Это не твоё ремесло

Некоторые люди распространяют слова нашего имама аш-Шафии (да будет доволен им Аллах), которые передаёт от него хафиз Абу Нуайм аль-Асфахани в книге «Хильятуль Авлия» (9/107) и хафиз Абуль-Касим ибн Асакир в книге «Тарих Димашк» (51/386): «Если вы найдёте какой-нибудь хадис Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), то следуйте ему и не прибегайте к чему-то другому».

Прося помощи у Аллаха, я прокомментирую это так: эти слова верны, ибо это вытекает из нашей веры в Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), однако сегодня их трактуют неправильно.

Смысл их не в том, что любой, кто увидел какой-либо хадис, теперь имеет право его практиковать! Ибо следование доказательствам из Корана, Сунны и других [источников шариата] – это прерогатива муджтахидов, а не-муджтахиды должны лишь следовать им в том, что они разъяснят, опираясь на эти источники. Тем самым они (не-муджтахиды) будут следовать доказательству. В противном случае одна часть Корана будет противопоставлена другой, одна часть Сунны – другой, Коран – Сунне, а иджма’ (единогласие) учёных нарушена. И всё это под девизом следования Корану и Сунне. И в прошлом, и сейчас последователи нововведений не раз высказывали подобное.

И каждый призыв следовать Корану и Сунне не имеет основания в виде слов имамов-муджтахидов, добившихся высот в толковании священных текстов и их объединении и в выведении на их основании правил шариата, его причин и целей. Но призывающие к такому даже при наличии довода против самих себя не откажутся от слов своих поздних, современных шейхов, даже если эти слова противоречат словам ранних учёных. Таким образом, понимают они это или нет, но подобные слова есть не что иное, как «Верные слова, под которыми подразумевался вздор».

И так было предписано Аллахом, что в то утро, когда до меня дошла брошюра с этим высказыванием имама аш-Шафии, я прочитал в книге «Манакиб аш-Шафии» хафиза Абу Бакра аль-Байхаки историю, которая произошла с имамом Суфьяном ибн Уяйна и его учеником аш-Шафии и которая подходит под наш случай. Вот она.

Аль-Байхаки привёл в книге «Манакиб аш-Шафии» (2/230) высказывание Амра ибн Суфьяна ибн Мухаммада ас-Сагри: «Я слышал, как мой отец сказал: “Я видел, как Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии сидел у ибн Уяйны скрестив ноги, как судьи. И один человек сказал ибн Уяйне: «Есть люди, которые считают так-то и так-то», намекая на аш-Шафии и Малика. Ибн Уяйна сказал: «Мне не нравится, когда при мне говорят такое». И тогда аш-Шафии сказал ему: «О Абу Мухаммад. Поистине, это не твоё ремесло. Твоё дело – это хадис, а об этом пусть говорят факихи». Тогда Суфьян замолчал, опустил голову, и после этого случая я всегда видел его только возвеличивающим и оказывающим почёт аш-Шафии”».

В этой же книге на стр. 1/338 и стр. 2/240 передаётся, что Ахмад ибн Мухаммад ибн Бинт аш-Шафии сказал: «Я слышал, как мои отец и дядя говорили: «Когда к Суфьяну ибн Уяйне приходили с вопросом о тафсире или фикхе, он указывал на аш-Шафии и говорил «Спросите у него».

Имам и хафиз ибн Абу Хатим ар-Рази в книге «Адаб аш-Шафии уа манакибуху», а также аль-Байхаки в своей книге «Манакиб» (2/241-242) передают от Ибрахима ибн Мухаммада аш-Шафии, сына дяди имама аш-Шафии следующие слова: «Мы были на собрании ибн Уяйны, и аш-Шафии тоже присутствовал там. И ибн Уяйна рассказал хадис, переданный от Зухри от Али ибн Хусейна: однажды ночью, когда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) был со своей женой Сафией, мимо них прошёл мужчина. И тогда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал ему: «Это – моя жена Сафия». И этот мужчина сказал: «Субханаллах, о Посланник Аллаха!». И тогда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Поистине, шайтан передвигается по венам человека»». Тогда ибн Уяйна спросил аш-Шафии: «О Абу Абдуллах, как понять этот хадис?». И тот сказал: «Если бы люди заподозрили в чём-то (в данном случае в прелюбодеянии) Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), то тем самым стали бы неверными. Но Пророк таким способом дал урок, как нужно поступать в такой ситуации нужно, чтобы о вас не подумали ничего плохого [не узнав в темноте стоящую рядом женщину]. Но [он сказал это] не потому, что его могут подозревать, ибн он – Амин (доверенный) Всевышнего Аллаха на Его земле». И тогда ибн Уейна сказал: «Да воздаст тебе Аллах благом, о абу Абдуллах, от тебя исходит только то, что нам так нравится».

