Рассказы о книгах: «Аль-Макамат». Из наследия ранних ваххабитов

Рассказы о книгах: «Аль-Макамат». Из наследия ранних ваххабитов

المقامات

«Аль-Макамат»

Абдуррахман ибн Хасан (ум. в 1285 г. х.), внук Мухаммада ибн Абдульваххаба.

Сегодня мы поговорим про книгу «аль-Макамат», которую написал Абдуррахман ибн Хасан Али Шейх, внук Мухаммада ибн Абдульваххаба. Мы опять переносимся в зыбучие пески Неджда к секте убийц и насильников, которыми являются ранние ваххабиты. В наше время в этом уже не приходится сомневаться. Эта книга представляет собой опровержение взглядов человека по имени Усман ибн Мансур.

В среде вот этих внуков Мухаммада ибн Абдульваххаба и их учеников были люди, которые выезжали за границы Неджда, например в Ирак, для получения знаний. После возвращения они начинали задаваться вопросами: «А вот этот призыв, которым Мухаммад ибн Абдульваххаб противопоставил себя всей умме, – насколько он вообще адекватен с точки зрения научного и практического применения? Можно ли говорить, что совершающие истигасу однозначно являются язычниками (мушриками)? Может быть у них есть оправдание (узр)? Они ведь сами не считают, что совершают ширк».

Среди тех, кто стал задаваться такими вопросами был шейх по имени Усман ибн Мансур, который после возвращения из Ирака в Неджд стал писать книги про хариджитов, про то, что такфир мусульман и их убийство является методом хариджитов. Он был учеником самого Абдуррахмана ибн Хасана, внука Мухаммада ибн Абдульваххаба.

Шейх написал «аль-Макамат» в которой опровергает саму эту личность. Он не очень поясняет, в чём именно состояли претензии Усмана ибн Мансура к недждийцам. Редактор (мухакык) книги тоже не очень это проясняет. В начале книги идет небольшое предисловие, посвящённое личности Абдуррахмана ибн Хасана.

Это достаточно интересная личность. Он застал период ликвидации первого саудовского ваххабитского государства, которое разгромил Ибрахим Паша, рахимахуЛлах, который приказал потомкам Мухаммада ибн Абдульваххаба покинуть Неджд и переехать в Египет. И они покинули родину и переселились в Египет.

Абдуррахман ибн Хасан жил там около восьми лет. Он учился у имама Ибрахима аль-Байджури, автора «Тухфатуль-мюрид» (комментария на «Джаухара ат-Таухид» по ашаритской акыде), шафиитского факиха, суфия, а также у других ученых Азхара. Потом, когда стало формироваться второе саудовское ваххабитское государство, они все вернулись в Неджд. Интересная личность, интересная биография…

Видимо, практика, которую они применяли, личностный такфир (такфир муʼаян) повсеместное убийство тех, кого они считали язычниками (мушриками) либо вероотступниками (муртаддами) и чья кровь была дозволена в их понимании – приводила к серьёзным массовым убийствам. Люди в их среде стали задаваться вопросом: «А насколько был адекватен Мухаммад ибн Абдульваххаб? Кто он такой в научном плане?»

Шейх Усман ибн Мансур стал высказываться в том смысле, что Мухаммад ибн Абдульваххаб не был ученым (алимом), а, следовательно, он не может выносить решения по таким серьезным вопросам, как такфир фактически всей уммы. У него нет для этого необходимого научного уровня.

Шейх Абдуррахман ибн Хасан написал опровержение (радд) на него, где описал некоторые представления этих ранних ваххабитов, которые очень ценны для понимания того, как они видели окружающих их мусульман.

Абдуррахман ибн Хасан пишет, что причина заблуждения Усмана ибн Мансура связана с тем, что он ездил получать знания в Ирак. Там жили нормальные учёные ахлю-сунна, которые, видимо, ему объяснили, что такое тавассуль, что такое истигаса, как их надо правильно понимать, что все действия рабов сотворены, и в этом смысле нет разницы между живым и мертвым: их деяния сотворены Всевышним Аллахом, ни живой, ни мертвый не может принести тебе пользу или причинить вред – и тому подобные вещи.

