Хаким аль-умма, мауляна Ашраф Али ас-Санви

Мауляна Ашраф Али Санви (Ас-Санви — это арабский вариант производного от названия родной деревни ученого. На урду его называют Таханави.), которого мусульмане южно-азиатского региона называют не иначе, как хаким аль-умма (духовный врач уммы) и муджаддид аль-милла (обновитель нации), был влиятельной фигурой исламского возрождения в Южной Азии в двадцатом веке. Мауляна Санви был «самым выдающимся деятелем своего времени, плодовитым автором, считался величайшим суфием современной Индии».
 
«Он вел очень активный образ жизни: преподавал, проповедовал, писал книги, читал лекции, время от времени путешествовал» (Наим, 94). Исключительное чувство гармонии и прямота,  являвшиеся отличительной чертой и основным принципом выступлений и сочинений ученого, обеспечили широкий успех его послания. Мауляна Санви соответствовал кораническому аяту: «Мы сделали вас общиной, придерживающейся середины, чтобы вы свидетельствовали обо всем человечестве» (Коран, 2:143). Его лекции и сочинения говорили о поразительном знании всех наук Ислама. Индийский факих, кади, муджахид аль-Ислам Касими сказал: «Сложно найти область исламских наук, не затронутую им в сочинениях» (Зайд, 11).
 
Религиозный подход ученого охватывает все аспекты исследуемого предмета, его мнения по  различным вопросам свидетельствуют о подлинном, доскональном изучении Ислама. Его острый ум, любовь к Аллаху и Его Посланнику (мир Ему и благословение Аллаха), умение организовать свое время, широкий кругозор, а также уникальное и свежее, но в то же время консервативное понимание религиозных дисциплин оставили неизгладимый след в исламской истории.
 
Его будут помнить как обновителя в народе, образцового духовного наставника (шейха), плодовитого автора, специалиста в области исламского права, эрудита и защитника исламской традиции. В те времена, когда мусульмане подверглись физическому и интеллектуальному наступлению со стороны западных колониальных сил, мауляна Санви дал мусульманам литературное и научное оружие в виде своих выступлений, сочинений, правовых решений (фетв), духовного воспитания (тарбия) для борьбы с антирелигиозным влиянием современности. Муфтий Мухаммад Таки Усмани так сказал о религиозных заслугах и подвигах мауляны Санви: «Не было подобного ему по образованности на протяжении многих предшествующих веков» («Хаким аль-умма ке сияси афкар», 22).
 
Рождение и воспитание
 
Мауляна Ашраф Али Санви, названный Абдуль-Гани в семье отца, родился в деревне Сана Баван (район Музафарнагар, провинция Утар Прадеш, Индия) 5-го числа месяца Рабиуль-Авваль в 1280-м году по хиджре (19 августа 1863-го года по григорианскому календарю). Имя Ашраф Али ему дал известный в те времена праведник, хафиз Гулям Муртада Панипати, родственник мауляны Санви по материнской линии.
 
Семья ученого была уважаемой и занимала высокое положение в Сана Баван. Его отец, Абдуль-Хак, был богатым землевладельцем, набожным мусульманином и почтенным жителем Сана Баван. Абдуль-Хак хорошо владел персидским языком, и, хотя не выучил Коран наизусть, настолько хорошо знал Священную Книгу, что иногда поправлял имама, когда тот читал Коран во время проповеди. Родословная мауляны Ашрафа Али Санви восходит ко второму праведному исламскому халифу Умару ибн аль-Хаттабу, отблеск ума, мудрости, прозорливости, набожности и искренности которого определенно чувствовался в мауляне Санви.
 
Будучи ребенком, он проявлял усердие в поклонении (намазе), а к 12-ти годам постоянно совершал ночной намаз тахаджуд. Мауляна Санви получил начальные знания арабского и персидского языков под руководством дяди по материнской стороне Ваджида Али и мауляны Фатх Мухаммада в Сана Баван, а также в совсем юном возрасте выучил наизусть Священный Коран с помощью хафиза Хусейна Али из Меерута.
 
