Искажен ли Коран?

Некоторые крайние шииты утверждают, что Усман (да будет доволен им Аллах), а также те, кто были до него – Абу Бакр и Умар (да будет доволен Аллах ими обоими), исказил Коран, удалив из него множество сур и аятов.

Они передают от Хишама бин Салима бин Абу Абдуллаха, что Коран, который был ниспослан Джибрилем (мир ему) Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует), состоял из 17 тысяч аятов. Мухаммад бин Наср передал, что тот сказал: «В суре Аль-Баййина были имена 70 курайшитов и их отцов». 

Мухаммад бин Джахм аль-Хиляли и другие передали от Абу Абдуллаха, что слова:

أمة هي أربى من أمة

«Чтобы одни из вас были сильнее и многочисленнее других» (сура Ан-Нахль: 92)

не являются речью Аллаха. Наоборот, они являются искажёнными, а в действительности вместо этих слов были ниспосланы следующие:

أئمة هي أزكى من أئمتكم

«Чтобы имамы были чище, чем ваши имамы».

Среди шиитов есть и те, кто говорит, что в Коране была сура Аль-Виляя, и она была удалена полностью. Они также полагают, что большая часть суры Аль-Ахзаб была удалена, поскольку была подобна суре Аль-Ан`ам; что из Корана были удалены достоинства Ахлюль-Байт. 
Также они утверждают, что сподвижники вычеркнули слово «вайляка» перед аятом:

لَا تَحْزَنْ إِنَّ اللَّهَ مَعَنَا

«Не печалься, воистину, Аллах с нами»

(сура Ат-Тавба, 40),

что они вычеркнули слова عن ولاية علي  после аята:

وَقِفُوهُمْ إِنَّهُمْ مَسْئُولُونَ

«Остановите их (возле Сирата), поистине, они будут спрошены за свои слова и дела» (сура Ас-Сафат, 24),

удалили слова بعلي بن أبي طالب  после аята:

وَكَفَى اللَّهُ الْمُؤْمِنِينَ الْقِتَالَ

«Аллах избавил верующих от сражения» (сура Аль-Ахзаб, 25),

а также удалили слова آل محمد  после слов Аллаха:

وَسَيَعْلَمُ الَّذِينَ ظَلَمُوا

«Потом узнают те, кто притесняли…» (сура Аш-Шу`ара, 227)

По мнению этих шиитов, Коран, которым сейчас пользуются мусульмане на Востоке и Западе, искажён сильнее Торы и Евангелия, недостоверен и содержит в себе ещё больше лжи.

«Да проклянет их Аллах! Как же они отклонены от истины!» (сура Ат-Тавба, 30)

Мы развеем эти сомнения следующим образом.

Во-первых, эти обвинения лишены иснада и довода. Они не заслужили бы и упоминания, если бы некоторые еретики не повторяли эту же тему. Для их опровержения достаточно того, что они не могут и не смогут привести для доказательства доводов.

Пока для утверждений не приведены доказательства,
Эти утверждения беспочвенны. (Стих).

Однако того пожелала их глупость.

«А кого Аллах унизит, того никто другой не сможет возвысить. Ведь Аллах вершит то, что желает». (сура Аль-Хадж, 18)

Во-вторых, среди шиитских учёных есть и те, кто отрекается от этого нелепого утверждения.

Ат-Табрасий (один из крупных учёных-шиитов) сказал в своей книге «Муджма`уль-баян» следующее: «Что касается вопроса о дополнении Корана, то учёные единогласны во мнении о недействительности подобного, а что касается удаления слов из Корана, то это передаётся от некоторых наших последователей и некоторых хашавитов. Однако верным является обратное. Это то мнение, которое поддержал аль-Муртаза. Он написал об этом в полноценном виде»

Также ат-Табрасий в «Муджма’уль-баяне» говорит: «Что касается вопроса о добавлениях в Коран, то учёные единогласны во мнении о недействительности подобного. А что касается удаления, то это ещё более невозможно». 

Затем он говорит: «Поистине, знания бывают путём достоверной передачи Корана как знания о городах, больших случаях, великих происшествиях, известных книгах, стихах арабов. Поистине, эта забота усилилась, а проповедники всецело отдались передаче текста и сохранению Корана, и достигли предела, до которого не доходило ничего из того, что мы упомянули, потому что Коран — достоинство пророческой миссии и источник шариатских знаний и религиозных решений. Мусульмане-учёные достигли совершенства в оберегании и защите Корана. Они выяснили всё, в чём были разногласия: смысл, чтение, буквы и аяты Корана. Как же допустимо, чтобы Коран был изменён или сокращён, учитывая такую сильную заботу о его неизменности и последующее уточнение?».

В-третьих, установился таватур и иджма, что то, что заключено в переплёт Корана – есть книга Аллаха без добавления и убавления, изменения и замены. Таватур – прямой путь знания, а иджма – прямой путь истины.

«Что может быть за истиной, кроме заблуждения?» (сура Юнус, 32)

В-четвёртых, есть истина от имама Али бин Абу Талиба (да будет доволен им Аллах), сторонниками которого являются шииты, как утверждают они сами, и несмотря на это, следуют за ним вместе со своей ложью и клеветой.
Достоверны сведения о том, что от него были переданы слова одобрения сбора Корана во времена Абу Бакра: «Больше всего воздаяния за Коран получит Абу Бакр. Да будет милость Аллаха над Абу Бакром. Он первый, кто собрал Коран»а затем и Усмана: «О люди! Бойтесь Аллаха! Остерегайтесь крайностей в отношении Усмана. И остерегайтесь своих слов о нём «сжигающий Кораны». Клянусь Аллахом, он не сжег их кроме как в нашем присутствии»

«Если бы я был правителем во времена Усмана, то я совершил бы с Коранами то же, что совершил Усман»

Этим имам Али укоротил языки клеветников и опроверг их ложь. К чему же они стремятся?

«Когда те, за кем следовали, отрекутся от тех, кто следовал за ними, и увидят мучения, связи между ними оборвутся» (сура Аль-Бакара, 166).

«Господь наш! Не отклоняй наши сердца в сторону, как Ты наставил нас на прямой путь, и даруй нам Свою милость, ведь Ты – Дарующий!» (сура Аль-Бакара, 8)

В-пятых, когда после Абу Бакра, Умара и Усмана (да будет доволен ими Аллах) правление перешло к Али (да будет доволен им Аллах), что же препятствовало Али выступить с истиной о Коране и исправить людей в том, в чём якобы ошиблись его предшественники, согласно их убеждениям и их клевете? И вместе с тем, ведь он непогрешимый имам, по убеждению этих обманщиков. И он один из предводителей хранителей Корана и самых храбрых творений Аллаха, помогающих религии и Исламу. 

После него власть перешла к его сыну Хасану (да будет доволен им Аллах). И что же препятствовало тому воспользоваться этой возможностью, чтобы показать перед уммой подлинную Книгу Аллаха? Такие утверждения могут исходить лишь от одержимого, а признает их только глупец.

(Мухаммад Абдуль-Азим аз-Заркафи, «Манахилюль-ирфан», стр. 155).

Похожие материалы