Коран и Атрибут Аллаха — Речь

Атрибут Аллаха — Аль-Калям (Речь)

Речь Аллаха — необходимый и вечный атрибут совершенства, который охватывает то, что охватывает Его знание. Этим атрибутом Всевышний говорит, приказывает, обещает и грозит наказанием. Не иметь атрибута для сообщения, повеления, обещания и угроз было бы несовершенством для Создателя. Вот почему мы не верим, что у этого атрибута есть начало (то есть что Аллах его не имел, а затем создал) или что это действие, подобно нашей речи, ведь это бы означало, что Всевышний нуждался бы в том, чтобы создать для Cебя речь, чтобы достичь совершенства.

Более того, было бы недостатком для Аллаха, если бы Он был описан атрибутом выражения того, что охватывает Его знание, с помощью последовательности (одна часть информации за другой частью или посредством букв и слов), потому что речь, состоящая из последовательных выражений, должна иметь начало и потому что будет задержка в сообщении того, что Ему известно.

Буквы и звуки — это сотворенная речь.

Речь, состоящая из слов и букв, — это речь творений. По этой причине нельзя говорить, что предвечный атрибут Аллаха Речь — это буквы и звуки. Аллах сказал:

لَيْسَ كَمِثْلِهِ شَيْءٌ

Смысл: «Нет ничего, подобного Ему» (Сура «Аш-Шура», 11)

В соответствии с этим, когда Ахлю-с-Сунна: ашариты и ханафиты (имеются в виду матуридиты) говорят, что Коран не сотворен, они относят это к предвечному сифату Аллаха Речи, которая не представляет собой звуки и буквы. Другими словами, они относят это к Речи, на которую указывает книга Коран.

Это верное убеждение, поскольку арабский язык, так же, как и все языки, был сотворен Аллахом. Следовательно, арабский язык — это творение, так как же может арабская речь быть чем-то иным, кроме творения? В конце концов, то, что состоит из сотворенных вещей, — в данном случае звуки арабского языка и представляющие их буквы — очевидно, является сотворенным.

Более того, речь, которая состоит из звуков и букв, должна иметь начало и поэтому быть сотворенной. Почему? Потому что слова и буквы имеют начало. Например, в слове «бисмиЛлях» и идет после б, и, когда произносишь «бисмиЛлях», звук и становится существующим только после того, как перестает существовать б. Это означает, что звук и становится существующим после небытия, следовательно, ему нужен Создатель для существования. Ничто не может обрести бытие без Создателя — все мусульмане обязаны верить в это.

Два значения слова «Коран»

Ахлю-с-Сунна убеждены, что буквы и звуки в печатных копиях Корана указывают на Предвечную Речь Аллаха и говорят нам по-арабски то, что Аллах сказал в предвечности без букв, звуков или слов.

Таким образом, правильно говорить, что Коран не сотворен, потому что слово «Коран» на самом деле указывает на то, что говорит нам Аллах, а Его Речь не сотворена.

Неверно, однако, говорить, что слова, буквы и звуки, с которыми связана книга, — не сотворены, потому что слова и буквы нуждаются в Создателе и арабский язык, язык Книги, — сотворен.

Пример для пояснения: слово Аллах указывает на Аллаха. Мы не поклоняемся этим буквам или звукам или произнесению этого слова. Мы поклоняемся Тому, на Кого они указывают.

В том же смысле буквы, слова и арабский язык в Книге — не атрибут Аллаха, а указание на этот атрибут. Они сообщают нам то, что Аллах говорит своей Предвечной Речью.

Два аспекта речи: это значение и выражение (означаемое и означающее)

Это можно разъяснить с помощью другого примера:

Допустим, Обама выступил с речью на пресс-конференции в Белом Доме. Затем репортеры записали, что он говорил, и опубликовали в «Вашингтон Пост» под заголовком: «Речь Обамы». Затем пришел кто-то и сказал: «Это не речь Обамы. Это просто бумага и чернила». Будете ли вы считать такого человека нормальным? Конечно, нет. Почему? Давайте посмотрим на явление речь и значения слова «речь» на этом примере.

Если бы мы представили себе события, происходящие на этой конференции, то мы бы представили, что прежде, чем произнести речь, Обама имел в своем сердце то, что он хотел сказать. Невыраженные значения, которые он хотел передать, — это его внутренняя речь, которую он хочет произнести.

Это называется речью, как мы только что назвали ее, когда сказали: «Это речь, которую он собирается произнести», — однако это не буквы и не звуки. Это сочетание значений, а слова служат для выражения этих значений. Слова, в конце концов, — это всего лишь сочетания звуков, которые относятся к значениям, которые мы хотим выразить.

Однако мы говорим о сочетании слов, собранных воедино в предложения кем-то, как о «речи», даже если это переведено на иностранный язык, который этот человек (выступавший с речью) вообще не знает.

Слово «речь», таким образом, имеет, по меньшей мере, два значения:

Первое — это то, что мы хотим выразить.

Второе — это само выражение этих значений в словах, буквах, языке жестов или с помощью других способов выражения. Вот почему выражение просто называется «его речь» или «ее речь» — потому что выраженная форма речи отражает то, что человек хотел сказать.

Теперь легко понять, что у слова «Коран» есть два значения.

Первое — это предвечная Речь Аллаха, на которую указывают буквы и слова в Коране, и это не сами буквы и звуки, язык или последовательность. Обратите внимание, что в отношении Аллаха мы не говорим «внутренняя речь», потому что Речь Аллаха не такая, как наша внутренняя речь, и Аллах не описывается внутренним, поскольку Он не тело.

Второе значение слова «Коран» — это книга, упорядоченная и последовательная, состоящая из арабских слов и букв, которые выражают на арабском языке то, что Аллах сказал в предвечности без звуков и букв. Эта книга называется Речью Аллаха, потому что она относится к тому, что Аллах сказал в Предвечности, и нельзя сказать, что это не Речь Аллаха, так как это будет отрицанием Предвечной Речи Аллаха.

Объясняем это далее на примере с Обамой. Если бы эта речь была переведена на арабский, то она по-прежнему бы называлась «Речь Обамы», потому что указывала бы на смыслы, изначально выраженные на английском языке на основе того, что он хотел ими сообщить, а именно на его внутреннюю речь.

Таким образом, если бы кто-то сказал об арабском переводе: «Это не речь Обамы», — люди поняли бы, что человек имеет в виду, что Обама не выражал эти значения, а не то, что он не говорил по-арабски. В действительности, если бы кто-то объяснил, что он имел в виду, что это не речь Обамы, потому что он говорил по-английски, а не по-арабски, то его посчитали бы дураком. Всё потому, что они понимают речь Обамы как то, что он выразил, независимо от того, как он выразил это.

