Почему ученые последовали за Абуль-Хасаном аль-Аш’ари?

Кади ‘Ийяд ибн Муса аль-Малики (476–544 гг. х.) говорил:

وصنف لأهل السنة التصانيف، وأقام الحجج على إثبات السنة، وما نفاه أهل البدع من صفات الله –تعالى- ورؤيته وكلامه، وقدرته، وأمور السمع الواردة، من الصراط والميزان والشفاعة والحوض وفتنة القبر، التي نفت المعتزلة، وغير ذلك من مذاهب أهل السنة والحديث، فأقام الحجج الواضحة عليها من الكتاب والسنة، والدلائل الواضحة العقلية، ودفع شبه المبتدعة، ومن بعدهم من الملحدة والرافضة.

وصنف في ذلك التصانيف المبسوطة، التي نفع الله بها الأمة، وناظر المعتزلة، وكان يقصدهم للمناظرة بنفسه، وكلم في ذلك، وقيل له : كيف تخالط أهل البدع، وقد أمرت بهجرهم؟ .. فقال: هم أهل الرياسة، وفيهم الوالي والقاضي، فهم لرياستهم لا ينزلون إلي، فإن لم نسر إليهم، فكيف يظهر الحق، ويعلم أن لأهله ناصرا بالحجة؟.

«Он – Абуль-Хасан аль-Аш’ари – составил для Ахлю-Сунны множество трудов и установил доводы для подтверждения Сунны и того, что отрицали приверженцы нововведений – атрибутов Всевышнего Аллаха, возможности увидеть Его, предвечности Его речи, могущества.

Также о различных вещах, переданных в Шариате: о Мосте (Сират), Весах (Мизан), Заступничестве (Шафа’ат), Водоёме (Аль-Хауд), могильных мучениях, которые отрицали мутазилиты, и многом другом из того, что подтверждают приверженцы Сунны и хадиса. Он установил доходчивые доводы ко всему этому из Корана и Сунны и ясные рациональные доводы. Также он опроверг сомнения приверженцев нововведений и еретиков и рафидитов, которые были после них. Он составил об этом объёмные книги, посредством которых Аллах дал умме пользу. Он дискутировал с мутазилитами и сам приходил к ним для этого. За это его обсуждали. Ему сказали: «Как ты можешь общаться с приверженцами нововведений, в то время как ты повелел отстраниться от них?» Он ответил: «Они обладатели власти, и среди них есть и правители, и судьи. Из-за своей власти они не спустятся ко мне. А если мы не отправимся к ним, то как же выяснится истина и станет известно, что у её обладателей есть защитник с доводами?».

فلما كثرت تواليفه، وانتفع بقوله، وظهر لأهل الحديث والفقه ذبه عن الدين، تعلق بكتبه أهل السنة، وأخذوا عنه، ودرسوا عليه، وتفقهوا في طريقه، وكثر طلبته وأتباعه لتعلم تلك الطرق في الذب عن السنة، وبسط الحجج والأدلة في نصر الملة، فسموا باسمه، وتلاهم أتباعهم وطلبتهم، فعرفوا بذلك، وإنما كانوا يعرفون قبل ذلك بالمثبتة، سمة عرفتهم بها المعتزلة، إذ أثبتوا من السنة والشرع ما نفوه. فبهذه السمة –أولا- كان يعرف أئمة الذب عن السنة من أهل الحديث كالمحاسبي، وابن كلاب، وعبد العزيز بن عبد الملك المكي، والكرابيسي إلى أن جاء أبو الحسن، وأشهر نفسه، فنسب طلبته والمتفقهة عليه في علمه بنسبه كما نسب أصحاب الشافعي إلى نسبه، وأصحاب مالك وأبي حنيفة وغيرهم من الأئمة إلى أسماء أئمتهم، الذين درسوا كتبهم، وتفقهوا بطرقهم في الشريعة، وهم لم يحدثوا فيها ما ليس منها. فكذلك أبو الحسن، فأهل السنة من أهل المشرق والمغرب، بحججه يحتجون، وعلى منهاجه يذهبون، وقد أثنى عليه غير واحد منهم، وأثنوا على مذهبه وطريقه.

