О книге имама аль-Бухари «Хальк аф’аль аль-‘ибад». Часть 1

Книга «Хальк аф’аль аль-‘ибад» имама аль-Бухари – одна из тех книг, которые вызывают много вопросов, более того, сомнений и колебаний среди тех, кто относит себя к Ахлю-Сунна, и заставляет их впадать в грех подозрений относительно имама аль-Бухари, и, возможно, где-то глубоко внутри у них таится мысль, что он и другие имамы из числа саляфов, чьи имена упомянуты в книге, не принадлежали к числу Ахлю-Сунна.

Я прочитал эту книгу очень давно. В те времена я скитался во мраке хашавизма и невежества, и тогда мне казалось, что аль-Бухари (да смилуется над ним Аллах) сам является имамом хашавизма и таджсима (описание Аллаха телесностью), которые я тогда считал истиной.

Затем Всевышний показал мне свет людей истины и одарил меня, наставив на их путь и дав возможность повторно взглянуть на их наследие взглядом, свободным от шор, сердцем, чистым от наслоений хашавизма и таджсима, и душой, озарённой истиной и её сверкающими доказательствами; и я увидел имама аль-Бухари огромной глыбой, доблестным учёным Ахлю-Сунна, очищающим Аллаха от всякого вздора и выдумок, более того, я увидел, что в этой книге он даже опровергает хашавитов!

Я имею в виду, что научный бэкграунд, на который опирается человек при оценке того, что он охватывает своими чувствами, имеет большое влияние на то, что он думает об этом и как анализирует поступающую извне информацию. И одно слово, таким образом, может иметь более одного значения в зависимости от личности читающего.

В действительности ключ решения этой проблемы и устранения неясности кроется в познании того, что же на самом деле имели в виду саляфы и имам аль-Бухари, когда использовали слово «джахмиты», а также в познании того, кому они это говорили, кого опровергали и в каком контексте это было сказано.

Вашему вниманию предлагается эта скромная попытка раба Аллаха прояснить понимание этого вопроса для некоторых. И лучше всего будет с самого начала объяснить, кто же такие эти джахмиты, о которых так много говорится в этой книге.

Кто такие джахмиты?

Джахмиты (от имени Джахма ибн Сафуана) – это группа, которой фактически нет ни сейчас, ни не было когда-либо в прошлом! Дело в том, что этот Джахм был человеком отверженным и порицаемым всеми исламскими группами и не был известен ни большими, ни малыми знаниями ни в акыде, ни в философии, ни в рациональных науках, ни даже в фикхе, хадисе и других подобных науках. Это был никому не известный субъект, более похожий на помутившегося рассудком человека, который не понимает, что несёт, жил отвергнутым и был убит в противостоянии правителю. Он не достиг никакого успеха, прославился тем, что спорил с каждым встречным [будучи абсолютно непригодным для этого]. Невежды подходили к нему и высказывали какое-нибудь сомнение, которое может привести в замешательство разве что таких же невежд, как он сам. Передаётся, что он часто бывал растерян после некоторых сомнений, которыми с ним делались шраманы, огнепоклонники или философы, и не мог найти на них ответа.

Он также не прославился ни аскетизмом, ни богобоязненностью, ни праведностью, за которые его могли бы полюбить люди, как это было, например, с ибн Каррамом, который очаровал людские сердца своим аскетизмом и поклонением, что стало причиной распространения его нововведений и выводящих из Ислама воззрений таджсима!

Ахлю-Сунна и мутазилиты единогласны в том, что Джахм – заблудший, и после его убийства не осталось никого, кто бы последовал за ним, и что нет такой группы или секты, как джахмиты, как разъяснил имам аль-Каусари (да освятит Аллах его душу) в своих комментариях к книге «Аль-Ихтиляф фи аль-ляфз» ибн Кутейбы ад-Динури, насколько я помню.

Чтобы убедиться в этом, приведём краткое изложение воззрений Джахма:

— абсолютное отрицание сыфатов Аллаха;

— утверждение, что Аллаха нельзя описывать теми же словами, которыми описывают творения. Например, нельзя говорить, что Аллах знающий, живой или могущественный, однако вместо этого надо говорить «создающий», «наделяющий пропитанием», «умертвляющий», «оживляющий» и т. д.;

— утверждение о единстве бытия, о слиянии Аллаха с творениями (хулюль) и о том, что Аллах находится везде;

— утверждение о допущении изменений в Аллахе, о том, что Его знание обновляется, и что Он говорит, когда хочет и молчит, когда хочет;

— утверждение о том, что Коран сотворен;

— утверждение о полном принуждении и о том, что у раба нет возникшей (созданной Аллахом) силы и способности [на совершение действия];

— утверждение о конечности Ада, Рая и их обитателей.

Читатель может найти его цитаты в книге «Аль-Миляль уа ан-нихаль» имама аш-Шахристани, а также в предисловии хафиза ибн Хаджара аль-Аскаляни к главе «Книга Единобожия» из «Сахих» аль-Бухари в своём труде «Фатхуль Бари».