Принял он истигасу или нет, мы не знаем. Но по крайней мере, может быть, он понял, что вопрос не такой однозначный, как говорили ваххабиты, за это нельзя выносить такфир и убивать людей. У тех, кто дозволяет истигасу, тоже есть доводы, которые могут стать – как минимум – оправданием для того, чтобы отвести такфир.

Дальше в книге идет рассказ о Мухаммаде ибн Абдульваххабе. Его внук пытается доказать, что он был ученым, перечисляет тех, у кого тот учился. Правда, потом он сам пишет, что все три основных его учителя – Ибн Санад, Ибн Салюль и Ибн Джадид – позже опровергали его. Он говорит, что это связано с тем, что они враждовали с истиной, что современники часто друг друга не любят и тому подобные вещи.

Тут есть удивительное признание того, что Мухаммад ибн Абдульваххаб в начале не понимал заблуждение мушриков. Это важные слова, показывающие, кем был Мухаммад Абдуль Ваххаб в начале своей жизни – возникает вопрос, а был ли он вообще, с точки зрения ваххабитов, в те времена мусульманином? Если ты не понимаешь, что нельзя поклоняться никому, кроме Аллаха ты не мусульманин. Если – в представлении ваххабитов – ты не признаешь, что взывание к творениям является ширком — ты не мусульманин, потому что ты считаешь ширк дозволенным. Ты считаешь, что есть вид поклонения, когда можно поклоняться творениям наравне со Всевышним Аллахом. Получается, что ты мушрик.

Он пишет, что в начале жизни Мухаммад ибн Абдульваххаб не понимал заблуждений своих современников. Потом он направился учиться, жил в Басре, совершил хадж. Только в этот период, когда он наблюдал людей в разных местах, «Аллах открыл ему сердце, и ему стало ясно заблуждение тех людей, которые поклоняются идолам». Он говорит, что увидел, как «они поклоняются этим идолам в каждой стране, в каждом селении». Это явное указание на то, что Ибн Абдульваххаб считал, что все мусульмане его времени были мушриками.

Абдуррахман ибн Хасан пишет, что после восьмого века (по хиджре) не было тех, кто понимал таухид; понимал, что такое ширк и объяснял это в своих книгах. Он имеет в виду, что после Ибн Таймии и его учеников мусульманский мир погрузился во мрак язычества, ширка, все поклонялись могилам и тому подобные вещи. Это фактически явное указание на то, что мусульмане после Ибн Таймии были мушриками.

Он постоянно сравнивает призыв (даʼват) Мухаммада ибн Абдульваххаба с призывом Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. В начале люди отвергали Пророка, так и Мухаммада ибн Абдульваххаба вначале отвергали — это были испытания. Потом вокруг него появились сподвижники так же, как вокруг Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Для него все это служит одним из доказательств истинности призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба — то, что его жизнь похожа на жизнь Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и повторяет ее этапы. Вначале был мекканский период: период травли и испытаний, а затем – мединский период: победа и подобные вещи.

Автор также описывает отношения Мухаммада ибн Абдульваххаба с родом Саудов. Одна из причин успеха его призыва связана с тем, что он заключил союз с одним местным родом, который стремился к власти. Это был союз, который существует до сих пор в саудовском государстве. Саудиты – род Сауда – получили власть мирскую, а Мухаммад ибн Абдульваххаб (а позже его потомки) получил власть духовную, управлял религиозными вопросами.

Это был политически хитрый ход — найти род, который стремится к власти, дать ему право выносить такфир другим мусульманам. Если их соперники – мушрики, то они могут их убивать, присваивать их имущество и т. п., а те, кто принимает их призыв, обязаны им подчиниться. В политическом смысле это был очень грамотный ход, во многом определивший успех ваххабитского призыва в той местности.

Автор очень интересно описывает, как Мухаммад ибн Абдульваххаб пришел к этим саудитам и убедил их поддержать его. Он пишет про Мухаммада ибн Сауда, что Всевышний Аллах Тааля дал ему тауфик «для принятия этой религии». Получается, что Мухаммад ибн Абдульваххаб пришёл с новой религией. Не в смысле, что он создал новую религию, а в том значении, что он – в понимании ваххабитов – принес им истинный Ислам, который был для этих людей прежде не знаком и стал для них новой религией.

