Речь Аллаха это звуки и буквы?

Имам, Хафиз Абу Бакр Ахмад ибн Хусейн аль-Байхаки аш-Шафии сказал в своей книге «Аль-Асма ва Сифат» (с. 692):

«Аллах Всевышний говорит: «Скажи: «Какая вещь может быть еще большим в качестве свидетельства?» Скажи: «Аллах – свидетель между мною и вами. Этот Коран дан мне в откровение, чтобы я предостерег посредством него вас и тех, до кого он дойдет» (аль-Анъам, 19), «Чтобы ты предостерегал Мать селений и тех, кто вокруг нее» (аш-Шура, 7).

От ибн Аббаса передается, что он сказал: «Слова Аллаха «Этот Коран дан мне в откровение, чтобы я предостерег посредство него» то есть жителей Мекки, а слова «и тех, до кого он дойдет» то есть: до кого дойдет Коран, то он будет для него увещевателем. А слова Аллаха «чтобы ты предостерегал мать селений и тех, кто вокруг нее» означают Мекку и селения, которые вокруг нее к востоку и западу[1].

От Муджахида в толковании слов Аллаха «Этот Коран дан мне в откровение, чтобы я предостерег посредство него вас и тех, до кого он дойдет» передается следующее: «то есть те, кто принял ислам из неарабов и других.[2]

Это может быть неараб, который знает арабский. И если до него дойдет Коран на его языке, то он станет для него увещевателем.

Передается от Абу Хурайры, который сказал: «Люди писания читали Тору на древнееврейском языке и толковали ее для мусульман на арабском языке. Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не признавайте правдивым то, что произносят люди писания и не обвиняйте их во лжи, однако, говорите: «Мы уверовали в Аллаха, в то, что ниспослано нам и то, что ниспослано вам, наш Бог и ваш Бог един, и мы покорились ему».

Это передал аль-Бухари в своем достоверном сборнике хадисов от Мухаммада ибн Башшара от Усмана ибн Умара.[3]

В этом заключается доказательство того, что если бы сподвижники признавали правдивым то, что толковали люди писания из своих книг на арабском языке, то это было бы тем, что ниспослано людям писания выражениями, которые несли бы в себе смысл ниспосланного сподвижникам. А речь Аллаха едина и не различается она по выражениям. Каким бы языком не читалась речь Аллаха, она останется речью Аллаха. Если она ниспослана на древнееврейском, то называется Торой, если на ассирийском языке – то зовется Евангелие, а если на арабском – то Коран. Законодатель разрешил читать Коран на семи диалектах, которыми он был ниспослан Джибрилю, мир ему, из-за того чуда, которое содержится в тексте Корана. Сказал Аллах: «Воистину, это ниспослание от Господа миров. Верный Дух сошел с ним на твое сердце, чтобы ты стал одним из тех, кто предостерегает» (аш-Шуара, 192 – 195), «Таким образом мы ниспослали Коран законом на арабском языке» (ар-Раад, 37), «Так Мы внушили тебе в откровении Коран на арабском язык, что бы ты предостерегал Мать селений и тех, кто вокруг нее» (аш-Шура, 7), «Мы знаем, что они говорят: «Воистину, его обучает человек». Язык того, на кого они указывают, является иноземным, тогда как это – ясный арабский язык» (ан-Нахль, 103), «Скажи: Если бы люди и джинны объединились для того, чтобы сочинить нечто, подобное Корану, это не удалось бы им, даже если бы они стали помогать друг другу» (аль-Исра, 88).

Передается от Убай ибн Кя’ба, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, был на болотах племени Бани Гаффар, когда к нему пришел Джибриль, мир ему, и сказал: «Аллах приказывает тебе, что бы твоя община читала Коран на одном диалекте», на что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Я прошу Аллаха освобождения и прощения, но моя община не сможет вынести этого». Затем Джибриль пришел во второй раз и сказал: «Поистине, Аллах приказывает тебе, что бы твоя община читала Коран на двух диалектах», на что пророк сказал: «Я прошу Аллаха освобождения и прощения, но моя община не сможет вынести этого», затем он пришел в третий раз и сказал: «Поистине, Аллах приказывает тебе, чтобы твоя община читала Коран на трех диалектах», на что пророк опять ответил: «Я прошу Аллаха освобождения и прощения, но моя община не сможет вынести этого». Затем он пришел в четвертый раз и сказал: «Поистине, Аллах приказывает тебе, чтобы твоя община читала Коран на семи диалектах, на каком бы из них они его не прочитали, все это будет правильным»

Передал это Муслим в своем сборнике достоверных хадисов через хадис Шу’бы.[4]

Аль-Бухари и Муслим[5] передали хадис Умара и Хашима ибн Хакима ибн Хаззама, да помилует их Аллах, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, Коран ниспослан на семи диалектах, читайте по тому из них, что будет для вас наиболее легким».

