О нежелательности совершать сунннат-намазы в джамаате

Письмо 288 к Сейиду-Анбия аль-Манкипури о запрете совершать нафль-намазы в джамаате, подобно намазу в ночь Ашура, ночь Бараат, и то, что с этим связано.

Хвала Аллаху, который облагодетельствовал нас следованием господину посланников и отстранил нас от совершения нововведений в религии, мир и благословение тому, кто разрушил строение заблуждения и поднял знамя истинного пути, его праведному роду и благородным сподвижникам.

Необходимо знать, что большинство людей в наше время из особых (алимы) и обычных проявляет чрезмерное усердие в выполнении желательных действий, при этом ленятся в выполнении обязательных намазов и не усердствуют в суннатах и желательных намазах, связанных с фарзами, кроме некоторых. Они считают желательные намазы чем-то великим, а обязательные намазы — незначительными, низкими. Мало кто из них выполняет обязательные намазы в их желательное время, они не прикладывают усилия, чтобы присоединиться к джамаату во время такбиратуль-ихрам, более того, их даже не трогает, что они пропустят сам джамаат. И читая фарз-намаз лениво, [они] выполняют желательные намазы большим джамаатом и придают этому особенное значение в день Ашура, ночь Бараат, 27-ю ночь месяца Раджаб и в ночь первой пятницы этого месяца, которую называют ночь Рагаиб. Они полагают, что совершение этого похвально и в этом благо, и они не знают, что это ухищрение шайтана, который преподносит им зло в виде добра. 

Шейхуль-Ислам мавляна Исамуддин аль-Харави сказал в хашият на «Шарх аль-викая», что совершение желательных намазов в джамаате и оставление джамаата в обязательных намазах — это обман шайтана.

Необходимо, чтобы все знали, что выполнение желательных намазов в джамаате — это порицаемое новшество, и это нежелательно (макрух), и всё это подпадает под те новшества, о которых сказал Последний Пророк, да благословит его Аллах и приветствует: «Если кто введет в нашу религию что-либо, то это будет отвергнуто[1]». 

Знай, что выполнение желательных намазов в джамаате — абсолютный макрух в некоторых передачах от факихов, а в других передачах эта нежелательность связана с наличием призыва к этому нафлю и джамаатом. И, согласно этому мнению, если двое делают нафль в углу мечети, не призывая к нему, это допускается без нежелательности; если же намаз совершают трое, то среди ученых есть расхождение; если же их четверо, есть единое мнение о нежелательности такого намаза, по одной из версий, а по другой — самое достоверное, что это макрух.

В «Фатава ас-Сираджия»[2]: сказано: «Нежелательно совершать нафль-намазы в джамаате, кроме таравиха, намаза лунного и солнечного затмения».

Шейх, имам Сарахси[3], рахимахуллах, сказал: «Совершение желательных намазов в джамаате вне Рамадана — макрух, если это сопровождается призывом к нему. Если этот намаз выполняет один человек или двое, то нежелательности нет, в отношении трех есть расхождение, [если] четверо — то нежелательно без расхождений».[4]

В книге «Аль-Хуласа» упоминается, что выполнение в джамаате нафль-намазов, если это сопровождается призывом к этому намазу, нежелательно. Если намаз совершается без азана и икамата, но нежелательности нет.

Шамсуль-Аима аль-Хальвани[5]

В «Фатава аш-Шафиия» сказано: «Дополнительный намаз не совершается джамаатом, и это нежелательно, кроме месяца Рамадан. Эта нежелательность связана с призывом к этому намазу, то есть совершением азана и икамата. Если же за имамом будут следовать один или двое без призыва к этому намазу, то в этом не будет нежелательности, если будут трое, то ученые, рахимахумуллаху Тааля, разошлись, если же четверо, то это единогласно нежелательно».

Подобных сообщений очень много, и книги по фикху заполнены ими. Если же найдется сообщение о дозволенности совершения нафль-намаза в джамаате в общем, без упоминания количества, то это нужно понимать как ограниченное количество, как передается в других сообщениях. Имеется в виду: под общим дозволением понимается ограниченное, то есть дозволенность ограничивается на джамаате из двух или трех человек. Хотя ученые-ханафиты общее (мутлак) понимают как общее в усуле и не ограничивают его, но они дозволяют общее понимать как ограниченное в фикховых передачах, более того, считают это обязательным. Если мы предположим, что здесь имеется в виду не ограниченность, то получим противоречия с сообщениями, в которых говорится об ограничении. Если мы предположим равнозначную силу этих риваятов, а это невозможно, то риваяты о нежелательности предпочтительны из-за их многочисленности, и фетва будет даваться согласно им, а не согласно сообщениям о дозволенности. Если же мы все-таки предположим одинаковую силу этих сообщений, то я скажу: сильное мнение в предполагаемом противоречии между доказательствами о нежелательности и доказательствами о дозволенности будет [заключаться в] нежелательности, потому что это проявление предосторожности, как разъяснено в книгах по усуль аль-фикх. 