Я читал это и поражался: «Неужели они прямо так и пишут?» Понятно, если мы считаем, что некие люди впали в новшества (бидʼа), а потом исправились, то мы говорим: «Они вернулись к Сунне, они отказались от бидʼа». А тут получается, что все эти люди придерживались другой религии (не Ислама),  а то, что им принёс Мухаммад ибн Абдульваххаба — есть новая религия по отношению к той, которую исповедовали люди в этой местности раньше. В общем, он пишет, что они приняли Ислам, и Всевышний Аллах дал им успех и победу.

Также автор описывает уровень знаний Ибн Абдульваххаба, пишет, что он учился в разных местах и ученые дали ему иджазы. Основы его будущего призыва возникли в его сердце во время совершения хаджа. Он говорил, что у людей перед глазами были Коран и Сунна, но, несмотря на это, они не понимали таухид. Они поклонялись идолам, хотя довод, худжа, (Коран) был перед их глазами.

Икамату худжа, установления довода, — это очень важный вопрос. Что, в понимании недждийских шейхов является установлением довода, устраняющего оправдание (узр) у мушриков? Это Коран.

Впрочем, здесь он на это все только намекает. Вопрос, что является установлением довода, здесь не разбирается. Но, в общем, ясно, что речь идет о том, что признанные ученые Ислама являются для них мушриками.

Да, явно имен они не называют, не указывают, кто эти мушрики. Такие ученые, как Ибн Хаджар аль-Хайтами, который разрешал то, что они считают ширком, в этой рисали прямо не названы.

Однако в комментарии, шархе, того же автора на «Китаб ат-таухид» его деда, уже прямо сказано, кто эти мушрики. Кто же они? Муфтии, ученые, кадии, мухаддисы, курра, те, кто обучает людей таджвиду, те, кто проводит намазы в мечетях, те, кто произносят азан, те, кто распределяет наследство, те, кто выходит на путь сулука, то есть очищения своей души от пороков. Все эти люди являются, в его понимании, мушриками, которые не понимали таухида.

Мы приводили слова из его шарха на «Китаб ат-таухид»: «Среди ученых есть такие, которые не знают, что значит «ля иляха иляЛлах». Они неправильно понимают смысл шахады» – то есть для автора они не мусульмане.

Кто не знает смысл «ля иляха иляЛлах», тот не является мусульманином. Как может быть мусульманином человек, который не знает, что наравне с Аллахом нельзя никому поклоняться?! Такой человек не является мусульманином ни в их понимании, ни в нашем.

Да, мы расходимся в вопросе, что есть поклонение не Аллаху. Мы не считаем, что те вещи, из-за которых они обвиняют мусульман в ширке, есть поклонение не Аллаху или направление поклонения не Аллаху. Изначально просить помощи у другого человека не является установленным в Шариате поклонением. Поэтому обращение к другому, не к Аллаху, никак не может считаться ширком.

Тем более они устанавливают здесь какие-то условия. Обращаться к живому, тому кто находится рядом с тобой, слышит тебя, и просить у него то, что он может сделать — это не ширк. Обращаться к тому, кто находится далеко от тебя и просить у него даже то, что он может сделать — это уже ширк. Со скольких километров или метров начинается ширк?

Это краткие сведения об этой рисале, которая позволяет нам понять их мышление, менталитет этих людей – как они смотрели на окружающих мусульман. Это, напомним, ранние шейхи ваххабитов, слова которых для сторонников этой секты являются доводом. Ранние недждийские шейхи для современных ваххабитов однозначно являются доводом.

Их современные шейхи, такие как Ибн Баз, Ибн Усеймин, Албани и т. п., не всеми ваххабитами признаются авторитетами, но ранние их шейхи – для них единогласно авторитеты, они все их принимают. Поэтому важно понимать, как эти люди видели нас, мусульман.

Похожие материалы