Изучение традиционных исламских наук в Дар аль-Улюм Деобанд
 
В 1295-м году по хиджре мауляна Санви поступил в медресе Дар аль-Улюм Деобанд, которое он закончил в 1301-м году по хиджре, пройдя обучение у нескольких из самых видных исламских богословов того времени. Среди его учителей были мауляна Мухаммад Касим Нанотви, мауляна Рашид Ахмад Гангохи, мауляна Мухаммад Якуб Нанотви и шейх аль-Хинд мауляна Махмуд аль-Хасан. Мауляна Санви провел шесть лет в Деобанде, опекаемый и наставляемый богобоязненными учеными, многие из которых были духовными учениками Хаджи Имдадуллаха Мухаджира Макки.
 
Духовно богатая атмосфера в Дар аль-Улюм Деобанд, превосходные учителя, природный ум и набожность мауляны Санви способствовали еще большему совершенствованию знаний теории и практики, которыми он обладал. Литературная жизнь ученого началась в Дар аль-Улюм Деобанд, где он написал «Маснави зер-о бам» на персидском языке в возрасте восемнадцати лет. Он обладал удивительным красноречием и освоил арабский, персидский и урду в том же возрасте.
 
Учитель учителей
 
Мауляне Санви редко выпадала возможность учиться у основателя Дар аль-Улюм Деобанд мауляны Касима Нанотви, последний год жизни которого пришелся на год поступления мауляны Санви в учебное заведение. Тем не менее, Мауляна Санви упоминает, что хотел бы при случае посетить  лекции Мауляны Касима Нанотви по «Тафсир аль-Джалалейн» (знаменитое толкование Священного Корана, сделанное Джалалуддином аль-Махалли и его учеником Джалалуддином ас-Суюти). Огромное благотворное влияние на мауляну Санви оказали мауляна Рашид Ахмад Гангохи и мауляна Мухаммад Якуб Нанотви.
 
Мауляна Санви говорил: «Мауляна Гангохи был мне духовно ближе всех других моих учителей, за исключением Хаджи Имдадуллаха Мухаджира Макки. Никогда мне не доводилось видеть такого уникального человека, в ком одном неразделимо слились бы  внешняя и внутренняя добродетель, как у мауляны Рашида Ахмада Гангохи» (Альви, 51). Мауляна Гангохи дал мауляне Санви много теплоты, играл важную роль в его духовном воспитании.  Когда мауляна Санви приезжал, мауляна Гангохи говорил: «Когда ты приезжаешь, я оживаю» (Альви, 52). Однажды мауляна Санви пришел к Гангохи, чтобы прочесть лекцию. Мауляна Гангохи отправил всех своих посетителей на эту лекцию, сказав им: «Что вы здесь делаете? Идите и послушайте лекцию истинного ученого». Мауляна Гангохи также посылал некоторых своих учеников в Сана Баван, чтобы они приобрели от океана знаний и духовности, которым обладал Ашраф Али Санви.
 
Мауляна Санви был так же глубоко вдохновлен мауляной Мухаммадом Якубом Нанотви, набожным ученым и суфием. Мауляна Якуб понимал, что Ашраф Али был необычным студентом, одаренным исключительными качествами. И как результат, Мауляна Якуб постарался включить в обучение этого блестящего студента самые сложные вопросы. Мауляна Санви, описывая лекции Мауляны Якуба, говорил: «Его лекции не были обыкновенными лекциями, а собраниями, на которых все внимание обращено к Аллаху. Когда он преподавал толкование Священного Корана, слезы текли по его щекам» (Альви, 51).
 
 
Окончание института и будущее поле деятельности
 
Мауляна Санви окончил Дар аль-Улюм Деобанд в 1301-м году по хиджре (1884-й год по григорианскому календарю). Когда мауляна Рашид Ахмад прибыл на церемонию по случаю окончания института, шейх аль-Хинд Махмуд аль-Хасан сказал ему, что в этот день заканчивает обучение очень умный и одаренный студент. Мауляна Гангохи захотел проэкзаменовать этого умного студента. И так, до начала церемонии, мауляна Гангохи задал мауляне Санви самые сложные вопросы, какие только смог придумать. Ответы мауляны Санви поразили и порадовали мауляну Гангохи (Курайши, 14).
 
