Skip to main content
 

Рассказы о книгах: «О шииты мира, очнитесь!»

yashia.jpg
 
Автор этой книги – аль-Мусави. Это манифест шиитского ученого, который указывает, что современный шиизм в той форме, в которой он существует, – в форме «вилаят аль-факих» – противоречит той форме шиизма, которую исповедовали имамы-шииты. Автор – один из тех, кто призывает к обновлению шиизма и отказу от той крайности, в которую впал современный шиизм. 

Книга начинается с удивительной истории: автор рассказывает, что одна из самых ранних автобиографий в истории человечества принадлежит врачу одного фараона. Книга была написана в десятом веке до нашей эры. Она сохранилась и переведена на разные языки. Фараон жестоко притеснял своего врача, поработил его семью, отобрал все его имущество, отрезал ему руки и ноги, покрыл ранами все его тело. В день смерти фараона врач услышал, как народ, тоже притесняемый фараоном, толпами выходил почтить память умершего правителя. Врач попросил, чтобы его вывели на улицу (из-за отрубленных конечностей он не мог передвигаться самостоятельно). Он увидел, что люди вокруг плачут, и через какое-то время сам начал плакать по умершему фараону. Это поразительная картина! То же самое происходило, когда умер Сталин: народ вышел толпами, скорбил по нему, все плакали, хотя он был мясником, убивавшим народ. То же самое происходило, когда в Египте умер Абду Наср: людские массы вышли проводить покойного, возвеличивая его. Когда умер Хомейни в Иране, люди вышли почтить его. Аль-Мусави указывает, что Хомейни породил многочисленные репрессии своего народа, был величайшим тираном, огромное количество людей погибло вследствие вынесенных им фетв. Автор описывает то печальное состояние, когда тиран мучает свой народ, а это лишь увеличивает любовь народа к тирану. 

Шиизм находится в таком положении из-за концепции «вилаят аль-факих». Это удивительная концепция. Шииты верят в наличие двенадцати имамов и в то, что двенадцатый имам скрылся. Поэтому возникает вопрос: а что делать шиитам, пока имам Махди не пришел? Как им решать свои вопросы?

В качестве ответа на этот вопрос через какое-то время родилась концепция «вилаят аль-факих». Как правитель владеет своим народом, так и факих обладает вилаятом над теми мукаллидами, которые следуют за ним. Каждый шиит обязан следовать живому аятолле, живому муджтахиду во всех вопросах религии и этого мира. Фактически это правитель или даже больше чем правитель: он решает все вопросы, и шиит обязан следовать ему во всем. Если ты не следуешь за живым муджтахидом, то твой намаз и твои посты не действительны. Чтобы твои дела были действительны, ты обязан следовать муджтахиду. И на этом они не успокоились: ты должен им отдавать еще и одну пятую своего имущества. Иными словами, ты не только стал их рабом, но и должен приплачивать им своим имуществом за свое рабство. Это величайшее угнетение.

Поразительно, что шиизм, декларирующий равенство, борьбу с тиранией, обвиняющий Омейядов в притеснении мусульман, вынуждает человека быть рабом и платить за это пятой частью своего имущества. Невероятно! Даже Омейяды не додумались до такого.    

Аль-Мусави пишет, что это величайшее притеснение и несправедливость, низведение человека до уровня животного. Именно поэтому правильный шиизм (в понимании Мусави) искажается изнутри. Это явление зиждется на двух основах: факихах, которыми двигала алчность и которые жаждали чужое имущество, и лжецах, распространявшие ложные повествования в рамках шиизма, пытаясь оправдать эту концепцию «вилаят аль-факих», которая является величайшим притеснением.

Он указывает на потрясающие вещи, связанные с иранским национализмом. После того как Сефевидская династия установила власть в Иране, Иран стал центром шиизма и был единственной мусульманской страной, в которой шиизм доминировал. После этого шииты всегда смотрели в сторону иранского шиизма, в какой бы форме он ни существовал. Мусави рассказывает, как в разных учреждениях, где выплачивают деньги студентам, происходит градация – разделение шиитов на официальном уровне.

Первый уровень – иранцы. Второй уровень – арабы, третий уровень – индийцы, пакистанцы, и последний уровень – афганские шииты. Те, кто критикует Омейядов, разделили общество на классы: на высшую и низшую касты. Они несправедливы, и в рамках своего шиизма открыто и без стыда делят на классы. Мусави указывает, что иранцы и персы к другим шиитам относятся как господа к рабам. Иран долгое время был причастен к терактам в других государствах, и для этого всегда использовали не иранцев. Шииты других народов – пушечное мясо. В своих конфликтах иранцы будут отправлять, например, арабские группировки, и только в последнюю очередь будут задействованы сами иранцы. 

