Воспитание детей в Исламе

Знай, что методика воспитания мальчиков — одна из наиболее важных вещей, ведь ребёнок доверен и дан на сохранение родителям, а его сердце является простым, чистым драгоценным камнем, на котором нет никаких узоров и образов и который восприимчив ко всему, что высекут на нём, и склонен ко всему, что ему скажут. Если ребёнка приучат и обучат добру, то он вырастет во благе и будет счастлив в обоих мирах, а родители и воспитатели, обучившие его добру, получат награду за хорошие поступки, совершённые им.

Если же ребёнка приучат к дурному и оставят без должного воспитания, как животное, то он будет несчастен и погибнет, и грех за это будет лежать на его воспитателях и попечителях. Всевышний Аллах, свят Он и велик, сказал: «О те, которые уверовали! Оберегайте себя и свои семьи от Огня» (Коран, 66:6), — как бы отец ни уберегал своего сына от огня в этой жизни, он ещё больше должен уберегать его от адского пламени.

Защита от огня в следующей жизни достигается путём воспитания ребёнка, обучения его благим нравам, защите от плохих друзей, не следует приучать его к благоденствию, к украшениям и роскоши, из-за любви к которым он, став взрослым, загубит свою жизнь и погибнет навечно. За ребёнком надо следить с самого начала, не следует подбирать для его воспитания и грудного вскармливания кого-либо, кроме праведной, религиозной женщины, которая ест дозволенную пищу, потому что в молоке, появившемся от употребления запретного, нет благодати. Если мальчик будет вскормлен нечистым молоком, его плоть будет замешана мерзостью, и потом он будет склоняться ко всему отвратительному.

Увидев в ребёнке признаки того, что он способен отличить плохое от благого (тамйиз), стоит уделить большое внимание наблюдению за ним. Первый этап тамйиза — появление у ребёнка стыдливости. Если он стыдится и перестаёт совершать какие-то поступки, то это лишь из-за восхождения света разума над ним, из-за которого он уже начинает считать одни вещи хорошими, а другие видятся ему плохими, вследствие чего он что-то делает, а от чего-то намеренно воздерживается. Это подарок от Аллаха ему и радостная весть, указывающая на правильность его характера, чистоту его сердца, предвестник того, что он, достигнув совершеннолетия, будет обладать полноценным разумом. Нельзя оставлять стеснительного ребёнка без внимания — наоборот, надо использовать его стеснительность и способность отличать благое от плохого.

Первое качество, которое овладевает ребёнком — обжорство. Нужно воспитывать ребёнка принимать пищу, например, обучать его брать еду лишь правой рукой, говорить «С именем Аллаха» перед её употреблением, есть лишь то, что лежит перед ним, не начинать есть, пока не начнут другие, не вглядываться в еду и не смотреть пристально на тех, кто ест, не торопиться, хорошо прожёвывать пищу, делать перерывы между кусочками, не пачкать руку или одежду. Иногда нужно давать ему хлеб без приправ, чтобы он не думал, что приправы являются обязательной составляющей еды; родитель должен прививать ребёнку отвращение к обжорству, уподобляя тех, кто много ест, животным, порицая перед ним мальчиков, которые много едят, и хваля воспитанных мальчиков, которые едят мало. Следует приучать его жертвовать едой, поощрять его не заботиться чрезмерно о еде и довольствоваться чёрствой пищей, какой бы она ни была.

Необходимо прививать мальчику любовь к белой одежде, а не к разноцветной и шёлковой, и объяснять ему, что разноцветная и шёлковая одежда подобает женщинам и женоподобным мужчинам, что мужчины брезгуют подобным – следует повторять ему это раз за разом. Когда бы родитель ни увидел на мальчике шёлковую или разноцветную одежду, он должен ругать его. Следует ограждать мальчика от детей, привыкших к благоденствию, роскоши и дорогим одеждам, ограждать его от всех, кто говорит ему вещи, побуждающие его к подобному поведению, потому что мальчик, если его запустить в самом начале, вырастет лжецом, завистником, вором, сплетником, попрошайкой, у него будет плохой нрав, он будет чрезмерен в некоторых вещах, смешлив, хитёр и бесстыден — от всего упомянутого его можно уберечь лишь хорошим воспитанием. Затем ребёнка надо занять учёбой в школе («мактаб»), чтобы он изучил там Коран, хадисы, истории о праведниках и их состояниях, дабы в его сердце поселилась любовь к праведникам, также нужно уберечь его от стихотворений, в которых упоминается чрезмерная любовь («ишкъ») и подверженные ей люди, и от воспитателей, полагающих, что эти стихотворения являются проявлением изящества и тонкости натуры, потому что подобное сеет в сердце мальчиков семя нечестия.

