это и есть убеждение джахмитов – не отрицание «истива» и не очищение Аллаха от таких признаков, как направление и место.

قال علي : » إحذر من المريسي وأصحابه فإن كلامهم يستجلي الزندقة وأنا كلمت أستاذهم جهما فلم يثبت لي أن في السماء إلها «

5. Али сказал: «Остерегайся аль-Мариси и его последователей, ибо из их слов проистекает безбожие. Я говорил с их учителем Джахмом, и он не подтвердил мне, что в небе есть Бог».

Ответ: он ясен из этих слов. Ибо резюме слов Джахма – это отрицание [существования] бога и настоящий атеизм, ведь Аллах сказал о себе: «В безопасности ли вы от Того, Кто в небе?» (67:16), и согласно тафсиру ибн Аббаса, как это передано в труде «Задуль масир» ибн аль-Джаузи, Джахм является еретиком, который не подтверждает то, что есть в Коране, предоставляя знание смысла Аллаху, как это делают мусульмане.

قال الفضيل بن عياض : » إذا قال لك الجهمي أنا أكفر برب يزول عن مكانه، فقل : انا أؤمن برب يفعل ما يشاء «

6. Фудейль ибн Ийяд сказал: «Если джахмит скажет тебе: «Я не верю в Бога, который удаляется со своего места», скажи: «Я верю в Бога, который делает то, что пожелает»».

Ответ: здесь есть несколько нюансов, на которые нужно обратить внимание. Первый: это приписывание Джахму утверждения, что он присваивает Аллаху место, но отрицает в отношении Него исход из этого места, тогда как известно, что убеждение Джахма заключается в том, что Аллах везде, и даже – что Он и есть место! Очевидно, что это противоречит убеждениям мутазилитов и Ахлю-Сунны, то есть отрицанию признака места, как это известно. Поэтому в этом асаре [от Фудейля ибн Ийяда] имеются в виду вовсе не они!

Второй: джахмит в этом предании завёл речь о перемещении Аллаха, а Фудейль, как мы увидим, вернул его к истине. Фудейль ибн Ийяд (да смилуется над ним Аллах) сделал предметом спора «нузуль» (нисхождение), что это качество действия. Ибо, по его мнению, «нузуль» – это действие Аллаха, связанное с Его Волей, а Воля связана только с допустимо существующим, то есть она не распространяется на саму предвечную сущность Аллаха, а только на сотворённый мир. Поэтому «нузуль», «маджи» (приход) и другие сыфаты, буквальный смысл которых говорит о перемещении и движении, по мнению Фудейля, это действия, которые Аллах совершает относительно этого мира, и поэтому их называют спусканием и т. д. Поэтому и здесь для тех, кто понимает, нет никаких проблем.

حذر يزيد بن هارون عن الجهمية وقال : » من زعم ان الرحمن على العرش استوى على خلاف ما يقر في قلوب العامة فهو جهمي «

7. Язид ибн Харун, предостерегая от джахмитов, сказал: «Тот, кто считает, что Милостивый «истава» на Арше, но не тем образом, как это утвердилось в сердцах большинства [амма], тот джахмит».