В этом есть доказательство, что ограничение чтения Корана на этих диалектах является законным. Тот, до кого дошел Коран и он принял Ислам, то ему нужно обучиться одному из диалектов Корана, посредством чего его молитва будет действительной. А что касается коллективной обязанности, то на мусульманах определенной местности лежит обучение всем семи диалектам, чтобы они могли научить им достаточное количество людей.

Нам сообщил Абу Абдулла аль-Хафиз, Абу Тахир аль-Факых, Абу Закария ибн Абу Исхак и Абу Саид ибн Абу Амр, которые сказали: нам передал Абу аль-Аббас Мухаммад ибн Якуб: нам сообщил Мухаммад ибн Абдулла ибн Абдуль-Хаким: нам сообщил Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии:

Нам рассказал Исмаил ибн Кустантын, который сказал: я читал Коран для Шибли, а Шибли сообщил, что он читал Коран для Абдуллаха ибн Касира, а Абдуллах ибн Касир сообщил, что он читал Коран для Муджахида, а Муджахид сообщил, что он читал Коран для ибн Аббаса, а ибн Аббас сообщил, что он читал Коран для Убайа, а тот посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Сказал Мухаммад ибн Абдуллах ибн Абдуль-Хаким: «Сказал аш-Шафии: я читал Коран для Исмаила ибн Кустантын, который говорил, что слово «Коран» не является отглагольным именем от глагола «Караъту» (ар. «Я прочел»), иначе бы все, что можно прочесть, являлось бы Кораном, однако слово «Коран» это имя собственное, так же как «Тора» и «Евангелие».

Некоторые же ученые посчитали, что слово «Коран» производное от слова «Кыраа» (ар. «Чтение»). Арабы говорят: «Караъту» («я читал»), «Кыраатан» («чтением») и «Куръанан», подобно тому, как они говорят: «саббахту» («я прославлял»), «тасбихан» («прославлением) и «субханан», или «гафарту» («я простил»), «магфиратан» («прощением») и «гуфранан».

Сказал Аллах: «Воистину, на рассвете Коран читают при свидетелях» (аль-Исра, 78). Подразумевается утренняя молитва, потому что при ее совершении читается Коран. В этом аяте Аллах сказал «Коран», но подразумевал «чтение». Это слово часто использовалось в отношении речи Аллаха Всевышнего и когда ее использовали в абсолютной форме, оно стало пониматься только так. Все, что было ниспослано Аллахом всем Его посланникам стало называться Кораном.

Передается от Абу Хурайры, что, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Коран был облегчен Дауду, мир ему. Он приказывал привести ему его верховое животное, чтобы оседлать его, и читал он Коран до того, как сесть на животное. И он ел только то, что заработали его руки». Передал это аль-Бухари в своем сборнике и сказал: «Сказал Муса ибн Акаба[6].

Речь – это произношение того, что у говорящего в душе. Доказательство этому то, что мы передали от повелителя правоверных Умара в хадисе ас-Сакыфа: «Умар начал говорить, как вдруг Абу Бакр заставил его молчать, и тогда Умар сказал: «Клянусь Аллахом, я лишь хотел произнести речь, которую я приготовил, которая мне понравилась»[7], а в другой версии: «Я украсил речь, которая мне понравилась». Умар назвал то, что приготовил в мыслях речью перед тем, как произнести это.

Затем, если говорящий будет произносить слова вслух, то его речь будет слышна, как совокупность звуков и букв, а если он не будет произносить слова вслух, то его речь будет не будет слышна как совокупность звуков и букв. Всевышний Творец же не является тем, кто произносит слышимые слова (состоящих из букв и звуков), а значит Его речь не представляет из себя совокупность звуков и букв. Если мы поймем это, а затем прочитаем это, то прочитаем с помощью звуков и букв.

Передается от Абдуллаха ибн Анаса от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, в хадисе о притеснениях, что он сказал: «Аллах соберет людей нагими, необрезанными, молодыми, затем Он воззовет к ним голосом, который услышат те, кто будет далеко, и те, кто будет близко: «Я Царь! Я Судия!».