Каждый раз, увидев проявление благого нрава или хороший поступок со стороны ребёнка, родитель должен награждать его тем, что осчастливит ребёнка, и хвалить его в присутствии людей. Если он один раз поступил плохо, надо закрыть на это глаза, не стоит изобличать его или высказывать вслух непонимание, как кто-то вообще может осмелиться на такой поступок, особенно если ребёнок попытался тщательно скрыть его, — разоблачение может придать ребёнку такую смелость для совершения плохого, что ему уже будет безразлично, увидит его кто-то или нет. Если он совершит подобное ещё раз, нужно отругать его наедине, указать на значимость этого проступка и сказать: «Больше ни в коем случае не делай так, ведь тебя могут увидеть люди, из-за чего ты будешь опозорен».

Не ругайте его постоянно, потому что это приводит к тому, что порицание и совершение мерзких дел становится для него уже чем-то незначительным, это умаляет эффект, оказываемый речью родителя. Пусть же отец бережёт авторитетность своей речи для ребёнка: делает ему выговоры изредка. Матери же следует страшить его отцом и удерживать от дурного. Ребёнку нужно запрещать спать днём, потому что это приводит к лени. Ночью препятствовать его сну не надо, но необходимо лишать его мягких, подготовленных постелей, чтобы его тело стало крепким, чтобы он не растолстел и мог терпеть отсутствие роскоши — нужно приучать его к грубости постели, одежды и еды.

Надлежит запрещать ему делать всё, что он делает тайно, потому что тайно он это делает лишь по той причине, что считает совершаемое плохим. Если его так оставить, то он привыкнет к плохим поступкам. Также стоит приучать его к прогулке, движению и спортивным упражнениям в определённое время дня, чтобы его не одолела лень. Ребёнок должен приучаться не оголять свои конечности, к неторопливости походки, он не должен распускать свои руки, а должен прижимать их к груди. Нужно запрещать ему превозноситься над своими сверстниками, хвастаясь тем, что имеют его родители, или его собственной едой, одеждой, письменной дощечкой и чернильницей — напротив, надо приучать его к скромности, почтению ко всем, с кем он общается, и мягкости в разговоре с ними. Необходимо объяснить ему, что благородство заключено в том, чтобы давать, а не брать, и что последнее является низостью. Если ребёнок из бедной семьи, то надо объяснить ему, что надежда на подаяние и его принятие являются унижением, низостью, и что это — обычай собак, ведь они виляют хвостом в ожидании куска еды и в надежде на него.

Если говорить в целом, родитель должен отбивать любовь к золоту и серебру, стремление к ним, и ему необходимо предостерегать ребёнка от них больше, чем от змей и скорпионов. Любовь к золоту и серебру и желание заполучить их вреднее, чем яд, и для детей, и даже для взрослых. Нужно приучать его не плеваться среди людей, не сморкаться и не зевать при них, не поворачиваться спиной к собеседнику, не класть ногу на ногу, не подпирать голову кистью руки и не класть голову на предплечье, так как всё это является признаками лени. Нужно обучать его правильно сидеть, запрещать ему много говорить, объяснять, что это наглость и так себя ведут лишь дети низких людей. Родитель должен запрещать ему клясться вне зависимости от того, правду он говорит или врёт, чтобы ребёнок не привык к этому; также он должен запрещать ему начинать разговор первым, приучать его говорить, лишь отвечая на вопрос и по мере необходимости; внимательно слушать, когда говорят старшие, вставать, когда они заходят, давать им просторное место и садиться перед ними. Необходимо запрещать ему пустословить и сквернословить, проклинать и ругать кого-то, водиться с теми, кто делает подобное, потому что это, несомненно, передаётся от плохих товарищей.

Основа воспитания мальчиков — защита от плохой компании. Ребёнку не следует много кричать и шуметь, просить кого-то заступиться за себя, когда его бьёт воспитатель, а воспитатель должен напоминать ему, что это является поведением смелых и настоящих мужчин, а многочисленные крики — норма для рабов и женщин. После школы ребёнку надо разрешать играть, чтобы он отдохнул и расслабился, но так, чтобы он не устал, играя. Запрет ребёнку играть и его постоянное обременение учёбой делают его сердце мёртвым, лишают его смышлености и портят ему жизнь так, что он начинает искать пути полного избавления от учёбы. Надо обучить его слушать родителей, воспитателя и всех, кто старше него, будь это близкие или чужие люди, уважать их, а также не играть пред ними. Когда же он достигнет возраста тамйиз, нельзя позволять ему пропускать очищение (тахарат) и молитву, в некоторые дни Рамадана нужно велеть ему поститься, а также необходимо остерегать его от ношения шёлка, золота и обучить всем шариатским постановлениям, в которых он нуждается.

