Шейх Халид аль-Багдади

Известный ученый пятого века хиджры Абуль-Касим аль-Кушайри пишет:

ولم يكن عصر من الأعصار في مدة الإسلام إلا وفيه شيخ من شيوخ هذه الطائفة، ممن له علوم التوحيد، وإمامة القوم إلا وأئمة ذلك الوقت من العلماء استسلموا لذلك الشيخ، وتواضعوا وتبركوا به (الرسالة القشيرية — ج 1 / ص 180)

«В каждом веке в истории Ислама жил шейх суфиев из числа познавших Аллаха, и крупные ученые того времени подчинялись этому шейху, относились к нему с почтением и стремились получить от него баракат».

Яркий пример истинности этих слов — жизнь великого учёного и суфийского шейха Халида аль-Багдади.

Вряд ли за последние столетия можно найти кого-нибудь, кто пользовался бы таким уважением учёных, правителей и простых мусульман, как шейх Халид.

Шейх Халид аль-Багдади родился в 1193-м году по хиджре (1778 г.) в городе Карадаг недалеко от города Сулеймания. Его род по отцовской линии восходит к третьему праведному халифу Усману, разы Аллаху анху.

Детство и юность имама прошли в изучении наук. Ради обретения знаний он посетил многие города и обучался у многих известных ученых. Круг его интересов не ограничивался лишь изучением религиозных наук. Он отправился к известному ученому Мухамад Касиму ас-Саттанджи и обучался у него математике, геометрии, астрономии и многим другим наукам.

В 1213-м году по хиджре шейх Халид становится руководителем медресе в Сулеймании после смерти ректора этого медресе — Абдуль-Карима аль-Барзанджи.

Несколько лет шейх Халид занимался преподавательской деятельностью. Несмотря на молодость, он пользовался в учёных кругах таким авторитетом, которому могли бы позавидовать старцы, проведшие всю жизнь за книгами.

Но молодой ученый, как и многие до него, не желал довольствоваться лишь постижением явных наук. Шейх Халид жаждал встречи с суфийским шейхом, который повёл бы его по пути познания Аллаха. Он знал, что лишь так сможет обрести познания, которые невозможно получить, прочитав и даже выучив наизусть тысячи книг.

В 1220-м году по хиджре шейх Халид, освободившись от всех уз, связывающих его с этим миром, отправляется в Мекку для совершения хаджа. При этом в душе он таил еще одну цель. Он надеялся встретить суфийского шейха и вступить под его руководством на путь суфиев. Путь лежал через Сирию и Ливан, и там он познакомился со многими учеными исламского мира. В частности, он встретился с известным учёным Мухаммадом аль-Казабри и взял у него несколько уроков.

В Медине Аллах свел его с одним из праведных ученых Йемена, и этот учёный помог ему найти путь, к которому он все время стремился. Шейх Халид рассказывал: «Я искал праведного мусульманина, чтобы получить благодать от его советов. Я встретил одного шейха из Йемена, учёного, проповедника, стоящего на верном пути. Я стал просить его дать мне советы, как невежественный человек просит учёного, обладающего глубокими познаниями. И он дал мне много советов. Один из них был таков: «Не спеши осуждать в Мекке то, что внешне покажется тебе противоречащим Шариату».

Прибыв в Мекку, я старался твердо придерживаться того странного и удивительного совета. В пятницу я очень рано пришёл в священную мечеть, чтобы походить на того, кто принес в жертву верблюда. Я сел возле Каабы, стал читать книгу «Даляиль аль-хайрат» и вдруг увидел чернобородого мужчину в простонародной одежде. Он сидел прислонившись спиной к Каабе и обратившись лицом ко мне. Я подумал: «Этот человек не соблюдает приличий по отношению к Каабе». Но вслух я упрёк не высказал. И тогда он обратился ко мне: «Эй, ты! Разве ты не знаешь, что достоинство правоверного мусульманина перед Всевышним выше, чем достоинство Каабы? Почему ты не одобряешь то, что я повернулся спиной к Каабе, а к лицом — к тебе ? Разве ты не следуешь совету, полученному в Медине?» И я уже не сомневался в том, что это один из великих праведников, который за счёт такого поведения и одежды старался не выделяться, оставаться неузнанным. Я припал к его рукам и попросил прощения и наставления под его руководством на путь познания Аллаха. Он сказал мне: «Твое озарение не произойдет в здешних краях», — и указал рукой в сторону Индии: «Указание придёт к тебе оттуда, и твоё озарение (футух) произойдет в тех краях». Я опечалился из-за того, что не встретил в Мекке и Медине совершенного шейха, который направил бы меня к моей цели. После совершения паломничества я вернулся в Шам (в Сирию)».

