Шейх Юсуф аль-Хамдани

Юсуф аль-Хамдани, куддисса сирруху, был одним из известных алимов, который сумел заглянуть в глубины наук, и авлия, достигшим вершин совершенства.
 
Он полу­чил разрешение на обучение мюридов из Хорасана. В его дворе часто можно было увидеть большой джама’ат, состоявший из видных алимов и авлия. Они очень уважали его и доверяли ему, находились под его ру­ководством и были его воспитанниками. Пусть Аллах возвеличит его тайны!
 
Шейх аль-Хамдани, куддисса сирруху, родился в 440 году Хиджры в городе Хамдан в Иране. Когда ему исполнилось 18 лет, он от­правился в Багдад и там изучил шафиитский мазхаб у шейха Ибрахима ибн Али бин Юсуфа аль-Фируза Абади, рахимахуллах.  Он также усерд­но посещал уроки Абу Исхака аш-Ширази, рахимахуллах.
 
Несмотря на то, что он был младше своих товарищей, он опе­режал их всех по уровню своих знаний. Его авторитет и знания —  особенно по фикху и связанным с ним наукам —  росли день ото дня. Он слушал проповеди хатибов Багдада, Исфахана, Бухары, Хорасана, Хо­резма и других высокочтимых алимов. Из-за усердного служения Аллаху, тренировки тела и нафса и их воспитания, он стал гавсом (высокая степень муршида. Муршид над муршидами) своего времени. В Багдаде очень высоко оценили его проповеди и ду­ховное величие.
 
После этого он переселился в город Марва и остался жить там. Его друзьями и сподвижниками были шейхи Абдулла аль-Джувайни, Хасан ас-Сумнани, Абу Али аль-Фармади, каддассаллаху асрарахум.
 
Имам шафиитского мазхаба своего време­ни Абу Сайид Абдуллах ибн Абу Асрун, рахимахуллах, рассказывал:
 
«Чтобы овладеть науками я приехал в Багдад. Со мной был еще Ибн Сака, который приехал, чтобы изучить науку низам. Мы навещали больших, общепризнан­ных, достойных алимов.
 
В Багдаде был один человек, которого все называли гавсом. В любое время он мог появиться или исчезнуть. Мы вместе с Ибн Сака и юношей Абдуль-Кадыром, куддисса сирруху, приняли решение пойти к нему.
 
Когда же мы собрались идти к нему, Ибн Сака сказал: «Давайте зададим ему вопрос, на который он не сможет дать ответ». Я тоже добавил: «Зададим ему вопрос и посмотрим, как он ответит». Шейх Абдуль-Кадыр же сказал: «Пусть Аллах убережет нас от та­ких мыслей и дел».
 
Мы вошли к нему, но увидели его только по прошествии часа. Шейх Юсуф аль-Хамдани с недовольством посмотрел на Ибн Сака и ска­зал: «Говори, Ибн Сака, что это за вопрос, ответ на который я не знаю?».
 
Вслед за этим он продолжил: «Вот это твой вопрос, и ответ на него таков. Я вижу, что в тебе тлеет огонь неверия». Потом, посмотрев на меня, он сказал: «О, Абдуллах, это ты задашь мне вопрос и будешь ждать, как я отвечу. Ответ на него вот такой». И проговорил: «Из-за слабости адаба и возникшей из-за этого болезни для тебя этот мир превратится в дополнительный зуб».
 
Потом он посмотрел на шейха Абдуль-Кадыра, приблизился к нему, уважительно дал ему салим и сказал: «Воисти­ну, ты из-за соблюдения адаба удовлетворил Аллаха и Его Пророка, солляллаху алейхи ва саллямВижу, что со времени приезда в Багдад ты сильно возвеличиваешь меня перед всеми, постоянно говоришь, что я выше всех авлия. И я вижу авлия твоего времени — они склонили свои головы, возвеличивая тебя».
 
Потом, исчезнув из поля нашего зрения, он добавил: «Уже сейчас проявились признаки сближения Абдуль-Кадира с Всевышним Аллахом, и с этим все согласны, это все видят».
 
Последующие годы жизни показали, насколько проницательным был шейх Юсуф аль-Хамдани, куддисса сирруху.
 
Авлия времени Абдуль-Кадира Джиляни сделали  в точности то, о чем говорил шейх Юсуф аль-Хамдани, куддисса сирруху — они возвеличили Абдуль-Кадира аль-Джиляни, куддисса сирруху.
 
Ибн Сака вскоре отправился к румам. Он настолько красноречиво дискутировал в спорах с христианами, что легко побеждал соперников. Местый правитель приблизил его к себе — Ибн Сака полюбил его дочь. Правитель согласился выдать ее за него замуж при условии, что он примет христианство. Ибн Сака согласился и женился на дочери правителя, но вскоре его прекрасная земная жизнь рухнула и его прогнали со двора.
 
Абу Саййид Абдуллах как-то обнаружил его бродящим на местном рынке с протянутой рукой. Вскоре Абу Саййид стал свидетелем смерти Ибн Сака — тот умер, повернувшись лицом на Восток, хотя Абу Сайид несколько раз поворачивал его лицо в сторону Киблы.
 
И Сам Абдуллах стал очень богатым человеком и глубоко погрузился в пучину мирской жизни — это и был тот «дополнительный зуб», о котором предупредил его шейх Юсуф аль-Хамдани.
 
Проведя мно­гие годы в Марве, шейх Юсуф аль-Хамдани переселился в Герат, находя­щийся на севере Афганистана, и прожил там долгое время. Марванцы очень просили его, чтобы он вернулся обратно. Из Герата он переехал в город Бамийин, находящийся на земле Хорасана. По истечении некоторого времени он со своим баракатом вернулся в город Марву, на место, предназначенное для его величия. Его могила и зиярат находятся в Марве.
 
Юсуф аль-Хамдани, куддисса сирруху, умер в 535 году по Хиджре, в месяце Раби уль-Авваль. У него было большое количество мюридов по всему миру.
 
Юсуф Хамдани, куддисса сирруху, передал иджазу (разрешение на наставничество) шейху Абдуль-Халику аль-Гуджувани, куддисса сирруху.
Похожие материалы