Подобным образом, когда мусульмане берут мусхаф и говорят: «Это Речь Аллаха», — они имеют в виду смыслы, которые Аллах выразил в предвечности — не бумагу или чернила, не буквы и не звуки. Поэтому, если кто-то переведет аят Корана на английский язык, а перед этим скажет: «Аллах сказал…», — люди не будут возражать и говорить: «Аллах не говорил этого», — если только они не будут несогласны с переводом. Они имеют в виду выраженную на арабском языке речь Аллаха в частном виде, и это может считаться вторым значением слова Коран, которую ученые называют словом назм, или «структура».

Высказывания заблудших относительно речи Аллаха

Поскольку речь, которая состоит из букв и звуков, — сотворена, нет разницы между утверждением: «Предвечный атрибут Аллаха Речь — это буквы и слова», — и утверждением: «Речь Аллаха сотворена». Первое высказывание принадлежит хуруфийя[1], второе — мутазилитам.

Мы видим, что хуруфийя не удается оправдаться и сказать, что при этом речь — «не сотворена».

Мутазилиты говорили, что она сотворена, потому что состоит из букв и звуков, а буквы и звуки имеют начало, поэтому они должны быть сотворены. Хуруфийя сделали один шаг вперед в этом заблуждении тем, что они отвергли очевидное, — что все, что имеет начало, например, буквы, является сотворенным.

Единственная разница между мутазилитами и хуруфитами в том, что последние называли возникшую речь, которой Аллах дал бытие, согласно Своей спецификации, «несотворенным атрибутом», тогда как мутазилиты называли ту же самую возникшую речь, которой Аллах дал существование, согласно Своей спецификации, «сотворенным неатрибутом». Разница лишь в том, как они называли это (а подразумевали они одно и то же), и это небольшая разница, не та, которая волновала саляфов, когда они опровергали мутазилитов.

Что понимали саляфы под словом «создавать»

Саляфы говорили по-арабски. Другими словами, если мы посмотрим определение слова «сотворить» по-арабски, мы можем заключить, что имели в виду саляфы, когда говорили: «Коран не сотворен». Разве они имели в виду, что это событие, которому было придано бытие, но оно не было сотворено, как говорили хуруфиты? Или они имели в виду, что Коран не получил бытие, потому что это не событие, и поэтому у него нет нужды в Создателе?

Авторитетный имам арабской лингвистики Ибн Фарис[2] сказал в «Макаййисуль-Люга»[3]:

«(Корень) ХЛК имеет два основных значения (из которого происходят все слова с этим корнем, такие, как «халяка» — создавать), и один из них означает уточнять, конкретизировать, а другой — мягкость»[4].

Лингвисты Ибн Мансур[5] в «Лисануль-араб»[6] и аз-Забиди[7] в «Таджуль-арус»[8] передают от имама арабского языка аль-Азхарии:

لسان العرب – (10 / 85): وعن الأَزهري ومن صفات الله تعالى الخالق والخلاَّق ولا تجوز هذه الصفة بالأَلف واللام لغير الله عز وجل وهو الذي أَوجد الأَشياء جميعها بعد أَن لم تكن موجودة وأَصل الخلق التقدير فهو باعْتبار تقدير ما منه وجُودُها وبالاعتبار للإِيجادِ على وَفْقِ التقدير. تاج العروس من جواهر القاموس – (25 / 251): وقالَ الأزْهَرِي : هو الّذِي أوْجَدَ الأشْياءَ جَمِيعَها بعدَ أَنْ لَمْ تَكُنْ مَوْجُودَةً ، وأصْلُ الخَلْقِ : التَّقْدِير ، فهُوَ باعْتِبار ما مِنْهُ وجودُها مُقَدِّرٌ ، وبالاعْتِبارِ للإِيجادِ على وَفْقِ التقْدِيرِ خالِقٌ

«Среди атрибутов Аллаха есть «Создатель» (Аль-Халик и аль-Халляк), и Он — Тот, Кто дал бытие всему после небытия, и корень этого значения от слова «хальк» — уточнение, конкретизация, и в смысле того, что получает от Него бытие, Он — тот, кто уточнил это, и в смысле прихода в бытие из небытие согласно этому уточнению, Он — тот, кто сотворил это.

В арабском языке, таким образом, создавать означает привести в бытие в соответствии с конкретизацией. Теперь очевидно, что нет никакой разницы между тем, что сказать «сотворенный» или «событие», так как то, что не существовало, должно быть приведено в бытие и стать событием. Иначе оно останется несуществующим.

Хуруфийя хотят убедить нас в том, что Аллах приводит в бытие звуки Сам, а затем дает им выйти. Они хотят убедить нас, что привести что-то в бытие с помощью уточнения «в этом мире» называется «сотворенным», а уточнение этого «в самом Создателе» называется «событием». Однако нет разницы здесь, кроме как в уточнении, «создать» в арабском языке — это то же самое, что привести в бытие согласно спецификации, так что это заявление беспочвенно.

Быть событием и быть сотворенным — это одно и то же

Хуруфиты настаивают, что атрибут Аллаха Калам/Речь — это звуки и буквы и что он имеет начало, но не сотворен. У них очень любопытная идея, что не все события сотворены. Это не имеет основы ни в арабском языке, ни в терминологии саляфов, для которых не было разницы между «событием» и «сотворенным».

В связи с этим аль-Байхаки приводит в Аль-Асмаа Уа-с-сифат, что Вакий сказал: 

«Коран (а именно то, на что указывают арабские слова и буквы) — это Речь (Калам) Аллаха (то есть Его предвечный атрибут), и он не сотворен. Поэтому тот, кто говорит, что он сотворен, совершил неверие в Аллаха». 

В другой передаче он говорит:

«Тот, кто говорит, что Коран сотворен, сказал, что у него есть начало, и тот, кто говорит, что у него есть начало, вышел из Ислама»[9].

То же передает аз-Захаби[10] [11].

Для тех, кто не знает, кто такой Вакий, аз-Захаби в Сияр А’лям Ан-Нубаля сказал о нем:

«Имам, хафиз, мухаддис Ирака… Он был рожден в 129-м году по хиджре»[12]

Он говорит, что Ахмад ибн Ханбаль хвалил Вакия и говорил о нем:

«Я никогда не встречал никого, более знающего, чем  Вакий, или кого-то, кто запомнил больше него[13]»[14].