В Сирии шейх Халид опять встретился с учёными и затем вернулся на родину, приступив с еще большим усердием к обучению студентов. Но его душа всё так же страстно жаждала встречи с наставником, который направил бы его по пути познания Аллаха. Вскоре тому, чего он так долго жаждал, было суждено осуществиться.

В Сулейманию прибыл шейх Мирза Рахимулла, известный под именем Мухаммад Дервиш Азим Абадий. Он был духовным преемником шейха Абдула Дахлави. Они встретились, и шейх Халид признался, что сгорает от желания обрести совершенного наставника, который бы помог ему достичь заветной цели.

Мирза Рахматулла сказал, что его шейх является тем совершенным наставником, и сообщил, что шейх рассказывал ему о прибытии такого человека, как Халид. Он предложил Халиду поехать с ним в Индию и стать учеником шейха Абдулла Дахлави.

В 1224-м году хиджры, отказавшись от почета и должностей, шейх Халид отправляется в Индию в надежде встать под наставничество совершенного суфийского шейха. Путь пролегал через Иран. Он посетил Тегеран и другие города Ирана и встретился с крупными шиитскими учеными. Там же он повстречался и с Исмаилом Каши, которого шииты считали крупнейшим ученым. Был организован научный диспут, и во всех вопросах, которых они касались, шейх Халид одержал верх и разъяснил истину.

Затем шейх Халид проехал через города Бистам, Харкан, Симан, Нишапур и посетил могилы известных имамов Абу Язида аль-Бастами и аль-Газали.

В Герате он встретился с городскими учеными, и они смогли удостовериться в глубине его познаний. Когда он покидал город, ученые многие мили пешком провожали его. Далее путь лежал через пустыни, в которых обитали разбойники, известные своей жестокостью. Но ничто не могло отвратить его от цели.

Так он шёл, пока не проехал Кандагар, Кабул и не дошел до Пешавара, который был одним из центров науки в то время. Так же, как и в других городах, видные местные ученые устроили ему испытание и сочли его бесподобным учёным.

И вот шейх Халид прибыл в Дели и под руководством шейха Абдулла Дахлави вступил в накшбандийский тарикат. Сразу же после прибытия он раздал беднякам всё своё имущество. Его не интересовало ничего, кроме поминания Аллаха. Он закрывался в комнате и выходил лишь для посещения собраний шейха, а также для услужения братьям по вере. Несмотря на авторитет, которым шейх Халид пользовался в исламском мире, он уседно прислуживал беднякам. На собраниях он сидел опустив голову там, где люди снимали обувь. По прошествии нескольких месяцев шейх Халид достиг совершенства. Ему было передано разрешение на наставничество в пяти тарикатах: накшбандия, кадирия, сухравардия, кубравия и чиштия.

Также шейх передал ему право рассказывать и передавать всё, что было передано ему самому от предыдущих шейхов: хадисы, тафсир, вирды.

Затем шейх отправил его на родину, чтобы тот наставлял желающих идти путем истины, и лично провожал его на протяжении нескольких миль.

Шейх Халид провел в пути 50 дней. Одним из караматов, которым Аллах облагодетельствовал этого великого шейха, было то, что все 50 дней он не ел и не пил и довольствовался лишь поминанием Аллаха.

В 1226-м году шейх Халид прибыл в Сулейманию. Ученые, представители власти, знать и простолюдины — все вышли встречать его. День этот был подобен празднику. Но шейх не стал долго задерживаться в Сулеймании и вскоре отправился в Багдад. Там он начал наставлять людей на путь суфизма. Через пять месяцев он возвратился в Сулейманию и там распространял тарикат. Вскоре слава о нем выходит за пределы его родины.

Но чем больше превосходит человек современников, тем больше завистников у него появляется. Конечно же, не избежал этого и шейх Халид.

Известный учёный того времени Ибн Абидин Ханафи пишет: «Этому великому имаму пришлось испить в полной мере чашу страданий от рук завистников, так же, как и великим имамам до него. Завистники возводили на него поклеп и писали на него доносы правителям. Но это унижало их еще больше, а его — возвышало».

Чего только ни придумывали завистники, дабы опорочить шейха! Вначале они попробовали победить его в диспутах и тем самым опорочить, но это приводило совсем не к тем результатам, которых они ожидали, ведь шейх всегда одерживал верх, и им приходилось возвращаться униженными. Когда они потеряли надежду выиграть в споре, то послали гонцов в город Мосул к крупному учёному того времени Яхье аль-Мазурию с приглашением поучаствовать в споре с шейхом. Они писали: «Вам необходимо немедленно прибыть к нам, чтобы опровергнуть его и заставить замолчать, в противном случае заблуждение, которое он сеет, распространится среди народа».