Когда его книг стало много и люди получили пользу от его слов, когда хадисоведам и факихам стало очевидно его усердие в защите религии, то Ахлю-Сунна [из их числа] взялись за изучение его книг. Они обучались по ним, давали уроки по этим книгам и получали знания на его пути. Увеличилось число его учеников и последователей, обучавшихся этим путям для защиты Сунны и распространения доводов в помощь ей. Их назвали его именем, и за ними последовали их последователи и ученики. Они стали известны под этим именем (то есть ашариты). До этого они были известны как «подтверждающие» (мусаббит) – так их назвали мутазилиты, потому что они подтверждали из Сунны и Шариата то, что отрицали мутазилиты. Под этим названием в первую очередь были известны имамы из Ахлю-Хадис, защищавшие Сунну, такие как Аль-Мухасиби, Ибн Куляб, Абдулазиз ибн Абдулмалик аль-Макки, аль-Карабиси, пока не пришёл и не стал известен Абуль-Хасан. Его ученики и люди, перенявшие его понимание, стали относить себя к нему в этой науке, подобно тому, как ученики имама аш-Шафии отнесли себя к имаму аш-Шафии, ученики имама Малика, Абу Ханифы и других имамов отнесли себя к именам своих имамов [за пониманием которых они следовали], изучив их книги их методом в шариате. Этим они не внесли в неё (религию) ничего из того, что к ней не относилось. Так же дело обстоит и с Абуль-Хасаном.

Ахлю-Сунна на востоке и западе используют его доводы и следуют по его пути. Его восхвалял не один из последователей Ахлю-Сунна; восхваляли его мазхаб и его путь.

وإنما جاء خلاف ذلك من قوم من أصحاب أبي حنيفة، مذهبهم الاعتزال في الأصول، كعبد الجبار قاضي الري، والتنوخي، وأمثالهم من غلاة المعتزلة ودعاتهم.

ومن قوم –أيضا- ينتسبون إلى مذهب أحمد بن حنبل، غلوا في ترك التأويل، حتى وقعوا في التشبيه، وأكثرهم ليس من العلم بسبيل، ولكنهم لانتسابهم إلى السنة والحديث، قبلت العامة أقوالهم، ولم تنفر منهم نفورها من أولئك الأخر. فقرروا عند العامة أنه مبتدع، وأضافوا إليه من المقالات، ما أفنى عمره في تكذيب قائلها وتضليله.

وأكثر من شنع عليه بالأندلس، علي بن حزم الداودي، فإنه ملأ عليه كتابه عليه وعلى أئمة أصحابه، كذبا و تشانيع باطلة. وذلك في كتابه المسمى بالنصائح، والفضائح ، وأثنى عليه في كتابه الفصال وعده في متكلمي أهل الحديث، ومن ارتضى قوله الأئمة المالكية والشافعية

Взгляды, противоположные этим, пришли от одной группы последователей Абу Ханифы, чьим мазхабом в усуле был мутазилизм. Это такие как Абдул-Джаббар, кадий города Рей, ат-Танухи и им подобные фанатики мутазилиты и их ораторы.

Также противоположные этим взгляды пришли от группы людей, относящих себя к мазхабу Ахмада ибн Ханбаля. Они проявили крайность в отказе от аллегорического толкования (таъвиль) и даже впали в уподобление Аллаха (ташбих). Большинство из них не имеют никаких знаний. Однако из-за того, что они принадлежали к числу последователей Сунны и хадиса, общая масса людей приняла их слова, и простые люди не отвергли их. Они установили среди простого населения, что Абуль-Хасан является нововведенцем, и приписали ему сочинения, да так, что вся его жизнь прошла в опровержении лжи и заблуждений тех, кто говорил о нём это.

Больше всех в Андалусии его порочил Али ибн Хазм ад-Давуди. Он заполнил свою книгу бранью и ложью про него и его учеников – имамов. Он сделал это в своей книге, которая называется «Ан-Насаих валь-Фазаих», а в книге «Аль-Фисаль» он восхвалял его и посчитал мутакаллимом из числа приверженцев хадиса его, а также имамов маликитов и шафиитов, которые были согласны с его словами».