Говоря вкратце, Вакий — это один из величайших мухаддисов в истории, и мы видим, как он выносит такфир тому, кто говорит,  что Коран (а именно предвечный атрибут Аллаха, о котором идет речь в Книге) — событие, но не сотворен.

Так же считал Ахмад ибн Ханбаль. Аз-Захаби и другие передают, что он сказал: «Тот, кто говорит, что Коран — это нечто имеющее начало — кяфир[15],[16].

Другой известный ученый из поколения саляфов Абу Джафар ат-Табари говорит:

«Если кто-то возразит сказанному нами, мы спросим его: «Скажи нам о речи, которую ты описал как сотворенную и которой говорит Предвечный без начала, — Он сотворил ее, подобно этому, согласно вам, в Самом Себе или в чем-то другом, или это что-то существующее отдельно?»

Если он ответит «В самом себе», — то это делает необходимым, чтобы Он был чем-то, в чем существует созданное, и это — куфр согласно всем [ученым][17]»[18].

Аш-Шавкани подверждает, что саляфы выносили такфир тому, кто скажет: «Коран — событие». Он говорит в книге Фатхуль-Кадир, в тафсире второго аята суры «Аль-Анбия»:

«Имамы суннитов были правы, отвечая запретом на призыв говорить, что Коран — «сотворен», или «возникший».

Заметьте, что он не делает разницы между сотворенным и возникшим, затем он говорит:

«Аллах защитил через них последователей Своего Пророка   от плохого новшества. Они пошли дальше, однако, и сказали, что Коран предвечен, и не остановились на этом, но сказали, что тот, кто говорит, что он возник — кяфир[19] [20].

Это означает, что хуруфиты — кяфиры, по мнению саляфов.

Таким образом, нет разницы между словами «событие» и «сотворенный». Оба слова означают «приведенные в бытие», и саляфы были против выражения «Коран — это событие» не меньше, чем они были против выражения, что он сотворен. Любая арабская речь сотворена, потому что она не существовала, а потом стала существовать, что делает ее событием, нуждающимся в Создателе, чтобы придать ей бытие.

Что до заявления о том, что аль-Бухари назвал Коран событием, то это не тот случай. Бухари говорил о ниспосылании Корана, когда он комментировал слова Аллаха:

مَا يَأْتِيهِمْ مِنْ ذِكْرٍ مِنْ رَبِّهِمْ مُحْدَثٍ إِلاَّ اسْتَمَعُوهُ وَهُمْ يَلْعَبُونَ [الأنبياء : 2]

Смысл: «Когда бы ни пришло напоминание от их Господа, они слушают его издеваясь» (Ан-Наби, аят 2)

Исхака ибн Равайха спросили об этом аяте, он сказал: «Предвечен от Аллаха, новый для Земли».

Аль-Аскаляни комментирует: «Это прецедент того, что сказал Бухари[21]». Совершенно ясно, что это такой случай, иначе бы Бухари был кяфиром, заблудшим по мнению Вакия, Ахмада ибн Ханбаля и всех других.

Абу Ханифа о значении слов «Коран не сотворен»

Абу Ханифа, который совершенно определенно был саляфом, объясняет смысл слов «Коран не сотворен» так, что Предвечный атрибут Аллаха Речь не сотворен. В своей книге Аль-фикх аль-акбар он говорит:

Коран — это речь Всевышнего Аллаха, записанный на страницах (мусхафах), сохраненный в сердцах, произносимый языками, ниспосланный Пророку  . Наше выражение Корана сотворено, наше чтение Корана сотворено, а сам Коран не сотворен[22]»[23].

Под словами «Коран — речь Аллаха» он имеет в виду, что слово Коран» относится к Предвечной Речи Аллаха, которая не буквы (и поэтому не язык и не звуки — поскольку буквы символизируют то, что представляют звуки), то есть в данном случае имеется в виду, что нет разницы между словосочетанием «Атрибут Аллаха» и словом «Коран», об этом он говорит несколькими абзацами ранее:

«Аллах говорит, но это не подобно нашей речи, мы говорим посредством инструментов (голосовые связки, органы и так далее) и букв. Буквы — это творение, а Речь Аллаха не сотворена[24]»[25].

В заключение Абу Ханифа говорит:

«Коран — Речь Аллаха», — и: «Аллах говорит без инструментов или букв», —

затем он снова подчеркивает это, говоря:

«Буквы — творение, а речь Аллаха не сотворена».

Хукм слов о сотворенности Корана

Слово «Коран» — это название сифата предвечной речи Аллаха, как было объяснено ранее. Однако оно может также относиться к Корану как книге на арабском языке или буквам — как, например, если кто-то скажет: «Пожалуйста, дай мне тот Коран на полке».

Когда саляфы говорили: «Коран не сотворен», — очевидно, что они имели в виду первое значение, а не второе.

А что, если кто-то скажет, что Коран сотворен, имея в виду книгу? Саляфы говорили, что утверждать, что Коран сотворен, подразумевая буквы откровения, — это мерзкое новшество. Они считали это мерзким, поскольку это могло сбить с толку и заставить других людей думать, что предвечный сифат Аллаха сотворен.

Ибн Абидин говорит в «Хашият»:

«В общем, то, что является несотворенным, — это Коран в значении Речи Аллаха, а именно (предвечный) атрибут, который утверждается в отношении Его сущности, а не в значении «ниспосланные буквы». Однако не говорится, что Коран сотворен, чтобы никто не подумал, что имеется в виду первое[26] [27]».

Отметим, однако, что некоторые поздние ученые разрешали это высказывание в учебных целях, поскольку они считали необходимым употребить это выражение, чтобы объяснить, что предвечная речь Аллаха — это не язык и не буквы. В действительности сегодня, вероятно, это именно этот случай, когда большинство понимает Коран как ниспосланные буквы, а не как атрибут Аллаха. Для этого они (ученые) разрешали выражение «Коран сотворен» в учебных целях, чтобы никто не подумал, что буквы в Книге — не сотворены.

Разрешение поздних ашаритов говорить: «Коран сотворен»

Что до того, что некоторые поздние ашариты говорили о дозволенности говорить: «Коран сотворен», — то они относили это к арабскому выражению (буквам в книге), а не к речи Аллаха. Они говорили, что это высказывание может быть использовано в обстановке преподавания.

Причина этого в том, что со временем слово «Коран» в основном стало пониматься людьми как выражение предвечной речи Аллаха через буквы и звуки (а не как сам сифат Аллаха). И они боялись, что из утверждения «Коран не сотворен» люди будут понимать, что не сотворено арабское отображение Корана, что гораздо опаснее высказывания: «Коран сотворен», — если человек подразумевает арабское отображение (а не предвечный атрибут Аллаха).