Церемонию повязывания тюрбана (дастар-банди) по случаю окончания института проводил мауляна Рашид Ахмад Гангохи. Само мероприятие в тот год отличалось от всех предыдущих и праздновалось с большим энтузиазмом и радостью преподавателями Деобанда, из-за чего мауляна Санви и некоторые его однокурсники сказали своему учителю мауляне Якубу: «Мы не заслуживаем такого праздника, это может вызвать насмешки над Дар аль-Улюм Деобанд». В ответ на беспокойство мауляны Санви, Мауляна Якуб рассердился и сказал: «Вы абсолютно неправы! Здесь в Дар аль-Улюм Деобанд вы ощущали себя смиренными и незначительными из-за ваших учителей, так и должно быть. Но, как только вы окончите институт и покинете его, вы поймете свою ценность и значимость. Клянусь Аллахом, вы добьетесь успеха во всем, чем бы вы ни занялись, перед вами открытое и свободное поле для деятельности» («Алви», 53). После окончания Деобанда мауляна Санви вместе с отцом отправился в священные города Мекку и Медину. По завершению своего первого хаджа, мауляна Санви стал изучать искусство чтения Корана под руководством Кари Мухаммада Абдуллаха Мухаджира Макки. В Мекке мауляна Санви также общался с Хаджи Имдадуллахом Мухаджиром Макки, чье душевное отношение и блестящие личностные качества, превосходное обучение и великолепная методика подготовили мауляну Санви к исполнению своего предназначения – ведению величайшего обновления.
 
Духовное обучение под руководством Хаджи Имададуллаха
 
Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Сделайте общение с алимами обязательным для себя и слушайте слова мудрости, Всевышний Аллах оживляет мертвые сердца светом мудрости, как он оживляет мертвую землю дождем» (Аскаляни, 25). Общество благочестивого и богобоязненного шейха необходимо каждому мусульманину. С помощью знаний, полученных из книг, можно исправить внешний облик человека, посредством же общения с шейхом очищается его внутреннее состояние. Мауляна Санви старался сосредоточиться на своем внутреннем очищении. Во время учебы в Дар аль-Улюм Деобанд он просил мауляну Рашида Ахмада Гангохи обучать его так же и духовным наукам, но мауляна Гангохи посоветовал ему подождать до завершения традиционного обучения.
 
Мауляна Санви не успокоился и стал искать способ, как попросить Хаджи Имдадуллаха, духовного наставника мауляны Гангохи, рекомендовать ему мауляну Санви. Когда мауляна Гангохи отправился в хадж, мауляна Санви передал с ним письмо Хаджи Имададуллаху, в котором он просил великого наставника убедить Мауляну Гангохи обучать его. Хаджи Имдадуллах замолвил слово за мауляну Санви, а затем сказал: «Хорошо, я займусь им сам», – и написал мауляне Санви: «Не беспокойся. Я сам буду твоим наставником». Когда мауляна Санви прочел письмо, его сердце наполнилось радостью. А мауляна Гангохи сказал: «Брат, ты вкусил спелые плоды Хаджи Имдадуллаха, тогда как мы вкушали незрелые» (Альви, 52). Плоды – это знания. Мауляна Гангохи и его ровесники получили духовное руководство Хаджи Имдадуллаха, когда он еще был на Индийском субконтиненте, а мауляна Санви учился у него в последние годы его жизни. Поэтому обучение у Хаджи Имдадуллаха в более поздние годы его жизни сравнивается со зрелыми плодами, а в ранние периоды его жизни – с незрелыми.
 
Мауляна Санви навестил Хаджи Имдадуллаха во время своего первого хаджа в 1301-м году по хиджре (1884-й год по григорианскому календарю), но пробыл у него недолго. В 1310-м году по хиджре (1893-й год по григорианскому календарю) мауляна Санви отправился в паломничество во второй раз и, после завершения хаджа, остался у своего шейха на шесть месяцев.
 
Совершенствование знаний через преподавание
 
В течение четырнадцати лет после окончания института мауляна Санви преподавал религиозные науки в городе Канпуре. За короткий период времени мауляна Санви достиг высокого положения как известный религиозный ученый. У него было много учеников, а его исследования и публикации способствовали обогащению исламского научного сообщества. За эти четырнадцать лет он побывал с лекциями во многих городах и деревнях в надежде исправить людей. Спустя короткое время после таких поездок в свет выходили его лекции и доклады уже в печатном виде. До него лекции лишь некоторых исламских ученых печатались и распространялись при жизни самих ученых. Желание изменить народные массы усилилось в его сердце во время пребывания в Канпуре.
 