Надо прививать ребёнку отвращение к воровству, употреблению запретного, предательству, лжи, мерзости и всем остальным качествам, которые берут верх над детьми — если он будет воспитан таким образом с детства, то к возрасту созревания он сможет понять мудрость и скрытый смысл этих вещей. Нужно упоминать ему, что пища — это лекарство, целью которого является лишь обретение сил для поклонения Аллаху; что этот мир не имеет опоры, потому что он не вечен; что смерть обрубает её наслаждения; что она — место, которое проходят, а не в котором остаются; что следующая жизнь — это место, где остаются, а не которое проходят; что смерть может настичь человека в любой момент; что умён тот, кто в этом мире подготовился к следующей жизни, дабы его степень пред Аллахом была велика и его наслаждение в Раю было обширным.

Если воспитание изначально будет правильным, то при взрослении эти слова окажут должный эффект и закрепятся в сердце человека, как резьба на камне. Если же воспитание в детстве будет другим и ребёнок привыкнет к забавам, мерзости, наглости, обжорству, одеждам, украшениям и гордыне, то его сердце отдалится от истины и разговор с ним будет – как горохом об стенку. Основа — это то, что нужно учитывать и о чём нужно заботиться. Ребёнок изначально сотворён таким, что воспринимает и добро, и зло, но лишь родители склоняют его в одну из сторон. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Каждый ребёнок рождается в естестве, и лишь его родители делают из него иудея, христианина или огнепоклонника».

Сахль ибн Абдуллах ат-Тустари сказали: «Когда мне было три года, я вставал ночью и смотрел, как молится мой дядя Мухаммад ибн Савар. Однажды он сказал мне: «Почему бы тебе не помянуть Того, кто создал тебя?» Я спросил: «Как мне его помянуть?» Он ответил: «Скажи своим сердцем, когда будешь переворачиваться в своих одеждах, три раза: «Аллах со мной, Аллах смотрит на меня и Аллах видит всё, что я делаю», — не произнося это вслух». Я произносил это несколько ночей подряд, а затем оповестил об этом дядю. Он сказал: «Теперь произноси это по семь раз каждую ночь». Я выполнил его веление и сообщил ему. Тогда он сказал: «Говори это каждую ночь по одиннадцать раз», — и я делал так, как он сказал, после чего в моё сердце запала сладость этих слов.

Через год мой дядя сказал мне: «Сохрани эти слова и продолжай произносить их, пока не войдёшь в могилу. Они принесут тебе пользу в этом и следующем мирах». Я несколько лет продолжал произносить их и обнаружил, что они доставляют удовольствие моему внутреннему миру. Однажды дядя сказал мне: «О Сахль, ослушается ли Аллаха тот человек, с которым Он пребывает, на которого Он смотрит и деяния которого Он видит? Остерегайся же греха». Я уединялся, но потом меня отправили в школу, после чего я сказал: «Я боюсь рассеянности своих мыслей», — тогда родные договорились с учителем, что я буду учиться час, а затем возвращаться домой. Я пошёл в школу, где заучил Коран, когда мне было шесть или семь лет; я непрерывно постился, и на протяжении двенадцати лет моей пищей был ячменный хлеб. Когда мне было тринадцать лет, у меня возник вопрос, из-за которого я попросил свою семью отправить меня в Басру, чтобы узнать на него ответ. Прибыв в Басру, я спросил у учёных, но никто не дал удовлетворительного ответа.

Я направился в Аббадан к мужчине, который известен как Абу Хабиб аль-Аббадани, и зада ему свой вопрос. Он ответил на него, и я остался у него на какое-то время, извлекая пользу из его речи и перенимая его нравы, после чего вернулся в Тустар и ограничил своё питание тем, что мне покупали ячмень на один дирхам и пекли хлеб. Я разговлялся пред рассветом одной окийей [прим.: мера веса] без соли и приправ. Этого дирхама мне хватало на год. Потом я решил не разговляться три ночи и разговляться лишь на четвёртую, затем – не разговляться пять ночей, затем – семь, затем – двадцать пять. Так я прожил десять лет, после чего странствовал по Земле несколько лет. Вернувшись же обратно в Тустар, я выстаивал всю ночь, сколько того желал Аллах». Ахмад сказал: «Я не видел, чтобы он вплоть до своей смерти поел соли».

(Из книги «Ихья улюм ад-дин», 3/640)

Похожие материалы