В конце концов, это значение верное, потому что арабские выражения имеют начало и не могут быть предвечными, а если они не предвечные, то они должны были быть уточнены и получить бытие от Аллаха. Другими словами они должны были быть сотворены.

Единственная плохая сторона этого в том, что такое выражение — это «бид’а» в религии, поэтому они ограничили его для целей обучения, так как здесь действует правило необходимости с точки зрения Религии. Ведь необходимость предотвратить убеждение куфра, что Аллах говорит буквами и звуками, гораздо важнее, чем необходимость избежать сомнительного нововведения.

Принцип тех, кто говорит, что буквы не могут быть сотворены, и решение в отношении них, по мнению Фахруддина ар-Рази

Арабское отображение — это что-то сотворенное, потому что это событие. Это должно быть так, ведь арабский язык сам по себе сотворен, поэтому можно только удивляться, почему некоторым хотелось бы сказать: «Не все события сотворены».

Ответ такой: они верят, что Аллах —  это физическая единица (объект), расположенная над Аршем. Согласно этой философии, если что-то сотворено вне этого тела, то он называется создание, а когда внутри этого тела, то это не создание. Вот почему они считают выражение «Коран сотворен» заблудшим высказыванием. Потому что для них это означает, что арабские буквы и звуки, написанные в мусхафе, не были изначально сотворены внутри физической единицы или идола, которому они поклоняются и которого они неверно называют «Аллах».

Другими словами, «Он не похож ни на что» для них означает в контексте атрибута Речи: «Его речь имеет другое местоположение». Исходя из концепта физического местоположения, вы можете понимать многое из того, что они подразумевают, когда говорят об атрибутах Аллаха.

Фахруддин Ар-Рази сказал:

Доказательства говорят нам, что тот, кто говорит, что Бог — это тело, — тот кяфир, отрицающий  Бога (который намного выше и чист от недостатков). Причина в том, что Господь миров существует, и Он — не тело и не расположен в теле. Таким образом, если кто-то верит в то, что Бог — тело, отрицает это нетелесное существование, то он отрицает (кафара) самого Бога. Это означает, что различие между тем, кто верит в то, что Бог — это тело, и монотеистом (в понимании Ислама, то есть что у Бога нет равного частично или подобного Ему в Сущности или в Его атрибутах) основано не на различии в понимании сифатов, а различии в понимании сущности (того, кого человек наделяет божественностью). Поэтому правильно говорить, что тот, кто верит, что Бог — тело, не верит в Аллаха…

…Что до хулюлийя (тех, кто верит, что Аллах находится в сотворенных вещах, например, на небе или в теле) и хуруфийя (тех, кто верит в то, что атрибут Аллаха Калам (Речь) состоит из букв и звуков) сект, мы скажем, что они, бесспорно, кяфиры. Это потому что Аллах объявил христиан неверующими за то, что они верили в то, что речь Аллаха вошла в Иисуса, в то время как хуруфийя верят, что она находится в языке всех, кто читает Коран, и во всех физических вещах, на которых написан Коран. Соответственно, если вера в то, что он вселился лишь в одно тело (Иисус), — неверие, то тогда будет еще более кощунственно говорить, что он находится во всех формах и телах[28]»[29].

Каков ответ тому, кто спросил: «Кто сказал: «Алиф лям мим»?»?

Ответ такой:

Аллах сказал: «Алиф лям мим», — без того, чтобы Его Речь была словами, буквами или языком. Буквы в мусхафе говорят нам о том, что Он сказал в предвечности. Выражение «алиф лям мим» не отличается от других слов и букв в мусхафе с этой точки зрения. Это буквы, которые указывают на значение, которое Аллах сказал предвечно без букв или звуков. Абу Фарадж ибн Аль-Джавзи[30] сказал в своем шархе на Коран «Заадуль-Масир»:

«Муфассиры Корана определили 5 разных высказываний относительно алиф-лям-мим, одно из которых — что это один из аятов с неясным смыслом и только Аллах знает его значение, как было объяснено ранее. Второе — что это означает:  «Я, Аллах, знаю». Это передает Абу аз-Зуха от Ибн Аббаса, и это также высказывание Ибн Масуда и Саида ибн Джубайра. Третий — что это клятва, это передается от Абу Салиха от Ибн Аббаса и Халида Аль-Хазза и от Икримы. Четвертый — то, что это буквы имен и есть два варианта в отношении этого: первый — что Алиф — это Аллах, лям относится к Джибрилю, а мим — к Мухаммаду. Это говорил Ибн Аббас…

Второе (относительно имен) — что Алиф — это Аллах, лям указывает на Латиф, мим указывает на Маджид (это все — имена Аллаха), и это говорил Абу Аалийя. Пятый — что это название Корана, как утверждает Муджахид, аш-Шабий, Катада и Ибн Джурайдж[31] [32]».

Некоторые продолжат настаивать далее и спросят: «Кому принадлежит высказывание: «Алиф лям мим»»?

Ответ:

Высказывание принадлежит высказывающему, потому что это вопрос звука. Люди различаются в своем произношении Корана, так что произношение одного отличается от произношения другого. Самое лучшее произнесение Корана — это произнесение Джибриля.

Что касается слов, то слова принадлежат Аллаху. Но не в том смысле, что Он исторг их, а в смысле, что никто другой не является их автором и что они они являются выражением Его Предвечной Речи, которая не буквы, не звуки и не последовательность.

Очевидно, что буква алиф сотворена, потому что это символ алфавита, относящийся к звуку «л». Все буквы алфавита — это написанные символы, которые указывают на звуки, которые мы произносим нашими голосами.

Невозможно, чтобы предвечная речь была буквами, потому что Его речь — не звук.

Его речь — не звук, потому что она предвечна, и поэтому она не имеет начала.

Вакии сказал: «Тот, кто сказал, что Коран сотворен, сказал, что это событие, а тот, кто говорит, что это событие, совершил ридда (вероотступничество)».

Какая разница между Кораном и хадисом кудси, хадисом Пророка  ?

Хадис кудси — это слова Пророка , однако он говорит: «Аллах говорит…» Более того, хадис кудси не имеет неподражаемого красноречия. Пророк   говорил своими словами в хадисах.