Сейчас же, если мы подумаем над этими словами, то увидим, что ни в наше время, ни когда-либо в прошлом не было такой группы, которая сочетала бы в себе одновременно все эти убеждения и при этом назвалась бы словом «джахмиты». И мы не найдём подобной секты, идеи которой отстаивали бы её учёные, или исследователей, которые бы зафиксировали слова этого Джахма и защищали их истинность, как это бывает у Ахлю-Сунны, философов, мутазилитов, кадаритов, хашавитов или даже людей, верящих в единство бытия, батынитов, иудеев, христиан и т. д. и т. п.

И если есть такая группа, как джахмиты, как об этом говорят, то где же они? Кто их учёные и где их книги? Нет ничего этого. Есть только иллюзии в головах некоторых людей, из-за которых они вынуждены делать всё вслепую. Аллах Муста’ан!

Затем, если посмотреть ещё раз, можно увидеть, что между словами Джахма и словами некоторых исламских групп можно найти где-то расхождения, а где-то и сходство, например:

— мутазилиты согласны с ним в отрицании сыфатов и в утверждении, что Коран сотворен, и из-за этого совпадения кто-то, неважно – с хорошим или плохим намерением, мог назвать этих выдающихся учёных калама джахмитами;

— люди, заявляющие о единстве бытия, и слиянии Аллаха с творениями (хулюль) согласны с ним в утверждении, что Аллах находится везде, но пусть читатель обратит внимание на то, что он (Джахм) приписывает Аллаху место, и не говорит, что Ему не присущи место, направление и границы, и в дальнейшем мы увидим, что это очень важный момент;

— мурджииты-джаббариты согласны с ним в абсолютном принуждении и в том, что у раба нет

[созданной Аллахом] силы и способности [на совершение действия]. Но. Пусть его сёстры (мурджииты и джаббариты) посмотрят, что он не говорил абсолютно ничего о свершении рабами своих дел, однако утверждал обратное;

— антропоморфист ибн Таймийя аль-Харрани согласен с ним сразу в нескольких пунктах:

1. в допущении изменений и обновлений в сущности Аллаха. Читающий книги ибн Таймийи может легко найти подобные выражения в ясной форме в его трудах «Минхадж», «Тальбис», «Ма’куль» и «Тас’ин»,

2. отсюда ибн Таймийя сделал вывод (а сегодня, не подумав и не поразмыслив, в этом ему следуют ваххабиты), что Всевышний говорит, когда хочет, и молчит, когда хочет, сущностными речью и молчанием, а не действиями, которые Он совершает; превыше Он этого вздора.

Имам аль-Ашари (да освятит Аллах его душу) в своей книге «Аль-Ибана» написал, что первым, кто сказал, что Аллах говорит и молчит, когда пожелает, был Джахм. Нам уже стало ясно, кто такой этот ибн Таймийя, а сегодня ваххабиты следуют этим же самым убеждениям, близким к куфру. И удивительно видеть народ, который так радостно встретил книгу «Аль-Ибана» и так мало знает о том, что в ней написано! Бедственно положение такого разума, клянусь Господом!

Далее. Этот аль-Харрани согласен со словами своего имама (Джахма) о сотворенности Корана. Читатель может найти эти слова, ясно сказанные в его труде «Минхадж», в котором он говорит, что Коран не является предвечным, а состоит из единиц речи Аллаха, которая, согласно этому хашавиту аль-Харрани, является предвечной как вид, но отдельные части её сотворены!  Да упасёт нас от этого Аллах!  

И за этой испорченной акыдой, почерпнутой им у Джахма и мутазилитов, последовал его ученик ибн Абиль Изз аль-Ханафи в своём толковании на «Акыда ат-Тахавия», где можно увидеть, как он заявляет, что всё, что мутазилиты приводили в качестве доказательства в этом вопросе (сотворенности Корана), является истиной, которую должны принять и исповедовать представители Ахлю-Сунна! Да упасёт нас от этого Аллах!

Далее аль-Харрани частично согласен со словами Джахма о конечности Ада и числа его обитателей. Ты можешь найти, как он, а также два его ученика – ибн аль-Каййим и ибн Абиль-Изз аль-Ханафи – подтверждают их и даже считают мнением саляфов, которому можно следовать! А ведь это явный куфр! И это опровергли даже некоторые из их последователей, например, Амир ас-Сан’ани, а затем и Албани в своём комментарии к труду ас-Сан’ани. И учёные сказали, что первым, кто высказал идею о конечности Ада был Джахм. Это ещё один пункт, в котором согласны он и аль-Харрани.

Теперь. Если любую группу из-за того, что она совпала в каком-то мнении с Джахмом, можно называть джахмитами, то нет какой-то конкретной группы, которая бы заслуживала этого больше, чем любая другая. Исследователь может увидеть, что использование этого прозвища приняло очень плохие формы, и что кого-то так называют, а кого-то – нет. Суть явления в том, что это лишь обмен оскорблениями, ни больше ни меньше.

И поскольку этот Джахм, как мы увидели, был отвергнутым и изгоем, то простого обзывания оппонента джахмитом уже достаточно, чтобы оттолкнуть от него простолюдина и выставить его в худшем свете. А простолюдины верят всему, что слышат, и таким образом достигается желаемое.