Кто же такой Суфьян ибн Уяйна?

Имам, хафиз Шамсуддин аз-Захаби в книге «Сияр а’лям ан-нубаля» (8/454) пишет: «Это [Суфьян ибн Уяйна] большой имам, хафиз своего века, шейх уль ислам, изучал хадисы, ещё будучи подростком и даже юношей, встретил больших учёных, получил от них обширное знание, достиг больших высот, собирал хадисы и составлял их сборники, прожил долгую жизнь, собирал вокруг себя толпы людей, обладал своей, короткой цепочкой  передачи хадисов, к нему приезжали за знаниями люди из разных мест, и он «соединял внуков с дедами» [то есть получал и передавал знания так долго, что получал их от дедов, а обучал им их внуков]».

Аз-Захаби назвал аш-Шафии в числе больших учёных, получавших знания у ибн Уяйны, и он передаёт, что аш-Шафии сказал: «Я нашёл у ибн Уяйны все хадисы, связанные с правовыми положениями, кроме шести, а у Малика я нашёл все, кроме тридцати».

Аз-Захаби прокомментировал это так: «Всё это говорит о широте познаний ибн Уяйны, ибо к хадисам, полученным от иракцев, он прибавил те, которые узнал от жителей Хиджаза, он много путешествовал и встречался со многими знатоками [хадиса], с которыми встречался и Малик, и они равны друг другу в совершенстве овладения этой наукой, однако Малик выше и больше как учёный, ибо у него есть Нафи’ и Саид аль-Макбури».

После этих слов он также передал от аш-Шафии: «Я не видел никого, кто овладел бы инструментарием наук так же, как Суфьян ибн Уяйна, и кто так же остерегался бы давать фетвы, как он, и так хорошо объяснял смысл хадисов».

В труде «Манакиб аш-Шафии» (1/301) аль-Байхаки передаёт от Ахмада ибн Ханбаля, шейха ахль аль-хадис и имама их имамов, ученика аш-Шафии, следующее: «Хадисоведы не знали [должным образом] значения хадисов Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), пока не пришёл аш-Шафии и не разъяснил их им».

Хафиз Абуль-Касим ибн Асакир в труде «Тарих Димашк» (51/334) передаёт слова имама Ахмада: «Факихи были лекарями, а хадисоведы – аптекарями, пока не пришёл аш-Шафии – и лекарь, и аптекарь, подобных которому не видели».

Таков статус имама аш-Шафии в науках и фетве, и таковы его труд и практика с его шейхами, учениками и теми, кто получил от него пользу.
И таков статус его шейха Суфьяна ибн Уяйны, когда его богобоязненность и осторожность удерживали его от выдачи фетвы, тогда как он – океан знаний, а его честность удерживала его от порицания факихов и возражения им, когда ему казалось, что они противоречат сунне.

И как же справедливы были Ибн Уяйна и имам Ахмад, когда сказали о разнице между специальностями хадисоведа и факиха.

И то, как Ахмад восхвалил знания имама аш-Шафии, который сочетает обе эти сферы, даёт нам знать, что при пренебрежении хадисом или упущении в следовании ему фикх не будет верным, но и одного лишь [текста] хадиса без имама в [понимании] языка хадиса, приёмов красноречия, правил извлечения шариатского решения (хукм) и принятия или опровержения хадиса не будет достаточно.

Посмотри, как это подтверждается в истории об имаме Ахмаде, которую привёл аль-Байхаки в книге «Манакиб аш-Шафии» (1/339) от Мухаммада ибн Фадля аль-Баззара: «Я слышал, как мой отец рассказывал: “Я был в хадже с Ахмадом ибн Ханбалем, и мы остановились в одном из мест Мекки, и Абу Абдуллах (то есть Ахмад ибн Ханбаль) вышел рано утром, и я вместе с ним. Мы прочитали утренний намаз, я ходил по мечети, пока не дошёл до кружка Суфьяна ибн Уяйны, и так переходил от кружка к кружку в поисках Ахмада ибн Ханбаля, пока не нашёл его рядом с молодым арабом в крашеных одеждах и с пышной шевелюрой. Я протиснулся через толпу, пока не подошёл к Ахмаду ибн Ханбалю, и сказал ему: «О Абу Абдуллах, почему ты оставил кружок ибн Уяйны, тогда как с ним Зухри, Амр ибн Динар, Зияд ибн Иляка и Бог знает сколько ещё табиинов?». И он сказал мне: «Замолчи! Если ты упустишь хадис по короткой цепочке передатчиков, то он дойдёт до тебя по длинной, и это не принесёт вреда ни твоей религии, ни разуму, ни пониманию. Но если ты упустишь [пользу] от интеллекта этого парня, то, боюсь, ты не восполнишь это до Судного Дня. Я не видел никого более понимающего Книгу Аллаха, чем этот молодой курайшит». Я спросил: «Кто это?». Ахмад сказал: «Мухаммад ибн Идрис [аш-Шафии]»”».