Все эти тексты священные, потому что они ниспосланы Аллахом. За их чтение человек получает вознаграждение и также за их изучение с хорошим намерением. Это потому что Аллах пожелал, чтобы это было так. Мы получаем награду и благословение за то, что Аллах пожелал, чтобы мы получали награду. Ни действие, ни вещь не является причиной для того, чтобы мы получили награду, кроме как если пожелает Аллах.

Поскольку Коран состоит из ниспосланных слов, они не могут быть изменены или заменены. Это — для того чтобы сохранить Откровение и неподражаемость Книге (невозможность подражания), которая является чудом и долговечным доказательством пророчества Посланника Аллаха  . Красноречие Корана неподражаемо, потому что Аллах захотел этого. Никто не может пойти против Его Воли, ни в этом, ни в чем-либо другом.

Невозможно, чтобы Аллах лгал

Аль-Аамиди[33] утверждает в Абкар аль-Афкар[34]:

«Я не знаю ни одного расхождения среди тех, кто говорит, что у Аллаха есть атрибут Калам — Речь, в вопросе о том, что невозможны лживые вещи в его Речи, будь то это предвечный атрибут (как говорят сунниты) или буквы и звуки (как говорят антропоморфисты и мутазилиты)[35].

Ас-Сануси в своей книге Умдату Ахли-Тауфик говорит:

«Являются ли чудеса доводом правдивости с точки зрения разума, или условно, или с точки зрения обычной необходимости согласно значимым характеристикам?.

Это разные высказывания. Согласно первым двум (договоренность и разум), невозможно для лжеца иметь чудо, потому что, во-первых, это будет противоречить здравому смыслу, а во-вторых, это приводит к тому, что у Аллаха есть недостаток в том, что Он сообщает, потому что утверждать правдивость (достоверность) лжи — это лгать, и невозможно, чтобы Аллах лгал, поскольку Его Речь согласуется с его Знанием…»

Более того, если Ему приписывать ложь, а Его атрибуты предвечны, то тогда невозможно будет Его описывать правдивостью (в Его Речи), в то время как верно, что Он имеет этот атрибут (правдивость), поскольку Он должен быть описан Знанием. А это означает, что верное бы стало невозможным [36]».

Затем он подчеркивает, что первые два высказывания — это одно и то же[37].

Объясняя детали всего этого, он приводит доводы, почему невозможно, чтобы Аллах мог лгать, он говорит:

«В-третьих, установлено, что Аллах описан абсолютным совершенством, а правдивость — это атрибут полного совершенства, его противоположность — это несовершенство (недостаток), и невозможно, чтобы Аллах был описан недостатком, поэтому Он должен быть правдивым[38]».

Третья перспектива, о которой упоминает Сануси, — это что чудеса — доказательство правдивости, согласно тому, что необходимо с точки зрения обыденности (хукм ади), и что было бы невозможно для того, у кого есть чудеса, говорить ложь.

Это потому что существовало правило на протяжении всей истории человечества, что человек, пришедший с чудом, соответствующим определенным условиям, никогда не был лжецом. В отношении этого Сануси говорит:

«Когда некто говорит правду, возможность лжи с его стороны, допустимая лишь с точки зрения разума, не делает его высказывание сомнительным, покуда мы уверены в том, что высказывание правдиво. Ведь возможность лжи с точки зрения разума означает лишь то, что в случае, если утверждение окажется лживым, а не правдивым, это не приведет к чему-то невозможному с точки зрения разума. Это вовсе не означает, что Аллах может солгать»[39].

Иными словами, это не есть нечно невозможное с точки зрения разума, т. к. это не ведет к тому, что Аллах способен лгать, как Сануси доказал с доводами и опроверг любые возможные возражения.

Затем он продолжает объяснять третье видение доводов правдивости в чудесах:

«Случается часто, что мы знаем о чем-то, как об абсолютном и необходимо достоверном, даже если мы говорим, что обратное ему — возможно с точки зрения разума, например, знание о нашем собственном существовании. Ни один здоровый человек не ставит это под сомнение, даже если мы говорим, что, если мы скажем, что, если бы мы и вовсе никогда не получали бытие, это не значит, что это невозможно с точки зрения разума. Это (возможность нашего несуществования с точки зрения разума) не означает, что мы могли бы быть несуществующими в то время, как мы существуем»[40].

А ближе к делу:

«Признак правдивости Пророка   — это появление у нас определенного знания благодаря чудесам, и если однажды уверенность возникла, то нет больше вероятности лжи»[41].

Это все значит то, что Аллах мог создать мир, полный чудес, которые происходят с лжецами одинаково, как с правдивыми людьми, поэтому доводом для того, что чудо является доказательством правдивости, — это то, что они случаются только в случае с правдивостью, а не то, что чудеса могли бы случаться с кем угодно с точки зрения разума.

Может быть сказано, что все эти перспективы чудес на деле добавляются одно к другому, потому что причина того, что чудо является признаком правдивости, будь то по договоренности или согласно разуму, — это то, что они встречаются только у правдивых в притязании на пророчество и что таким способом мы узнаем, что это договоренность о знании, что кто-то — пророк и что чудо встречается у того, кто претендует на пророчество. Тогда сотворение Аллахом чуда — это указание на предвечную Речь Аллаха, с помощью которой мы знаем, что Он говорит нам, что его раб правдив в своем притязании на пророчество.

Это чудо, неординарное событие в паре с притязанием на пророчество и невозможное для повторения его оппонентами, — это по договоренности признанный знак от Аллаха, который говорит нам, что Он подтверждает это притязание, так же, как арабские буквы и слова книги Корана говорят нам то, что говорит Аллах.

Аш-Шахрастани говорит:

«Таким образом, решающим фактором в определении правдивости (в притязании на пророчество) является целая группа обстоятельств, таких, как экстраординарное событие, сопровождающееся притязанием на пророчество, и отсутствие какого-либо состоятельного ответа от оппонента. Все эти факторы как группа говорят нам, что притязатель правдив, и они занимают место утверждения его правдивости[42]».

Таким образом, ас-Сануси говорит, что лгать невозможно для Аллаха не только с точки зрения разума, в отличие от того, что заявляют некоторые. Истина в том, что он считает это предпосылкой всех трех перспектив на чудеса как доказательства правдивости. К сведению, ас-Сануси говорит о второй перспективе в книге Ас-Сугра и Аль-Вуста. В шархе на Сугру он говорит: «Невозможно чтобы Аллах лгал, потому что Его речь должна соглашаться с Его Знанием, а речь в согласии со знанием не может быть неправдивой[43]».