И ты можешь увидеть, что саляфы и Ахлю-Сунна использовали этот термин по праву и со знанием, как это делал имам аль-Бухари в труде «Хальк аф’аль аль-ибад», подразумевая при этом погружение кого-либо в идеи Джахма или их отголоски, которые действительно есть у некоторых групп, как мы это сказали выше.

Ты также можешь увидеть, как некоторые саляфу-с-салих использовали это слово в качестве прозвища для заклятых противников Ахлю-Сунны мутазилитов, и что некоторые из саляфов, которые не были замечены за ильмуль калам (ибо в те времена он не был распространённой наукой среди них), были поставлены в тупик рациональными доводами мутазилитов, которые были превосходными мутакаллимами, и поэтому с целью оттолкнуть простой народ от мутазилитов они называли их самым мерзким прозвищем – джахмиты. Они делали это, возможно даже зная об их явном преимуществе в знании, понимании, каламе и богобоязненности по сравнению с невеждой Джахмом. Причиной было также и то, что к ним (мутазилитам) склонялось правительство, и тогда [Ахлю Сунне] нечего было бы противопоставить тем, кто к рациональным доводам прибавил бы ещё и «административный ресурс», чего уже хватило бы, чтобы привлечь в их ряды народ. А представь, что будет, если прибавить сюда доказательства разума и науки калам!
А некоторые из саляфов из-за своего малого опыта в науке калам (и в основном их положение было таким) не до конца понимали разницу между джахмитами, мутазилитами и кадаритами и называли именем одной группы другую.

Далее. Если посмотреть, то есть ещё одна униженная группа – хашавиты. Они прославились тем, что любили называть всех, кто с ними не согласен, мерзкими джахмитами, муаттылями, не верующими в сыфаты Аллаха!

И мы видим их предшественников вроде ибн Батта, аль-Харрани и ибн аль-Каййима аль-Джаузийя, которые цитируют слова Ахлю-Сунны ашаритов, а затем заканчивают свою речь ругательствами в их адрес, называя джахмитами!

А некоторые глупцы из их числа могут написать целую книгу и назвать её, например, «Иджтимауль джуйушиль ислямийя аля азвиль муаттылятиль джахмийя» (Мобилизация исламских войск на битву с джахмитами, опустошающими [сыфаты]) и приводить в ней любую чушь, лишь бы доказать, что Аллаху присуще физическое направление и место, попутно называя исповедующих акыду танзиха ашаритов и мутазилитов мерзкими джахмитами.

Этот болван даже не видит своего нелепого противоречия в том, что Джахм не следовал акыде, согласно которой Аллах чист от таких признаков, как место, направление, соприкосновение и сидение. Напротив, он (Джахм) утверждает точно то же самое, что и автор сей книги, с той лишь разницей, что Джахм заявил, что Аллах находится везде, смешан и соприкасается с творениями, тогда как этот (Ибн аль-Каййим) говорит, что Аллах находится в определённом направлении, расположен над Аршем и сидит на нём!

Например, ибн аль-Каййим аль-Джаузийя в своей касыде «Нуния» говорит, смеша разумных людей:

Джахм ибн Сафван и его прихвостни

Отрицают качества Творца Судящего

И даже опустошили от Него небеса

И Арш освободили от Милостивого.

Но ведь Джахм не говорил подобного, напротив, он говорит, что Милостивый находится на Арше, небе, земле и во всех местах. Вот так выяснились вздор, подлог и обман этого смешного человека и его учителя аль-Харрани.

Мне кажется, что эти хашавиты прибегают к подобным уловкам лишь с целью запутать простой народ и оттолкнуть его от людей истины, и поэтому называют тех, кто считает Аллаха пречистым от пребывания в определённом месте и смешения с творениями, именем тех, кто приписывает Аллаху место. Аллах аль-Муста’ан!

Я уверен, что сейчас нам стало ясно, что термин «джахмиты», который использовали саляфы и имам аль-Бухари, это не то же самое, что имеют в  виду ваххабиты-хашавиты сегодня. И в обоих случаях подразумевается не просто отличный, а прямо противоположный смысл!

И тот, кто прочитает книгу «Хальк аф’аль аль-ибад», может подумать, что джахмиты, упомянутые в ней, говорят слова, сходные со словами ашаритов, и, следовательно, если саляфы и имам аль-Бухари их опровергали, значит, они одновременно опровергали и ашаритов.

Причина этого, конечно же, в шуме, который подняли ваххабиты-хашавиты вокруг этой книги, [говоря], что они считают её опровержением ашаритов, и [указывая] в каком плохом свете они в ней представлены. Что и случилось с аль-Миззи и другими подобными ему учёными в их период хашавизма, когда они читали эту книгу в соборных мечетях, чтобы вызвать гнев шафиитов-ашаритов, которые сидели рядом и которые недавно пожаловались на него (аль-Миззи) судье, за что он и был наказан. А также это относится к некоторым ашаритам, которые из-за недостаточного знания акыды могут подумать то же самое. Однако всё совершенно иначе!

Похожие материалы