В итоге, в 1315-м году по хиджре он перестал преподавать и посвятил себя восстановлению духовного центра (ханака) своего шейха в Сана Баван. По этому поводу Хаджи Имдадуллах заметил: «Хорошо, что ты приехал в Сана Баван. Есть надежда, что ты принесешь людям пользу духовную и физическую. Тебе снова следует заняться возрождением нашей школы (медресе) и духовного центра (ханака) в Сана Баван. Что касается меня, то я постоянно молюсь за тебя и отношусь к тебе со вниманием» (Альви, 58).
 
Знаток исламского духовного учения  (тасаввуф)
 
Знаток исламского духовного учения, мауляна Санви «многими считался выдающимся суфием современной Индии» (Меткалф, 157). Его подход к тасаввуфу полностью соответствовал Корану и хадисам.
 
Ученые Деобанда очистили исламский мистицизм на Индийском субконтиненте от всех неисламских элементов и практиковали тасаввуф, который проповедовали бы первые мусульмане, такие, как Хасан аль-Басри, Джунейд аль-Багдади и Абдуль-Кадир аль-Джиляни, если бы они жили в двадцатом веке. Чистый, без нововведений, суфизм является важной составляющей исламской веры. Дар аль-Улюм Деобанд учил, как стать здравомыслящим ученым и приверженным практиком тасаввуфа. Благодаря движению Деобанда исламская история получила еще одно доказательство того, что всесторонне образованный исламский ученый может быть одновременно факихом и суфием. 
 
Эффективность духовных усилий
 
Имам Шафии сказал: «Знание – это не то, что вы запомнили, знание – это то, что приносит вам пользу» (Навави, 43). Знание мауляны Санви было таковым, что оно не только приносило пользу его современникам, но и продолжает приносить пользу мусульманам по всему миру. Слова мауляны Санви проникали в самое сердце, очищая его от духовной ржавчины. Муфтий Мухаммад Шафии Усмани, бывший глава муфтиев Дар аль-Улюм Деобанда, ставший позднее великим муфтием Пакистана после разделения Индии, часто сидел перед мауляной Санви как студент, изучающий традиционные исламские науки, сидит перед своим учителем. «Он внимательно наблюдал за мауляной Санви, и каждое его движение говорило о том, что он отрешался от всего земного, что бы ни происходило, следя за выступлением своего шейха. Когда мауляна Санви говорил что-то выдающееся, муфтий Мухаммад Шафии, казавшийся полностью поглощенным своим шейхом и не обращающим внимание ни на что больше, подскакивал в возбуждении» (Усмани, «Акабир Деобанд киа те?», 30).
 
Муфтий Мухаммад Таки Усмани говорит:
 
«Хаким аль-умма особенно подчеркивал важность выбора правильных лекарств от духовных болезней людей. Он не лечил людей с помощью настоек или священных фраз (вазифа), напротив, средства, предписываемые им, заключали в себе действие (Иршадат-и акабир, 25).
 