 

Ссылки:

Абу Бакра аль-Байхаки (458 по хиджре). Аль-Асмаа ва-с-Сифаат лиль-Байхаки, в двух томах, первое издание, Саудовская Аравия: Мактаба ас-Саваадий.

Абу Джа’фaр ат-Табари. Ат-Табсир фи Маалим Ад-Дин, первое издание. Рияд, Саудовская Аравия: Даар аль-Ассима, 1416.

Абуль-Фарадж ибн аль-Джаузи (508-597/ 114-1201). Заадуль-Масир, 9 томов, третье издание, Бейрут, Ливан: Аль-Мактаб аль-Ислами, 1404.

Абу Ханифа (80-150/ 699-767). Аль-Фикх аль-Акбар. Хайдерабад, Индия: Маджлис Даиратуль-Маарифи-н-Нисамийя, 1342.

Аль-Аамиди, Сайфуддин. Абкар аль-Афкар. Пять томов, второе издание. Каир, Египет: Матбах Дар аль-Кутуб валь-Васаик аль-Каумийя, 1423.

Ас-Сануси, Мухаммад ибн Юсуф. Хашияту-д-Дусуки аля Уммиль-Барахин уа шархуха. В одном томе. Бейрут, Ливан: Аль-Мактаба аль-Асрийя, 1426.

Аз-Зирикли. Аль-Алям (2002), 15 томов. Бейрут, Ливан: Даруль-ильм лиль-Малайин, 1423.

Фахруддин ар-Рази. Мафатих аль-Гайб, 32 тома. Первое издание, Бейрут, Ливан: Дар аль-Кутуб аль-Ильмийя, 1421.

Ибн Масур аль-Ифрики. Лисануль-Араб, 15 томов. Бейрут, Ливан: Дар Саадир.

Ибн Закарийя ибн Фарис и Абдуссалам Харун. Макаййисуль-Люга, 6 томом, Бейрут, Ливан: Дар аль-Фикр.

Мухаммад ибн Али аш-Шавкани. Фатхуль-Кадир, 5 томов, Бейрут, Ливан: Дар аль-Фикр.

Мухаммад Ибн Юсуф Ас-Сануси (896 по хиджре), Шархуль-Мукаддимат, в одном томе, первое издание, Мактабатуль-Маариф, 1420.

Мухаммад Амин ибн Абидин. Хашияту Раддиль-Мухтар, 6 томов. Бейрут, Ливан: Дар аль-Фикр, 1415.

Муртада аз-Забиди. Таджуль-Арус мин Джавахири-ль-Камуус. 40 томов. Дар аль-Хидая.

Шамсуддин аз-Захаби. Сияр а’лям ан-Нубаля. Бейрут, Ливан: Му’ассасату-р-Рисаля, 1413.

[1] Хуруфийя, или те, что связаны с буквами, — название любого человека, который верит, что Предвечная Речь — буквы и звуки.

[2] Ибн Фарис (329-395/ 941-1004) — Ахмад ибн Фаарис ибн Закарийя, аль-Казвини, ар-Рази, Абуль-Хусейн — один из имамов языка и литературы. Несколько авторов-обладателей величайшего красноречия учились у него. Изначально он из Казвина, затем переехал в Ар-Рай и умер там. Среди его работ словари «Макаййисуль-Люга» и «Аль-Муджмаль» (Аль-Алям, 1/193).

[3] معجم مقاييس اللغة لابن فارس – (2 / 213): (خلق) الخاء واللام والقاف أصلان: أحدهما تقدير الشيء، والآخر مَلاسَة الشيء

[4] Ибн Закарийя ибн Фарис и Абдуссалям Харун, Макаййисуль-Люга (Бейрут, Ливан: Дар аль-Фикр), 2/213.

[5] Ибн Мансур (630-711/1232-1311) Мухаммад ибн Макрам ибн Алий, Абуль-Фадль, Джамалуддин, аль-Ансари, Ар-Рувайфи, аль-Ифрики, автор известного энциклопедического словаря «Лисануль-Араб», был имамом лингвистики. Он родился в Триполи — сегодня это территория Ливии — и был назначен судьей там на какое-то время. Он автор 500 книг, многие из которых кратко излагают книги по литературе (Аль-А’лям, 7/108).

[6] Ибн Мансур аль-Ифрики, Лисануль-Араб (Бейрут, Ливан: Даар Садир), 10/85.

[7] Муртаза аз-Забиди (1145-1205 по хиджре/1732-1790) Мухаммад ибн Мухаммад ибн Мухаммад ибн Абдир-Раззак, аль-Хусайни, аз-Забиди, Абуль-Файз, известный как Муртаза, был великим ученым языка, хадиса, науки о передатчиках хадиса (джахр уа та’диль) и генеалогии. Его семья происходит из Ирака, но он родился в Индии, вырос в Йемене, а жил и умер в Египте. Он стал очень известным при жизни до такой степени, что ему писали и посылали дары короли. Среди его самых известных работ — «Таджуль-Арус», комментарий на прославленный словарь «Аль-Камус» и  «Исафу-с-саадатиль-муттакин», его шарх на «Ихья» имама Газали (Аль-А’лям, 7/70).

[8] Муртаза аз-Забиди, Таджуль-Арус мин Джавахириль-Камус (Дар аль-Хидайя), 25/251.

[9] Абу Бакр аль-Байхаки (485 по хиджре), в Аль-Асмаа Уа-с-сифаат, первое издание (Джидда, Саудовская Аравия: Мактаба ас-Савади), 1/608-609.

[10] Шамсуддин аз-Захаби. Сияр а’лям ан-Нубаляя. Бейрут, Ливан: Му’ассасату-р-Рисаля, 1413,  9/166.

[11] الأسماء والصفات للبيهقي – (ج 1 / ص 608-609) 547- وأخبرنا أبو عبد الله الحافظ ، وأبو سعيد بن أبي عمرو ، قال : حَدَّثَنَا أبو العباس محمد بن يعقوب ، حَدَّثَنَا محمد بن إسحاق الصاغاني ، حَدَّثَنَا حسين بن علي بن الأسود ، قال : سمعت وكيعا ، يقول : القرآن كلام الله تعالى ليس بمخلوق ، فمن زعم أنه مخلوق فقد كفر بالله العظيم وفي رواية محمد بن نصر المروزي عن أبي هشام الرفاعي ، عن وكيع ، قال : من زعم أن القرآن مخلوق ، فقد زعم أن القرآن محدث ، ومن زعم أن القرآن محدث فقد كفر

سير أعلام النبلاء – (ج 9 / ص 166) : قال أبو هشام الرفاعي: سمعت وكيعا يقول: من زعم أن القرآن مخلوق، فقد زعم أنه محدث، ومن زعم أن القرآن محدث، فقد كفر.