Этот хадис, в передаче которого уединился аль-Касим ибн Абдуль-Вахид от ибн Акыля. Ибн Акыль и аль-Касим ибн Абдуль-Вахид ибн Айман аль-Макки не являются теми, кем аргументировали два шейха: Абу Абдулла аль-Бухари и Абуль-Хасан Муслим ибн аль-Хаджадж ан-Нейсабури. Они не занесли этот хадис в свои сборники с его цепочкой. Аль-Бухари всего лишь указал на него в толковании главы[8].

Хафизы разногласили в аргументации хадисами ибн Акыля по причине его плохой памяти. То, что речь Аллаха это слышимый голос не утверждено в достоверном хадисе от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, кроме как в этом его (ибн Акыль) хадисе, и нет у нас необходимости в утверждении этого.

Если даже слышимый голос утвержден в хадисах, то возможно, что он принадлежит другому, помимо Аллаха. Как мы передали от Абдуллаха ибн Мас’уда в форме «маукуф»[9] и «марфу»:[10] «Когда Аллах говорит откровением, обитатели небес слышат звон небес, подобно звуку, который исходит при громыхании цепочки о камни».

В хадисе Абу Хурайры от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Если Аллах решает какое-либо дело в небесах, то ангелы бьют крыльями из покорности Его слову, словно цепочка (бьющаяся) о камни».[12]

В этих двух достоверных хадисах указание на то, что они при ниспослании откровения слышат звук, однако звук этот издают небеса или удары крыльев ангелов. Аллах премного выше того, что быть похожим на творения!

Что касается хадиса, который упомянул аль-Бухари от Умара ибн Хафса от его отца (Хафса ибн Гыяса) от аль-Амаша от Абу Салиха от Абу Саида, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Аллах сказал: «О, Адам!», а Адам ответил: «Вот я перед Тобой, обрадованный Тебе!». Затем воззовет к нему голосом: «Поистине, Аллах Благословенный и Всевышний приказывает тебе вывести из твоего потомства тех, кто зайдет в огонь».

Это выражение, в передаче которого уединился Хафс ибн Гыяс. Ему противоречил Ваки’ и Джарир, а также другие сторонники аль-Амаша. Они не упомянули в нем слово «голос». Ахмад ибн Ханбал был спрошен о Хафсе, и он сказал: «Он путал свои хадисы». Даже если он и заучил этот хадис верно, то в нем указание, что обращение Адаму издавал язык ангела, который провозглашает голосом: «Поистине, Аллах Благословенный и Всевышний приказывает тебе», а выражение «затем воззовет к нему голос» означает, что к Адаму обратятся голосом, то есть – а Аллах знает лучше, — голосом ангела. Это явно в хадисе. От Аллаха только помощь.

Что касается хадиса, который нам сообщил Абу Мухаммад Абдуллах ибн Яхья ибн Абдуль-Джаббар находясь в Багдаде: нам сообщил Исмаил ибн Мухаммад ас-Саффар: нам передал Саадан ибн Наср: нам передал Али ибн Асым.

И также [по второй цепочке передатчиков] нам сообщил Абу Абдуллах аль-Хафиз и Абу Бакр Ахмад ибн аль-Хасан аль-Кады, которые сказали: нам передал Абуль-Аббас Мухаммад ибн Якуб: нам передал Яхья ибн Абу Талиб: нам сообщил Али ибн Асым: нам сообщил аль-Фадль ибн Иса: нам передал Мухаммад ибн аль-Мункадир:

Нам передал Джабир ибн Абдуллах от Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который сказал: «Когда Аллах заговорил с Мусой на горе, то говорил с ним не той речью, которой говорил, когда воззвал к нему. Сказал Муса: «О, Господь! Это та речь, которой Ты обратился ко мне в день, когда воззвал ко мне?», на что Он сказал: «О, Муса! Нет, Я говорил с тобой посредством силы, которая была равна десяти тысячам языкам, Я же обладаю силой всех языков и Я даже сильнее всего этого». Когда же Муса вернулся к Бану Исраиль, то сказали они ему: «О, Муса! Опиши нам речь Милующего!». Муса сказал: «Преславен Аллах! Кто же вынесет это?», они сказали: «Сравни ее для нас с чем-либо!», тогда он сказал: «Слышали ли вы звуки грома, когда он начинается в один из самых теплых [дней]? Она близка к нему, но не является ею».