Ученики и последователи
 
Ученики и последователи мауляны Санви – это целое поколение ведущих ученых Южной Азии. Его последователи жили во всех частях Южной Азии и служили человечеству различными путями. Среди его знаменитых последователей были Кари Мухаммад Тайиб Касими (внук основателя Дар аль-Улюм Деобанд мауляны Мухаммада Касима Нанотви, а также директор Дар аль-Улюм Деобанд на протяжении более пятидесяти лет, с начала 1930-го по начало 1980-го), мауляна Мухаммад Масихуллах Хан (основатель медресе Мифтах аль-Улюм в Джелалабаде, в Индии, а также известный духовный деятель прошлого века), Муфтий Мухаммад Шафии (глава муфтиев Дар аль-Улюм Деобанд до разделения и, после миграции в Пакистан, основатель Дар аль-Улюм Карачи, одной из самых крупных школ религиозных наук в Пакистане на сегодняшний день, а также бывший главный муфтий Пакистана), Муфтий Мухаммад Хасан из Амритсара (основатель Джамиа Ашрафия в г. Лахор, в Пакистане), мауляна Хайр Мухаммад Джаландари (основатель Джамиа Хайр аль-Мадарис в г. Мултан, Пакистан), Мауляна Абдуль-Бари Надви, Саййид Сулейман Надви (великий исследователь и выдающийся ученик Шибли Нумани, который обратился к мауляне Санви с целью духовного совершенствования), мауляна Мухаммад Ильяс (основатель движения «Таблиг»), мауляна Абдуль-Маджид Дариабади, мауляна Асар Али из Силхета, мауляна Шамс аль-Хак Фаридпури, мауляна Мухаммад Абдуль-Гани Фулпури, Мауляна Шах Мухаммад Абраруль-Хакк из Хардоя, Хваджа Азиз аль-Хасан Мадждуб (великий поэт и суфий, автор «Ашраф аль-саваних», четырехтомной биографии мауляны Санви), мауляна Мухаммад Идрис Кандхляви (автор «Ат-Талик ас-сабих», комментария к собранию хадисов Табризи «Мишкат аль-Масабих»), мауляна Зафар Ахмад Усмани (автор двадцатидвухтомной книги по ханафитскому фикху «И’ля ас-Сунан»), Муфтий Джамиль Ахмад Санви, мауляна Шабир Али Санви, Доктор Абдуль-Хай Арифи, Мауляна Мухаммад Иса из Аллахабада, мауляна Абдуль-Хамид из Северного Вазиристана, мауляна Абдус-Салам из Ношеры, мауляна Мухаммад Саид из Мадраса, Мауляна Васиуллах из Фатехпура, Мауляна Абдуррахман Камилпури, мауляна Джалиль Ахмад из Алигарха, мауляна Муртада Хасан из Чандпура, мауляна Асадуллах из Рампура (директор медресе «Мазахир Улюм» в городе Сахаранпур на протяжении многих лет), мауляна Факир Мухаммад из Пешавара, мауляна Мухаммад Юсуф Биннори (автор «Маариф ас-Сунан», комментария к «Сунан» имама Тирмизи), мауляна Мухаммад Наим из Кабула и муфтий Абдуль-Карим из Гамслы.
 
Книги
 
Мауляна Санви был плодовитым автором. Его литературный вклад составил «около 800-1000 произведений: проповедей, исследований, лекций, трактатов и книг высочайшего уровня и качества» (Хваджа, 7). Саййид Сулейман Надви сказал:
 
«Мауляна Санви был переводчиком и толкователем (муфассиром) Корана. Он объяснял его предписания и мудрости. Он устранял сомнения и отвечал на вопросы, касающиеся Корана. Мауляна Санви был ученым хадисоведом (мухаддисом), разъяснял сложные для понимания моменты и тонкости хадисов. Он был правоведом (факихом), вынесшим тысячи правовых решений (фетв). Он разрешил множество вопросов в области современного исламского права, соблюдая величайшую осторожность и опираясь на достоверные исследования. Он был убедительным оратором (хатибом), мастером ораторского искусства. Мауляна Санви был превосходным проповедником (ваизом), сотни его речей были опубликованы и получили широкое распространение.
 
Мауляна Санви был суфием. В своих книгах он отвечал на доводы, выдвинутые против Ислама востоковедами и модернистами. «[Его] анализ и опровержение принципов модернизма – не просто теоретический труд. Основным его предназначением является устранение препятствий интеллектуального и духовного понимания и роста благочестивых и соблюдающих мусульман» (Наиим, 81).
 
Его труды на арабском языке включают «Сабк аль-гаят фи насак аль-аят», «Анвар аль-Вуджуд», «Ат-Таджалли ва-ль-азим», «Хаваши Тафсир Баян аль-Куран», «Тасвир аль-мукаттаат», «Ат-Талхисат аль-ашар», «Миат дурус», «Аль-Хутаб аль-масура», «Вуджух аль-Масани», «Зиядат», «Джами аль-Асар» и «Тайид аль-Хакика». 
 
Среди его книг на фарси – «Маснави зер-о бам», «Та’ликат-и Фарси», «‘Ака’ид баний-и калидж».
 