[12] Сияр А’лям Ан-Нубаляя, 9-й том, стр. 140-141.

[13] سير أعلام النبلاء – (ج 9 / ص 140-141) : وكيع * (ع) ابن الجراح، بن مليح، بن عدي، بن فرس، بن جمجمة، بن سفيان، بن الحارث، بن عمرو، بن عبيد، بن رؤاس، الامام الحافظ، محدث العراق، أبو سفيان الرؤاسي، الكوفي، أحد الاعلام. ولد سنة تسع وعشرين ومئة، قاله أحمد بن حنبل. وقال خليفة وهارون بن حاتم: ولد سنة ثمان وعشرين. واشتغل في الصغر. 4سير أعلام النبلاء – (ج 9 / ص 144) : وقال أحمد بن حنبل: ما رأيت أحدا أوعى للعلم ولا أحفظ من وكيع.قلت: كان أحمد يعظم وكيعا ويفخمه. قال محمد بن عامر المصيصي: سألت أحمد: وكيع أحب إليك أو يحيى بن سعيد ؟ فقال: وكيع، قلت: كيف فضلته على يحيى، ويحيى ومكانه من العلم والحفظ والاتقان ما قد علمت ؟ قال: وكيع كان صديقا لحفص بن غياث، فلما ولي القضاء، هجره، وإن يحيى كان صديقا لمعاذ بن معاذ، فلما ولي القضاء، لم يهجره يحيى

[14] Сияр А’лям Ан-Нубаляя, 9-й том, стр. 144.

[15] سير أعلام النبلاء – (11 / 288) : وقال أبو إسماعيل الترمذي: سمعت أحمد بن حنبل، يقول: من قال: القرآن محدث، فهو كافر.

[16] Сияр А’лям Ан-Нубаляя, 11-й том, стр. 288.

[17] التبصير في معالم الدين – (ص ٢٠٢) : من أبى ما قلنا في ذلك قيل له: أخبرنا عن الكلام الذي وصفت أن القديم به متكلم مخلوق، أخلقه – إذ كان عندك مخلوقا في ذاته، أم في غيره، أم قائم بنفسه؟ فإن زعم خلقه في ذاته، فقد أوجب أن تكون ذاته محلا للخلق، وذلك عند الجميع كفر .

[18] Абу Джафар ат-Табари, Ат-Табсир фи Маалим ад-Дин, первое издание (Рияд, Саудовская Аравия: Дар аль-Аасима, 1416), 202.

[19] تفسير فتح القدير ـ موافق للمطبوع – (3 / 397): “ما يأتيهم من ذكر من ربهم محدث” من لابتداء الغاية وقد استدل بوصف الذكر لكونه محدثا على أن القرآن محدث لأن الذكر هنا هو القرآن وأجيب بأنه لا نزاع فى حدوث المركب من الأصوات والحروف لأنه متجدد فى النزول فالمعنى محدث تنزيله وإنما النزاع فى الكلام النفسي وهذه المسئلة أعني قدم القرآن وحدوثه قد ابتلى بها كثير من أهل العلم والفضل فى الدولة المأمونية والمعتصمية والواثقية وجرى للإمام أحمد بن حنبل ما جرى من الضرب الشديد والحبس الطويل وضرب بسببها عنق محمد بن نصر الخزاعي وصارت فتنة عظيمة فى ذلك الوقت وما بعده والقصة أشهر من أن تذكر ومن أحب الوقوف على حقيقتها طالع ترجمة الإمام أحمد بن حنبل فى كتاب النبلاء لمؤرخ الإسلام الذهبي ولقد أصاب أئمة السنة بامتناعهم من الإجابة إلى القول بخلق القرآن وحدوثه وحفظ الله بهم أمة نبيه عن الابتداع ولكنهم رحمهم الله جاوزوا ذلك إلى الجزم بقدمه ولم يقتصروا على ذلك حتى كفروا من قال بالحدوث بل جاوزوا ذلك إلى تكفير من قال لفظي بالقرآن مخلوق بل جاوزوا ذلك إلى تكفير من وقف وليتهم لم يجاوزوا حد الوقف وإرجاع العلم إلى علام الغيوب فإنه لم يسمع من السلف الصالح من الصحابة والتابعين ومن بعدهم إلى وقت قيام المحنة وظهور القول فى هذه المسئلة شئ من الكلام ولا نقل عنه كلمة فى ذلك فكان الامتناع من الإجابة إلى ما دعوا إليه والتمسك بأذيال الوقف وإرجاع علم ذلك إلى عالمه هو الطريقة المثلى وفيه السلامة والخلوص من تكفير طوائف من عباد الله والأمر لله سبحانه

[20] Мухаммад ибн Али аш-Шавкани, Фатхуль-Кадир (Бейрут, Ливан: Дар аль-Фикр), 3/397.

[21] فتح الباري – ابن حجر – (13 / 497) : وقد نقل الهروي في الفاروق بسنده إلى حرب الكرماني سألت إسحاق بن إبراهيم الحنظلي يعني بن راهويه عن قوله تعالى ما يأتيهم من ذكر من ربهم محدث قال قديم من رب العزة محدث إلى الأرض فهذا هو سلف البخاري في ذلك

[22] الفقه الأكبر (ص. 5): والقرآن كلام الله تعالى في المصاحف مكتوب, وفي القلوب محفوظ وعلى الألسن مقروء, وعلى النبي عليه الصلاة والسلام منزّل, ولفظنا بالقرآن مخلوق وكتابتنا له مخلوقة وقرائتنا له مخلوقة والقرآن غير مخلوق.

[23] Абу Ханифа (80-150 по хиджре/699-767), Аль-Фикх аль-Акбар, том 1, стр. 5 (Хайдарабад, Индия: Маджлис Даиратуль-Маарифи-н-Нисамийя, 1342).

[24] الفقه الأكبر (ص. 6): ويتكلم لا ككلامنا ونحن نتكلم بالآلات والحروف والله تعالى يتكلم بلا آلة ولاحروف. والحروف مخلوقة وكلام الله تعالى غير مخلوق.

[25] Аль-Фикх аль-Акбар, том 1, стр. 6.

[26] حاشية رد المحتار – (4 / 14): وحاصله أن غير المخلوق هو القرآن بمعنى كلام الله الصفة النفسية القائمة به تعالى لا بمعنى الحروف المنزلة، غير أنه لا يقال القرآن مخلوق لئلا يتوهم أرادة المعنى الاول

[27] Мухаммад-Амин ибн Абидин, Хашияту Раддиль Мухтар (Бейрут, Ливан: Даруль-Фикр, 1415), 4/14.