А еще он указывает, что мусульмане находятся под угрозой колонизации, и что Иран, рассматривая себя в первую очередь как шиитское государство, а не мусульманское, создает политический раскол в обществе, облегчая тем самым колонизацию мусульманских земель для европейских государств. Внешняя враждебность к колониальному миру не должна внушать людям иллюзии, ведь на уровне поставок оружия там все сохранилось по-прежнему. Во время ирано-иракской войны Америка поставляла оружие обеим сторонам. 

Аль-Мусави, рассматривая иранское шиитское общество, пишет, что двадцать процентов из них слепо верят в «вилаят аль-факих», а остальные восемьдесят верят в таклид, в обязанность следовать за муджтахидом, но четкого понимания «вилаят аль-факих» у них нет. Эти двадцать процентов смогли навязать шиитскому большинству свое понимание религии. Изменить это практически невозможно, потому что любая попытка изменить общество выставляется аятоллами как борьба с шиизмом. 

Он задает резонный вопрос: «Если есть джафаритский фикх, почему нельзя следовать этому джафаритскому фикху?» 
Вот, например, есть шафиитский фикх. Он составлен, тебе нет необходимости иметь какого-то конкретного человека, который будет решать все твои жизненные вопросы, потому что ответы на эти вопросы уже собраны. Так почему нельзя следовать джафаритскому фикху, а необходимо следовать аятоллам?

Однако это не просто таклид, у аятоллы есть вилаят, форма правления теми, кто за ним следует. Поэтому изменить это положение крайне сложно.
Автор во многих местах указывает, что шиизм – это равенство, братство, а не расовое превосходство иранцев над другими народами. Этот расизм противоречит истинному шиизму. Он явно указывает на враждебные намерения Ирана насчет всего мусульманского мира в целом. Он называет это «исламия би такия», то есть общая исламская платформа, под которой скрыта такия. В шиитских проповедях открыто говорится, что можно убивать и шиитов, и суннитов ради привлечения в шиизм, что это дозволено. 

Также он пишет о новшествах дня Ашура – они режут себя и убивают – что первым, кто восстанет против этого в Судный день, будет сам Хусейн, да будет доволен им Аллах. И он говорит, что в Ираке и Ливане временный брак среди шиитов не распространён, его навязывают иранские муллы:
 «Почему они призывают чужих дочерей делать то, чего никогда не дозволят своим? Почему они пользуются женщинами как товаром?» В той форме, в которой временный брак существует сегодня в шиизме, – это явная проституция.  

Среди имеющихся проблем в шиизме он выделяет сокрытие своей веры (такия) и говорит, что имамы чисты от этого, имам Садык чист от этого. Это создает психологически больную личность, которая скрывает, лицемерит, врет. Он призывает отказаться от «вилаят аль-факих» и следовать джафаритскому фикху. Хумс – выплата факихам пятой части своего имущества – это нововведение. И он призывает к отказу от временного брака.
К единству, хотя бы политическому, между суннитами и шиитами, к которому нужно стремиться, невозможно прийти, пока не произойдут изменения. В идеале Мусави хочет видеть шиизм как один из мазхабов, чтобы разница между суннитами и шиитами была лишь разницей в фикхе, но без изменений в современном шиизме это невозможно.     

Даже те сунниты, что выступали за сближение с шиизмом, отказались от этого. Юсуф Кардави, один из идеологов единства с шиитами, открыто заявил, что это невозможно. В той форме, в какой шиизм существует в наше время, единство и сближение невозможно. Это религия, которая пытается нас уничтожить. 

Вскрытие внутренних противоречий шиизма – наилучшее опровержение этой школы. Есть множество шиитов-мыслителей, которые осознают, что разум не может принять шиизм в той форме, в которой он существует. То, что они вытворяют на своих зияратах, на дне Ашура и так далее, разумный человек не может принять. Поэтому они пытаются что-то переосмыслить и убрать. Мы, сунниты, можем изучать это и использовать против самих же рафидитов.

  

0
Ваша оценка: Нет
 

о сайте

 © 2009 — 2014 darulfikr.ru. Даруль-Фикр.Ру - Исламский образовательный портал.