[Кади ‘Ийяд, «Тартиб аль-Мадарик», 5/24, 25]

Немного о Кади ‘Ийяде

Полное имя этого знаменитого имама было Абуль-Фадль ‘Ийяд ибн Муса ибн ‘Ийяд ибн ‘Имрун ибн Муса ибн Мухаммад ибн ‘Абдуллах ибн Муса ибн ‘Ийяд аль-Йахсуби. Он родился в Сеуте в месяц Ша’бан в 476 г. х. и жил там, хотя его семья была родом из Андалусии.

Кади ‘Ийяд был имамом своего времени в хадисе и его науках. Он был учёным тафсира и его наук, факихом в усуле, учёным в грамматике, языке и арабской речи, так же, как и знатоком битв и генеалогии арабов. Он был проницателен в судействе, и у него были полномочия составлять контракты. Он знал и сохранял маликитский мазхаб. Он был прекрасным поэтом, знакомым с литературой, и красноречивым оратором. Он был стойким, воздержанным и хорошим товарищем. Он был щедр и давал много садака. Он был постоянен в деянии и упорен в правде.

Кади ‘Ийяд отправился в Андалусию в 509 году в поисках знаний. В Кордове он учился у кади Абу Абдуллаха Мухаммада ибн Али ибн Хамдина, у Абуль-Хусайна ибн Сираджа, Абу Мухаммада ибн Аттаба и других. Он получил иджазу (разрешение на преподавание и вынесение суждений учёного) от Абу Али аль-Гассани. На Востоке он учился у кади Абу Али Хусайна ибн Мухаммада ас-Садафи и других. Он всегда стремился встречаться с шейхами и учиться у них. Он был обучен Абу Абдуллахом аль-Мазини. Он написал ему с просьбой об иджазе. Абу Бакр ат-Тартуши дал ему иджазу. Одним из его шейхов был кади Абуль-Валид ибн Рушд. Автор «Ас-Силя аль-Башкувалийя» говорит, что у него было около сотни шейхов, некоторых из них он просто слушал, а некоторые дали ему иджазу.

Его сын Мухаммад упоминает Ахмада ибн Бакы, Ахмада ибн Мухаммада ибн Мухаммада ибн Махуля, Абу’т-Тахира Ахмада ибн Мухаммада ас-Салафи, аль-Хасана ибн Мухаммада ибн Бакра, кади Абу Бакра ибн аль-Араби, аль-Хасана ибн Али ибн Тариф, Халада ибн Ибрагима ибн ан-Нахаса, Мухаммада ибн Ахмада ибн аль-Хаджа аль-Куртуби, Абдуллаха ибн Мухаммада аль-Хашани и других. Перечисление всех их заняло бы много времени.

Он написал много превосходных книг, включая «Камаль аль-Му’алим», комментарий к сборнику «Сахих» Муслима, и «Аш-Шифа би Та’ариф хукук аль-Мустафа», которая является экстраординарной книгой. Никто не оспаривает тот факт, что она совершенно уникальна, и не отрицает его (Кади Ийяда) честь быть первым, кто составил подобную книгу. Ее копии разошлись везде, от запада до востока. Также он написал «Китаб Машарик аль-Анвар» («Восход Светов») – разъяснение гариб-хадисов в «Муватта» имама Малика, у Муслима и Аль-Бухари. Он установил ясное произношение фраз, разъяснил сомнительные выражения и неправильное написание и подтвердил имена передатчиков. Если бы эта книга была написана золотом или оценена на вес драгоценных камней, это не покрыло бы её ценность.

Он написал «Китаб ат-Танбихат аль-Мустанбита». Он написал «Китаб Тартиб аль-Мадарик ва Такриб аль-Масалик» об имаме Малике ибн Анасе и благородных людях маликитского мазхаба.

Он умер в Марракеше в месяце Джумада аль-Ахира или Рамадан в 544 г. х. Говорят, что он был отравлен евреем. Его похоронили у «Ворот Илян», за пределами города. Его фамилия Йахсуби происходит от Йахсуба ибн Малика из племени Химьяр в Йемене.

(Сокращенно из книги «Дибадж аз-Захаб» Ибн Фархуна)

Похожие материалы