Ложная история об имаме Абу Ханифе

Второй аргумент тех, кто сеет смуту.

Он закончил этот разговор упоминанием истории, за которую цепляются эти простаки. Они опираются на сотканные из ничего воображения, например, историю о некой женщине из Термеза, которая посещала собрания Джахма. Она пришла к величайшему имаму (Абу Ханифе) и сказала ему: «Где твой Бог, которому ты поклоняешься?», и он замолчал. После этого он не отвечал ей на протяжении семи дней, а затем вышел к людям и представил книгу, которую написал, под названием: «Поистине, Аллах, Благословен Он и Велик, в небесах, а не на земле».

Ответ.

Эту историю привел ибн Кайим в главе «Упоминание слов четырех имамов, да помилует их Аллах» от хафиза аль-Байхаки (имама, который придерживался концепции «танзиха» — непричастности Господа к тому, чтобы иметь границы и стороны; имама, который не запятнан убеждениями антропоморфизма). Однако, ибн Кайим не посчитал нужным упомянуть так же, что возле этой женщины собралось десять тысяч человек, а стер это. В действительности же, эта история вымышлена и сочинена, как в цепочке передачи, так и в тексте самого сообщения. В цепочке ее к Абу Ханифе присутствует Абу Исма Нух ибн Абу Марьям. Далее мы приведем то, что сказали о нем ученые по науке о дискредитации и удостоверении передатчиков:

  1. Сказал аль-Бухари: ибн аль-Мубарак сказал Ваки: «У нас есть шейх, которого зовут Абу Исма, он занимался измышлением хадисов, как и аль-Муалли ибн Хиляль», а сам аль-Бухари сказал про него однажды: «Его хадисы следует оставлять».
  2. Абдулла ибн аль-Мубарак послабил его, сказав: «Я питаю отвращение к тому, что он передает в качестве хадисов».
  3. Сказал ибн Хиббан: «Нух является собирателем (историй) и он собирает все, кроме правды».
  4. Абу Абдулла аль-Хаким обвинил его в измышлении хадисов о достоинствах Корана и сказал: «Его хадисы следует вообще оставить, имамы хадиса высказывались о нем крайне негативно, подкрепляя свои слова явными доказательствами. Он был собирателем, который собрал все, кроме правды».
  5. Сказал Абу Саид ан-Наффас: «Он передавал вымышленные хадисы».
  6. Сказал аль-Джузкани: «Порочный человек, когда дело касается хадисов».
  7. От имама Ахмада передается, что он (Нух) передавал хадисы разряда «мункар», поэтому не присутствовал в его хадисах.
  8. Сказал ибн Маин: «Ничего из себя не представляет, а его хадисы даже не следует записывать».
  9. Сказал ас-Саджи: «У него имеются недействительные хадисы».
  10. Сказал Абу Али ан-Нейсабури: «Он был лжецом».
  11. Сказал Абу Зуръа: «Слабый в хадисах».
  12. Сказал Абу Хатим, Муслим, ад-Дулляби и ад-Даракутни: «Его хадисы оставляются».
  13. Сказал аль-Халили: «Его слабость единогласно признана, а ибн Уяйна обвинил его во лжи».

Человеком, который передает от абу Исмы является Нуйам ибн Хаммад. Он передавал хадисы разряда «мункар» и был обвинен в клевете на Абу Ханифу. Поэтому хафиз аль-Байхаки после того, как упомянул эту историю сказал: «Если это сообщение достоверно от него».

Как же оно может быть достоверно, когда положение дел ее передатчиков таково, каким ты его увидел?

Разве является разумным, что возле этой женщины собралось десять тысяч человек и об этом не упоминает история, а передатчики даже не передают ее имени?

Затем, как можно подумать о таком великом имаме, что его спросили о чем-то из главы вероубеждения, как они это заявляют, а он не отвечал на это на протяжении семи дней. И он тот, кто говорит в своей книге «аль-Фикх аль-Акбар»: «Если человеку станет непонятно что-то из деталей науки о единобожии (имеется ввиду то, знание чего общеизвестно среди мусульман, как например, что Аллах знает абсолютно обо всякой вещи: как в подробностях, так и в общем), то ему следует быть уверенным в правдивости того, что является истиной пред Аллахом [даже если он и не понимает эту истину на данный момент], пока он не найдет ученого, которого он спросит [об этих деталях]. Ему не разрешается задерживаться с поисками такого ученого, а замешательство не оправдывает его (то есть сомнение в том, является ли это истиной или нет, ведь сомнение в общеизвестных вещах религии подобно неверию в них), более того, если он замешкается (засомневается), то будет обвинен в неверии»[1].

Кто же поверит в то, что такой имам, как Абу Ханифа, известный силой своего критического анализа и убедительностью своих доводов вдруг был застигнут врасплох вопросом какой-то женщины джахмитки, на который могут ответить современные студенты начального уровня?

Итог таков, что не является доказанным ни цепочка передачи, ни смысл приведенного ибн Кайимом аль-Джаузия в своей «Иджтима аль-Джуюш», аз-Захаби в «аль-Улюв аль-Алийи аль-Гаффар» и аль-Албани в «Мухтасар аль-Улюв», а также другими в передачах от великого имама Абу Ханифы. Более того, доказана полная противоположность этому.

Ограничимся вышеупомянутым, ведь мы вели речь об имаме Абу Ханифе, да помилует его Аллах. Для разумного человека достаточно того, что мы привели от него и некоторых его сподвижников в опровержении доводов оппонентов по этой теме.

Достаточно нам Аллаха и как же прекрасен этот покровитель!

(Из книги «Танзих аль-Хакк аль-Мабуд» Абдулазиза аль-Хадыри)

 

[1] Аль-Фикх аль-Акбар, стр. 165.

Похожие материалы