Шейх Яхья аль-Мазурий, получив письмо, с несколькими учениками сразу же отправился в путь. В Сулеймании народ вышел его встречать. Знать приглашала его к себе, но он так жаждал встречи с шейхом, что поспешил сразу же к его жилищу. Он подготовил множество вопросов, чтобы испытать шейха Халида. Но каково же было его изумление, когда, прежде чем он успел задать свои вопросы, шейх Халид перечислил их все и ответил на них! Учёный больше не сомневался в том, что шейх Халид — величайший из праведников. Шейх Яхья аль-Мазурий попросил прощения у шейха Халида и стал одним из его мюридов.

Когда враги шейха убедились в тщетности попыток выиграть в споре с ним, они решили применить другой метод.

Один из них нанял бедняка Сайида Исмаила, чтобы тот пошел к шейху и в присутствии его последователей рассказал якобы увиденный им сон.

И вот однажды, когда шейх Халид с последователями сидел в мечети, этот человек подошел к нему и крикнул: «О шейх! Я видел сон этой ночью и хочу рассказать его вам». Шейх Халид ответил ему: «К добру то, что ты видел». Человек сказал: «Я видел вас с вырванными глазами, с отрезанными ушами, носом, языком, руками, ногами и половыми органами. Вас бросили на нечистоты». Шейх Халид сказал: «Добро нам, и худо — нашим врагам». Потом он обратился к последователям и сказал: «О братья, тот, кто любит меня, пусть уважает этого человека». Затем повелел одному из братьев выплатить ему тысячу киран (иранские деньги).

Сайид Исмаил был поражен тем, как отнесся к нему шейх Халид, и ненависть, которую он держал в сердце, обернулась любовью к шейху. Он припал к ногам шейха, и шейх Халид, подняв его, спросил: «Хочешь, я истолкую сон, который ты рассказал?» Тот ответил: «Да, мой господин». И тогда шейх сказал: «Вырванные глаза — это намек на то, что я никогда не смотрел на запретное, отрезанный нос — это намек на то, что я никогда не нюхал запретное, отрезанные уши и язык указывают, что я не слушал хулу и ни на кого её не возводил. Отрезанные руки и ноги указывают на то, что я не использовал их для запретных деяний. Отрезанный половой орган указывает на то, что я никогда не совершал прелюбодеяния, и Аллах — свидетель тому, что я говорю. Что касается того, что ты увидел, что меня бросили на нечистоты, то это намёк на победу над противниками».

Эти слова так подействовали на этого человека, что он стал мюридом и признался, что сон был выдуман с целью опорочить шейха.

И хотя козни врагов обернулись против них самих, они не желали сдаваться и решили убить шейха.

Около двухсот вооруженных человек поджидали его возле мечети в пятницу. Шейх дождался, пока из мечети выйдут люди, и сам вышел из мечети. Враги бросились на него. Шейх посмотрел на них и громко и протяжно произнес: «Аллах». Многие из них потеряли сознание и не смогли причинить шейху никакого вреда.

В 1228-м году шейх Халид вновь отправился в Багдад. Завистники написали правителю Багдада письмо, в котором утверждалось, что шейх Халид является заблудшим и неверным и что его необходимо наказать и изгнать из Багдада. Когда тот прочитал письмо, то выбросил его и сказал: «Если шейх Халид не мусульманин, то кто мусульманин?! Тот, кто написал это письмо, — сумасшедший или завистник, чьё сердце Аллах ослепил!» Потом правитель Багдада собрал учёных и попросил написать обоснованный ответ на это письмо. И многие ученые написали письма с исчерпывающими ответами и послали их завистникам шейха.

В Багдаде множество людей, в числе которых были и крупные учёные, стали мюридами шейха Халида. Он пользовался в Багдаде таким уважением, каким не пользовался никто из ученых его времени. На собрания с его участием приходило более пятисот ученых, чтобы обрести знания и баракат. Простолюдинов же, которые последовали за ним, и вовсе не сосчитать.