Остальные его книги были написаны на урду, наиболее известная из них – «Бехишти Зевар» («Райские узоры»), ставшая настольной книгой, рассказывающей о том, как жить мусульманской семье в соответствии с Исламом. Хотя мауляна Санви был самым плодовитым автором своего времени, он не использовал свои книги в качестве источника доходов.
 
Коран: особый интерес мауляны Санви
 
Известно, что, когда мауляна Санви преподавал в Канпуре, ему приснился Абдуллах ибн Аббас – двоюродный брат Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и лучший толкователь Корана среди сподвижников. Это был знак того, что толкование Корана должно стать главной задачей ученого (Альви, 297). Саййид Сулейман Надви говорил: «Он не просто запоминал слова Корана, но и сокровенный смысл этих слов» (Альви, 297). Далее он сказал: «Он был исключительным чтецом (кари) Корана, мастером чтения… Он читал с махраджем – правильно. Мауляна Санви никому не подражал, не прилагал чрезмерных усилий, чтобы сделать свой голос более мелодичным. Он всегда читал своим обычным голосом, полным вдохновения и погруженный в размышления» (Альви, 297).
 
Мауляна Санви владел разными видами чтения Корана. Он даже собрал известные передачи о разных видах чтения в своей книге «Вуджух аль-Масани», а редкие передачи – в книге «Зиядат ‘аля кутуб ар-риваят». Чтению Корана были также посвящены книги «Джамаль аль-Куран», «Таджвид аль-Куран», «Раф’ аль-хиляф фи хукм аль-авкаф», Таншит ат-таб’ фи иджра’ ас-саб’», «Ядгар-и хакк-и Куран», «Муташабихат аль-Куран ли-т-таравих» и «Адаб аль-Куран». Глубокие знания мауляны Санви и проникновение в суть Корана нашли отражение в сделанном им переводе на урду смыслов Корана. Его двенадцатитомное толкование «Баян аль-Куран» может быть оценено ученым, который сначала прочет более двадцати комментариев к Корану (Альви, 323). Саййид Сулейман Надви говорил: «Его комментарий опирается на «Рух аль-Ма’ани» Аллямы Алуси аль-Багдади, и, поскольку это толкование было написано в середине тринадцатого века по хиджре, оно охватывает и все предшествующие толкования Корана (Альви, 299).
 
Мауляна Санви, как имам аль-Джассас и другие ученые, хотел выделить далили из Корана в поддержку решений ханафитского мазхаба. Но здоровье, ухудшившееся в последние годы жизни, не позволило ему самому написать книгу, которую он хотел назвать «Дала’иль аль-Куран ‘аля мазхаб ан-Ну’ман». Желание ученого было воплощено его тремя выдающимися учениками и последователями, которые записали его объяснения к правовым предписаниям и выписали эти предписания из Корана. Эта работа на арабском языке по кораническому праву, названная «Ахкам аль-Куран ли-с-Санви», состоит из пяти томов, а соавторами ее стали муфтий Мухаммад Шафии, мауляна Мухаммад Идрис Кандахляви и мауляна Зафар Ахмад Усмани. Мауляна ‘Абдуль-Бари Надви сказал: «Когда мауляна Санви находил в Коране далили в поддержку ханафитской школы, мы поражались. Предписание всегда было в данном аяте, но наших знаний не хватало, чтобы постичь это. Его объяснения устраняли облака (сомнений), позволяя нам извлечь всю пользу от бриллиантовых лучей (знаний)» (Альви, 303).
 
Мауляна Санви – призывающий к Аллаху
 
Проповедование Ислама и призыв людей на путь Всемогущего Аллаха занимали важное место в жизни мауляны Санви. Он был очень организованным и планировал свои поездки с лекциями заранее. Тысячи людей посещали его лекции, длившиеся обычно от двух до трех часов, а иногда и до пяти часов. Мауляна Санви также побывал в округе Меват, где мусульмане пребывали на грани неверия. Его первая поездка в этот округ состоялась в 1922-м году, когда он посетил Алвар. Мауляна Санви так же приезжал в Гаджнер, деревню в административном округе г. Канпур (штат Уттар Прадеш), когда Ария Самадж стал проповедовать индуизм среди мусульман, проживавших в этом районе. Мудростью и терпимостью мауляне Санви удалось заставить людей пообещать, что «они не совершат вероотступничества» (Масуд, 55). Для предотвращения распространения вероотступничества он написал труд «Аль-Инсидад ли фитна аль-иртидад» (Уничтожение грехов вероотступничества) (Масуд, 54).
 