[28] مفاتيح الغيب (16 / 24) : والجواب أن الدليل دل على أن من قال إن الإله جسم فهو منكر للإله تعالى وذلك لأن إله العالم موجود ليس بجسم ولا حال في الجسم فإذا أنكر المجسم هذا الموجود فقد أنكر ذات الإله تعالى فالخلاف بين المجسم والموحد ليس في الصفة بل في الذات فصح في المجسم أنه لا يؤمن بالله أما المسائل التي حكيتموها فهي اختلافات في الصفة فظهر الفرق وأما إلزام مذهب الحلولية والحروفية فنحن نكفرهم قطعاً فإنه تعالى كفر النصارى بسبب أنهم اعتقدوا حلول كلمة اللَّهِ في عيسى وهؤلاء اعتقدوا حلول كلمة اللَّهِ في ألسنة جميع من قرأ القرآن وفي جميع الأجسام التي كتب فيها القرآن فإذا كان القول بالحلول في حق الذات الواحدة يوجب التكفير فلأن يكون القول بالحلول في حق جميع الأشخاص والأجسام موجباً للقول بالتكفير كان أولى

[29] Фахруддин ар-Рази, Мафатих аль-Гайб, первое издание (Бейрут, Ливан: Дар аль-Кутуб аль-ильмия, 1421), том 16, стр 24.

[30] Абуль-Фарадж Ибн аль-Джавзи (508-597,1114-1201), Абдуррахман ибн Али ибн Мухаммад аль-Джавизи аль-Курайши, аль-Багдади был, возможно, самым великим ученым по истории и хадису своего времени. Он родился и умер в Багдаде. Он написал около 300 книг (Аль-А’лям, 3/316)

[31] زاد المسير – (1 / 22): وقد خص المفسرون قوله آلم بخمسة أقوال أحدها أنه من المتشابه الذي لا يعلم معناه الا الله عز و جل وقد سبق بيانه والثاني ان معناه أنا الله أعلم رواه أبو الضحى عن ابن عباس وبه قال ابن مسعود وسعيد بن جبير والثالث أنه قسم رواه أبو صالح عن ابن عباس وخالد الحذاء عن عكرمة والرابع أنها حروف من أسماء ثم فيها قولان أحدهما أن الألف من الله واللام من جبريل والميم من محمد قاله ابن عباس فان قيل إذا كان قد تنوول من كل اسم حرفه الأول اكتفاء به فلم أخذت اللام من جبريل وهي أخر الإسم فالجواب أن مبتدأ القرآن من الله تعالى فدل على ذلك بابتداء أول حرف من اسمه وجبريل انختم به التنزيل والإقرأء فتنوول من اسمه نهاية حروفه و محمد مبتدأ في الإقرأء فتنوول أول حرف فيه والقول الثاني أن الألف من الله تعالى واللام من لطيف والميم من مجيد قاله أبو العالية والخامس أنه اسم من أسماء القرآن قاله مجاهد والشعبي وقتادة وابن جريج.

[32] Абуль-Фарадж Ибн аль-Джавзи (508-597,1114-1201), Зааду-ль-Масир, третье издание (Бейрут, Ливан: Аль-Мактаб аль-Исламийй, 1404), 1/22.

[33] Сайфуддин аль Аамиди, (551-631 по хиджре/ 1156-1233 ) — Али ибн Мухаммад ибн Салим ат-Тагляби был ученым акыды, фикха, усуля и ученый в области тарджиха из Амида, что в сегодняшнем Курдистане. Он родился там, затем учился в Багдаде и в Сирии. Затем переехал в Каир, где стал известен и стал объектом огромной зависти до такой степени, что ему пришлось покинуть страну и поехать в Сирию, где он и умер и был похоронен. Аз-Зиркли, Аль-А’лям (2002) (Бейрут, Ливан: Даруль Ильм лиль-Малайин, 1423), 4/332.

[34] الأعلام للزركلي – (4 / 332) سيف الدين الآمدي (551 – 631 هـ = 1156 – 1233 م) علي بن محمد بن سالم التغلبي، أبو الحسن، سيف الدين الآمدي: أصولي، باحث. أصله من آمد (ديار بكر) ولد بها، وتعلم في بغداد والشام. وانتقل إلى القاهرة، فدرس فيها واشتهر. وحسده بعض الفقهاء فتعصبوا فيها واشتهر. وحسده يبعض الفقهاء فتعصبوا عليه ونسبوه إلى فساد القعيدة والتعطيل ومذهب الفلاسفة، فخرج مستخفيا إلى ” حماة ” ومنها إلى ” دمشق ” فتوفي بها. له نحو عشرين مصنفا، منها ” الاحكام في أصول الاحكام – ط ” أربعة أجزاء، ومختصره ” منتهى السول – ط ” و ” أبكار الافكار – خ ” في طوبقبو، الاول والثاني منه، في علم الكلام، و ” لباب الالباب ” و ” دقائق الحقائق ” و ” المبين في شرح الأعلام للزركلي – (4 / 332) معاني الحكماء والمتكلمين – خ ” كراستان، في المكتبة العربية بدمشق (1).

[35] Сайфуддин аль-Аамиди, Абкар аль-Афкар, второе издание (Каир, Египет: Матбах Дар аль-Кутуб вальв аса аль-Каумийя, 1423, 2/83…)).

[36] Мухаммад ибн Юсуф ас-Сануси (896 по хиджре), Шархуль-Мукаддимат, первое издание (Мактабатуль-Маариф, 1420), 245.

[37] Там же, 247.

[38] Там же, 248.

[39] Там же, 250.

[40] Там же.

[41] Там же.

[42] نهاية الإقدام في علم الكلام – (ج 1 / ص 236) : فإذاً المرجح للصدق هي القرائن الحاصلة من اجتماع أمور كثيرة منها الخارق للعادة ومنها كونه مقروناً بالدعوى ومنها سلامته عن المعارضة فانتهضت هذه القرائن بمجموعها دالة على صدق المدعي نازلة منزلة التصديق بالقول وذلك مثل العلم الحاصل من سائر القرائن أعني قرائن الحال وقرائن المقال.

[43] Мухаммад ибн Юсуф ас-Сануси, Хашияту-д-Дусуки аля Уммиль-Барахин уа шархуха (Бейрут, Ливан: Аль-Мактаба аль-Асрийя, 1426), 280.

Похожие материалы