В то время в Багдаде жил один из крупнейших ученых-хадисоведов того времени Али ас-Сувайди. Как-то он выступал перед большой аудиторией, которая завороженно слушала его, так как он был искусным оратором. В середине его выступления на собрании появился шейх Халид, и взоры присутствующих устремились к шейху. Это задело Али Сувайди. После собрания он подошел к шейху и сказал: «О наш господин, как же плохо то, что делают многие учёные-курды!» Шейх спросил: «Отчего же?» Тот ответил, что они увлекаются науками философов и оставляют религиозные науки: тафсир и хадис — в отличие от учёных-арабов. Шейх сказал, что и те, и другие используют знания для приобретения никчемных мирских благ и что лучше уж приобретать мирское, прикрываясь словами Платона, чем ссылаться на Аллаха или Посланника Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям. Шейх продолжил: «Низменное подобает приобретать посредством низменного. Но, конечно, если всё это делается ради последующего мира, то как же прекрасно то, что делают ученые арабы!» Услышав такой ответ и поняв, что шейх догадался о его состоянии, Али Сувайди устыдился.

Однажды Али Сувайди зашел к шейху Халиду и прочитал ему тридцать хадисов из разных книг по хадисам, при этом заменив цепочку передатчиков, через которых дошли эти хадисы. Когда он закончил, шейх Халид повторил их все, но уже с правильной цепочкой передатчиков. После этого Али Сувайди раскаялся и попросил шейха принять его в число своих учеников.
 
В Багдаде многие ученики шейха достигли совершенства. Он послал своих преемников во многие города исламского мира. И вскоре в крупнейших городах исламского мира огромное количество людей вступило в тарикат. В частности, шейх отправил в Дамаск шейха Ахмада аль-Эрбели, и многие жители Дамаска, включая ученых и правителей, стали его учениками.
 
В 1238-м году шейх Халид переезжает в Дамаск. Узнав о том, что шейх прибывает в город, жители вышли встретить его. По некоторым данным, их было около 250-ти тысяч.
 
Вскоре и всё семейство шейха переселилось в Дамаск. Он купил в городе дом, и часть своего жилища отдал под мечеть, где совершал обязательные намазы вместе с народом.
 
Дома он давал уроки, которые посещали ученые Сирии. Среди его учеников были крупнейший ученый Шариата того времени ибн Абидин Ханафи, муфтий Сирии Хусейн Афанди аль-Муради, мухаддис Абдуррахман аль-Казбарий, муфтий шафиитов Умар Афанди аль-Амирий и многие другие выдающиеся ученые.
 
Дамаск всегда был одним из самых крупных центров исламской науки. Со всех концов исламского мира люди съезжались в этот древний город, чтобы получать знания у известных учёных, которых было очень много в Дамаске. И эти ученые, знаниями которых восхищался исламский мир, вступали на путь суфиев под руководством шейха Халида, так как знали, что духовного совершенства можно достичь только посредством истинного шейха.
С приездом шейха Халида религиозная жизнь в Дамаске стала возрождаться.
 
Многие мечети, в которых раньше религиозная жизнь едва теплилась, стали заполняться, и люди проводили в них много времени, поминая Аллаха.
 
Затем шейх Халид отправился в Байтуль-Мукаддас (Иерусалим), чтобы посетить мечеть Аль-Акса. Многие его последователи также отправились с ним. Когда он приблизился к городу, навстречу вышел его ученик и преемник шейх Абдулла аль-Фарадий в сопровождении процессии из ученых и знатных горожан. Практически все жители города вышли встретить шейха Халида с великими почестями. Затем шейх Халид вернулся обратно в Дамаск.
В 1241-м году по хиджре шейх Халид в сопровождении огромного количества мюридов и преемников отправился в Мекку для совершения хаджа. Жители Мекки и Медины, как и жители других городов, встретили его с большими почестями. В день Арафа многие паломники вступили в тарикат под его руководством.
 
Всевышний облагодетельствовал шейха многими удивительными караматами. Мы уже рассказали о некоторых из них. Перечислим и другие.
 
Одним из самых больших караматов, которым Аллах облагодетельствовал его, является то, что за ним последовало огромное количество известных ученых исламского мира, — они стали его учениками или учениками его учеников. Это яркое свидетельство того, что путь, к которому шейх призывал, – истинный. Какое свидетельство весомей того, что ученые, которые являются наследниками Пророка, солляллаху алейхи ва саллям, и на фетвы которых опирается вся умма, последовали за этим великим шейхом? Порой приходится слышать от некоторых заблудших, что путь суфиев – это заблуждение. Если бы они хоть немного разбирались в науках, то знали бы, что истинный путь – это путь ученых Ахлю-с-Сунна. Если попросить их перечислить имена крупнейших ученых тафсира, хадиса, фикха и других наук первой половины 13-го века хиджры, в котором жил шейх Халид, то окажется, что большинство из них были учениками шейха Халида или же его преемников. Любой исследователь, который возьмется непредвзято проанализировать историю первой половины 13-го века хиджры, несомненно, придет к выводу, что не было ни в явных, ни в тайных науках учёного авторитетней шейха Халида. Возникает вопрос: почему же, отбросив историческую реальность, мы должны верить недоучкам, которых и учеными никто не считает? Разве недостаточно того факта, что ученые, в совершенстве овладевшие всеми тонкостями религиозных наук, учёные, целью жизни которых было следование образу жизни, который диктуют Коран и хадисы, пришли к выводу, что невозможно осуществить эту великую цель, не вступив под руководство совершенного наставника? Разве этого недостаточно, чтобы признать, что суфизм и есть тот истинный путь, через который достигается совершенство в религии?
 