Искоренение антирелигиозных обычаев
 
Каждый истинный исламский обновитель занимается искоренением антирелигиозных обычаев, которым люди следуют во имя религии. Своими выступлениями и трудами мауляна Санви боролся против всех вредных новшеств в религии и представлял Ислам таким, каким он был, в свете Корана и хадисов. Мауляна Санви глубоко переживал из-за невежества мусульман, совершавших много ненужных действий, считая их подлинными религиозными проявлениями. Он написал много книг, посвященных данной проблеме. Работа под названием «Аглат аль-‘авам» – это серьезная попытка искоренить все неисламские ритуалы, распространенные среди людей. Новшества в вере, поклонении и сделках между людьми осуждаются в этой книге. Взвешенный подход мауляны Санви расставляет все религиозные предписания на свои места без крайностей (ифрад) и послаблений (тафрид).
 
 
Воплощение смирения и простоты
 
Как сообщает муфтий Мухаммад Таки Усмани, хаким аль-умма мауляна Ашраф Али Санви часто говорил: «Я считаю себя сейчас ниже любого мусульманина и, возможно, ниже любого немусульманина в будущем» («Иршадат-е акабир», 25). Говоря, что он сейчас ниже любого мусульманина и ниже любого немусульманина в будущем, он имел в виду, что немусульманин может принять Ислам в будущем и стать совершеннее него. Мауляна Санви уделял больше внимание исправлению себя, нежели других. Однажды, когда ему нужно было прочитать много лекций, он сказал: «Всякий раз, когда я обнаружу необходимость исправить себя, я буду говорить об этом конкретном моем недостатке. Это очень действенный способ. Моя речь под названием «Гадаб» (злость) является тому примером» (Альви, 131). В другой раз, после восхваления Аллаха, мауляна Санви сказал: «Я никогда не забываю судить себя. Всякий раз, когда я наставляю своего ученика, я также проверяю себя и непрерывно ищу защиты у Аллаха от Его суда» (Альви, 131).
 
 
Мауляна Санви и политика
 
Мауляна Санви не был политиком, Муфтий Мухаммад Усмани объясняет: «Политика не интересовала его» («Хаким аль-умма ке сияси афкар», 22). Тем не менее, религия Ислам охватывает все виды человеческой деятельности, дает ясное и полное руководство на любые случаи жизни. Поэтому определенное место в своих речах и трудах мауляна Санви отводил политике и давал полезные объяснения по данному вопросу. Из-за борьбы с секуляризмом многие современные мусульмане воспринимали Ислам как ветвь власти и политики. Мауляна Санви доказал преимущественно с помощью аятов Корана, что политическое правление является всего лишь средством установления Ислама в наших жизнях, а не целью самой жизни. Необходимо отказаться от всех современных политических убеждений, противоречащих Корану и сунне, мусульмане должны руководствоваться чистой, неиспорченной политической мыслью, отраженной в Коране и хадисах, при организации и структурировании своих правительств (см.: «Хаким аль-умма ке сияси афкар»). 
 
Смерть великого ученого
 
Мауляна Санви много трудился, чтобы обновить веру в народе, и обучил большое количество последователей, которые разъехались по всему Южно-Азиатскому субконтиненту. Никто не станет отрицать, что благодаря его усилиям многие мусульмане вернулись к истинному учению Ислама. Мауляна Санви умер в своем родном городе Сана Баван 2-го числа месяца Раджаб 1362-го года по хиджре (4 июля 1943-го года по григорианскому календарю). Джаназа-намаз по нему прочитал его племянник, великий ученый-хадисовед мауляна Зафар Ахмад Усмани. Мауляна Санви был похоронен на кладбище Ишк-и Базан. Великого ученого будут помнить по его вдохновенным, ясным и разумным произведениям, взвешенному подходу, и учениям, обновляющим веру. Они до сих пор служат многим мусульманам, помогая им понимать Коран и Сунну.
 
Похожие материалы