Ответ: джахмит – это тот, кто на аят «Милостивый «истава» на Арше» говорит: «Аллах везде», противореча тому, что утвердилось в сердцах большинства табиинов и обладателей знания. «Большинство», о котором идёт речь, это большинство учёных и всей уммы в целом. И известно, что в их терминологии «большинство» означает большинство обладателей знания, а простолюдин [аммий] означает – «невежда», на чьи слова не обращают никакого внимания, так как они не могут быть доводом для учёных. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Моя община не сойдётся на заблуждении». Буквальный смысл этих слов охватывает всю умму, включая простолюдинов. Но ведь известно, что в этом хадисе имеется в виду не простой народ, а учёные, усулии и муджтахиды, даже если это будет всего один человек. Поэтому такое понимание этих слов будет вполне вероятным, и нельзя отвергать подобное понимание, ибо мы используем слово «большинство» в отличном [от саляфов] смысле, как иной термин. И будет несправедливо сравнивать их и наши слова и понимать их в этом свете. Ведь это слово не имеет точного определения в нашей речи: какое большинство имеется в виду? Большинство суннитов? Шиитов? Хариджитов? А может, людей писания или огнепоклонников? И даже если имеется в виду большинство Ахлю-Сунна, то кто именно? Студенты, а может, читающие Коран, а может, неграмотные и невежды, которые не знают из книги Аллаха ни одной буквы?! И даже если допустить, что здесь имеется в виду простое большинство, то мы не уверены, что это большинство поймёт аят «Милостивый «истава» на Арше» как сидение, определение места и направления, как об этом говорят хашавиты. Если ты спросишь у простого человека: «Понимаешь ли ты из этого аята, что Аллах сидит на Арше и что Арш держит Его?», он будет отрицать это. Поэтому то, что утвердилось в сердцах даже простолюдинов – это не то, во что верят хашавиты. В их сердцах утвердилось, что Всевышний описал Себя выражением «»истава»  на Арше», и что Он абсолютно не подобен нам, и, следовательно, мы ничего не знаем об «истива».

قال ضمرة بن ربيعة عن صدقة، سمعت سليمان التيمي يقول : لو سئلت اين الله ؟ لقلت في السماء، فإن قال فأين كان عرشه قبل السماء؟ لقلت على الماء، فإن قال : فأين كان عرشه قبل الماء؟ لقلت : لا أعلم «

8. Дамура ибн Рабиа передаёт от Садака, что он слышал, как Сулейман ат-Тейми сказал: «Если бы меня спросили: «Где Аллах?», я бы ответил – в небе. А если бы спросили: «А где был Арш до создания неба?», я бы сказал – на воде, а если бы спросили: «А где был Арш до воды?», я бы сказал – не знаю».

Ответ: да, если бы его спросили, он бы сказал «в небе» – как это передано в хадисе рабыни – что означает высокое [положение], а не присутствие в каком-либо возвышенном месте. А Арш является символом этого высокого положения, владычества и господства над небом, а до него – над водой, как это передано в тексте. А что было до воды, мы не знаем, так как об этом ничего не сказано!

قال محمد بن يوسف : » من قال إن الله ليس على عرشه فهو كافر، ومن زعم أن الله لم يكلم موسى فهو كافر «

9. Мухаммад ибн Юсуф сказал: «Кто скажет, что Аллах не на Арше – тот неверующий, и кто скажет, что Аллах не говорит с Мусой – тот неверующий».

Ответ: да, ведь Аллах сказал: «Милостивый «истава» на Арше» (20:5) и «И Аллах говорил с Мусой разговором» (4:164), и тот, кто отрицает «истива» и разговор Аллаха с Мусой, объявил ложью книгу Аллаха, а кто считает ложью книгу Аллаха – без сомнений, неверующий!

قال ابن عباس رضي الله عنهما : » لما كلم الله موسى، كان النداء في السماء وكان الله في السماء «

10. Ибн Аббас (да будет доволен Аллах ими обоими) сказал: «Когда Аллах говорил с Мусой, зов исходил с неба, и Аллах был в небе».

Ответ: нет нужды повторяться, ибо ответ на подобное уже был дан. Здесь суть в том, что Аллах говорил с Мусой и приблизил его к Себе этим разговором, но не физически и не слившись [с ним]. Что подтверждают слова Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), что во время ночного переноса и вознесения [Исра и Мирадж] он был не ближе к Аллаху, чем Юнус, сын Матта, во время пребывания во чреве кита в глубинах моря, ведь Аллах не описан признаком места, чтобы быть к кому-то, кто находится в определённом месте, ближе, а от кого-то – в другом месте – дальше.

Кто хочет узнать, что же на самом деле имел в виду имам аль-Бухари, пусть прочитает книгу «Хальк аф’аль аль-‘ибад», но не выбирая [только то, что ему подходит] и не пропуская какую-то часть текста. Таким образом, когда будут собраны воедино все эти высказывания, будет понятно, что хотел сказать имам аль-Бухари. А содействие – только от Аллаха!

Похожие материалы