Сказал Али ибн Асым: «Я рассказывал этот хадис в собрании Усмана аль-Батти, в котором присутствовал зять Сулеймана ибн Али аз-Зухри. Зять Сулеймана сказал: «Мне передал аз-Зухри от человека, от Ка’ба, который сказал: «Когда Аллах заговорил с Мусой на горе, то заговорил с ним не той речью, которой Он говорил с ним в день, когда воззвал к нему, и сказал Муса: «О, Господь! Это то, посредством чего Ты говорил со мной в день, когда воззвал ко мне?», на что Аллах сказал: «О, Муса! Я говорил с тобой тем, что ты способен вынести! Я облегчил для тебя это! Если бы Я говорил с тобой тем, что сильнее этого, то ты бы умер». Выражение в хадисе от Яхья ибн Абу Талиба.

Этот хадис слабый: аль-Фадль ибн Иса ар-Рукаши слабый в передаче хадисов, его дискредитировал Ахмад ибн Ханбаль и Мухаммад ибн Исмаил аль-Бухари, да помилует их Аллах, а хадис Ка’ба оборванный. По другим цепочкам он передается без обрывов, как например:

Нам сообщил Абу Мухаммад ас-Сакри: нам сообщил Исмаил ибн Мухаммад ас-Саффар: нам передал Ахмад ибн Мансур: нам передал Абдурраззак: нам сообщил Маамар от аз-Зухри от Абу Бакра Абдуррахмана ибн аль-Хариса от Джарира ибн Джабира аль-Хасаами:

От Ка’ба, который сказал: «Поистине Аллах Всевышний, когда заговорил с Мусой, то говорил с ним на всех языках, кроме Своей речи. Тогда Муса сказал: «О, Господь! Это Твоя речь?», на что Он сказал: «Нет, если бы Я говорил с тобой своей речью, ты бы не выдержал ее». Муса сказал: «О, Господь! Есть ли что-либо из Твоих творений, что похоже на Твою речь?», на что Аллах ответил: «Нет, но самое похожее на Мою речь – это самый сильный гром, который вы слышите».

Это передал сын брата аз-Зухри от него, от Абу Бакра, и сказал: от Джазъи ибн Джабир аль-Хасаами. Аль-Бухари сказал: «Сказал Юнус, сын моего брата аз-Зухри и аз-Забиди: Джазу». Сказал Шуайб: «Джурз ибн Джабир». Этот передатчик неизвестный.

Есть вероятность, что Он имел ввиду: «Звуки, которые издают небеса и земля, когда Аллах дает услышать ему Свою речь», как мы передали это в хадисе об обитателях небес: «Когда ниспосылается откровение, они слышат звон небес, словно цепь влачится по камням». И как мы передали в достоверном хадисе от Абу Хурайры, от Пророка Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, что он сказал: «Если Аллах решает какое-либо дело в небесах, то ангелы бьют крыльями из покорности Его слову, словно цепочка [бьющаяся]о камни» или то, что мы передали от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, что иногда к нему приходит откровение словно звон цепей.

Все это не относится к Аллаху, Преславен Он и Возвышен. Так же и звук, упомянутый в этом хадисе – если он будет достоверным, но я не считаю его таковым – не относится к Аллаху.

А что касается слов Ка’ба, то он говорил о Торе, о последователях которой Аллах сказал, что они исказили и изменили ее. И нет в его словах того, к чему мы должны обращаться, в то время, как они не соответствуют основам религии, а Аллах знает лучше».

 

 

[1] Ат-Табари в своем тафсире (7/163, 271).

[2] Это вывел ат-Табари в своем тафсире (7/163).

[3] Аль-Бухари (6/25), (9/136, 193).

[4] Муслим (2/203-204).

[5] Аль-Бухари (3/160), (6/227, 239), (9/194) и Муслим (2/202).

[6] Аль-Бухари (2/195) в форме «таалик». В форме «маусуль» он привел его по другой цепочке (4/194), (6/107).

[7] Аль-Бухари (8/211) и другие места.

[8] «Сахих аль-Бухари» (1/208) в утвердительной форме, и в (13/461) в форме послабления.

[9] Хадис, который восходит к сподвижнику.

[10] Хадис, который восходит к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует.

[11] Вывел его аль-Бухари (6/100, 152), (9/172).

Похожие материалы