Другой карамат, которым Аллах облагодетельствовал шейха, — это то, что Всевышний через него оживил сердца множества людей светом познания Аллаха. Случалось так, что даже неверные становились мусульманами от одного его взгляда. Как-то раз шейх встретил на улице христианина. Шейху стоило лишь посмотреть на него – тот вскрикнул, последовал за шейхом в его обитель, принял Ислам и стал его учеником!
 
Также передают, что один из противников шейха однажды собрал подобных себе невежд, устроил нечто похожее на собрание суфиев у шейха Халида, чтобы поиздеваться над шейхом и его тарикатом. И когда начал изображать таваджух шейха, то потерял рассудок и убежал прочь. Родственники привели его к шейху и стали просить, чтобы тот излечил больного. Шейх повелел одному из преемников совершить больному таваджух. Преемник задумался, сможет ли он привести больного в ясное сознание? Когда эта мысль пришла ему в голову, шейх Халид сказал ему: «Делай таваджухи не сомневайся, что он придет в себя». И действительно, благодаря этому больной обрел душевное здоровье.
 
В месяце Шавваль 1442-го года по хиджре в Сирии началась эпидемия чумы. Шейх Халид предвидел, что погибнет во время этой эпидемии. Один человек попросил шейха помолиться за него, чтобы Аллах спас его от чумы. Когда шейх помолился, тот человек сказал: «О сейид! Помолись и за себя!» Шейх ответил: «Мне стыдно перед Аллахом не любить встречу с Ним». Он говорил: «Мы пришли в Сирию, чтобы умереть на этой священной земле. И если мы обретем здесь смерть шахидов, то это будет вечным блаженством» (Согласно хадисам, тот, кто умер от чумы, обретает смерть шахида, умершего за религию на поле брани.).
 
28-го числа месяца Шавваль пятилетний сын шейха Бахауддин умер от чумы. Шейх Халид просто сказал: «Хвала Аллаху, Господу миров! Это – наш магнит (то есть смерть неизбежна). Все мы последуем за ним». 9-го числа следующего месяца, то есть Зуль-Каида, умер его второй сын Абдурахман. Он был немногим старше брата.
Известный ученый ибн Абидин передал, что посетил шейха после того, как умер его второй сын. Лучезарное лицо шейха было освещено улыбкой. Шейх сказал ему: «Я воздаю хвалу Аллаху за то, что нахожу в своем сердце довольство тем, что предначертано Аллахом».
 
Также ибн Абидин сообщил, что он рассказал шейху, что видел во сне, что умер третий праведный халиф Усман, да будет доволен им Аллах, и что он совершает заупокойный намаз по нему. Шейх Халид улыбнулся и сказал: «Я являюсь потомком халифа Усмана, да будет доволен им Аллах, и этот сон указывает на то, что я скоро покину этот мир и ты совершишь заупокойный намаз по мне в мечети Омейядов». Затем шейх назначил преемников. В среду после ночного обязательного намаза он посетил своих жен, дал последние указания, попросил прощения за невольно причиненные обиды, если таковые были, и сообщил, что покинет этот мир в ночь на пятницу. После утреннего намаза в четверг шейх сказал: «Меня поразила эта болезнь (чума). Никто не должен заходить ко мне больше одного раза».
 
В четверг его посетили преемники, и после этого он до вечера поминал Аллаха.
 
Вечером же, когда муадзин прокричал призыв на вечерний намаз, шейх открыл глаза и произнес: «Аллах — истина, Аллах — истина», – прочитал аят: «О душа, обретшая покой! Вернись к своему Господу снискавшей Его довольство. Войди в круг Моих благочестивых рабов, войди в Рай» (сура Аль-Фаджр, 27-30).
 
После этого, в ночь на пятницу 14-го числа месяца Зуль-Каида 1241-го года по хиджре, шейх Халид покинул этот мир.
 
Его предали земле в пятницу, совершив джаназа-намаз в мечети Умавия, как он и предсказал. Он был похоронен в могиле, которую велел выкопать за несколько дней до начала болезни.
Похожие материалы