Те, кто совершает желательные намазы, такие, как намазы в ночь Ашура, ночь Бараат, ночь Рагаиб, огромными джамаатами, так что собирается 200-300 человек, пытаются доказать желательность этого, хотя присутствующие на такого рода молитвах в таких джамаатах совершают макрух, по единогласному мнению факихов. А приукрашивание мерзости — из худших мерзостей! Подобно тому как убеждение, что запретное дозволено, является куфром, считать нечто нежелательное хорошим — меньше этого лишь на одну ступеньку. Необходимо в полной мере понять всю мерзость подобных действий. Они пытаются опираться в своих оправданиях об отсутствии нежелательности тем, что не совершают призыв к эти намазам. Да, действительно, отсутствие призыва устраняет нежелательность, согласно некоторым сообщениям, но это относится лишь к той ситуации, когда за имамом делают намаз один или два человека, что, в свою очередь, тоже ограничено тем, чтобы это совершалось в углу мечети. А это трудно выполнить. И, вместе с этим, призыв — это объявление одной части людей другим с целью совместно выполнить намаз. И это понимание призыва присутствует в этих джамаатах, и они сообщают друг другу группа группе в день Ашура или в другое время и говорят, что нужно пойти в мечеть такого-то шейха или такого-то алима, чтобы выполнить там этот намаз джамаатом. Поступая так, они пытаются внушить, что нет призыва. Но такой призыв более всеохватен, чем азан и икамат. Соответственно, мы установили, что призыв в этих джамаатах тоже присутствует. Если мы даже ограничим призыв совершением азана и икамата, как в некоторых риваятах, то под этим мы подразумеваем суть азана и икамата[6]. Ответ на все эти оправдания — в том, что, как мы уже говорили, отсутствие нежелательности связано исключительно с джамаатом из одного-двух человек за имамом и [также связано] с остальными упомянутыми условиями[7].

Необходимо знать, что основа выполнения нафль-намаза — это скрытость и тайна. Ведь в этих намазах есть место для рия, то есть совершения напоказ, а выполнение их в джамаате устраняет их [скрытость и тайну]. А в выполнении джамаата требуется открытость и призыв, так что в совершении обязательного намаза джамаатом нет игры на публику, поэтому его следует выполнять коллективно. Мы также скажем, что большое собрание людей — это потенциальная возможность возникновения смуты. Именно поэтому ученые поставили условием при совершении джумы присутствие правителя или его заместителя, чтобы не могла возникнуть смута. А в этих нежелательных сборищах есть серьезное опасение возникновения смуты. Поэтому в таких собраниях нет блага, более того, это порицается (мункар). Ведь в одном из хадисов Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, сказано: «Фитна спит, и проклятие Аллаха — на того, кто разбудит ее»[8]. Правители, шариатские судьи и представители местной власти обязаны запрещать подобные собрания и проявлять в этом серьезное усердие, чтобы удостовериться в том, что это новшество выкорчевано и устранена дорога к смуте.

И Аллах показывает истину, и Он ведет по правильному пути [9]

 

[1] Приводят Бухари и Муслим от Аиши, радыАллаху анха.

[2] Сборник фетв известного ханафитского факиха шейха Абу Маса Сираджуддина Умара ибн Али, известного как Кари аль-Хыдвадж. Книгу составил его ученик шейх Ибн аль-Хумам.

[3] Мухаммад ибн Ахмад ибн Абу Сахль Абубакр ас-Сарахси (ум. в 490 г. х.) – великий ханафитский ученый, шамсуль-аима, автор книги «аль-Мабсут». Ученик имама аль-Хальвани.

[4] Эти слова имама Сарахси приводятся в книге «Аль-фатава аль-Гыясия». Ее автор — шейх Дауд ибн Юсуф аль-Хатиб аль-Ханафи (ум. 500 г. х.)

[5] Абу Мухаммад Абдуль-Азиз ибн Ахмад аль-Хальвани ( ум. в 452/1060 г.) – великий ханафитский ученый из Бухары, один из имамов своего времени. Произвище «аль-Хальвани» получил из-за того, что его отец готовил и продавал халву.

[6] Доведение информации о совершении намаза.

[7] Чтобы не было призыва и чтобы намаз совершался в углу мечети.

[8] Приводит ар-Рафии в «ат-Тадвин» (1/291) от Анаса ибн Малика, радыАллаху анху.

[9] «И Аллах говорит истину, и Он ведет по правильному пути» (аль-Ахзаб, 4)

Похожие материалы