В книге «Тартиб аль-мадарик» имама Кады Ийяда передаются слова шейха уль ислама, хафиза Абдуллаха ибн Вахба аль-Мисри (125–197 гг. х.): «Если бы Аллах не спас меня посредством Малика и Лейса, я бы заблудился». Тогда его спросили: «Как так?». Он сказал: «Я выучил много хадисов, но был сбит с толку. Но когда пересказывал [хадисы] Малику и Лейсу, они говорили мне: «Возьми этот хадис, а этот оставь»».

Причиной затруднения ибн Вахба было не то, что он знал мало хадисов, напротив, он знал их очень много, однако не обладал необходимыми инструментами фикха и выведения положений из этих хадисов. Но когда он склонил голову перед имамами фикха и доверился им в знаниях, они помогли ему вкусить сладость правил, с помощью которых извлекаются шариатские решения, и объяснили ему основы понимания и причин [хадиса], правила его принятия и отказа, предпочтения, отрицания и тарджиха; он испил из чистого родника знаний и стал достойным тех слов, что писал о нём его шейх, имам даруль хиджра Малик ибн Анас: «…Абдуллаху ибн Вахбу, муфтию Египта». А Малик не писал подобного более ни о ком, как об этом сказано в книге «Сияр а’лям ан-нубаля» (9/227).

Подводя итоги. То, что имам аш-Шафии, как и другие имамы, призывает к следованию Сунне (хадису) Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), где бы и когда бы она ни была найдена, говорит о том, что это вытекает из нашей веры в Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), и мусульмане об этом не спорят. Однако практическое применение правил иджтихада, а также необходимый минимум знаний для того, чтобы сказать, что из такого-то хадиса вытекает такая-то сунна, которую следует выполнять, требуют нескольких условий:

1. тот, кто называет какой-либо хадис сунной, должен быть муджтахидом в фикхе. И не принимают во внимание фетвы, мнения и аргументацию любого другого человека, даже если он превосходный мухаддис, но не обладает при этом необходимыми инструментами иджтихада;

2. хадис принимается при условии уверенности муджтахида в соответствии этого хадиса необходимым правилам. И если какой-то имам посчитал, что хадис не соответствует этим правилам и оставил его, то не разрешается говорить «он противоречит сунне и отвернулся от неё». И для получающего шариатские знания не секрет, что у каждого имама-муджтахида есть свои правила принятия и отказа от хадиса;

3. исследование языка хадиса, и того, на что он указывает. Если какой-то хадис имеет разные значения, и один муджтахид выбрал одно из возможных значений, а второй – другое, то ни о ком из них не говорится: «Он пошёл против Сунны»;

4. непротиворечие хадиса более сильному, по мнению муджтахида, доказательству. В противном случае он должен будет провести исследование причин такого противоречия. И, возможно, он предпочтёт другое мнение.

В книге «Сияр а’лям ан-нубаля» (16/405), в биографии Абу аль-Касима Абдульазиза ибн Абдуллаха ад-Дараки, которого автор называет крупным имамом, шейхом шафиитов Ирака и мухаддисом, хафиз аз-Захаби говорит: «Иногда он отдавал предпочтение одной фетве перед другой, а когда ему указывали на это, он говорил: «Горе вам, от Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) передаётся так-то, а следование хадису лучше, чем словам аш-Шафии и Абу Ханифы». Я (аз-Захаби) скажу на это: «Это хорошие слова. Но с условиями. Первое – об этом хадисе должен высказаться имам, подобный этим двум [Абу Ханифе и аш-Шафии], например, Малик, Суфьян или аль-Аузаи. Второе – хадис должен быть достоверным, чистым от недостатков. Третье – довод Абу Ханифы или аш-Шафии не должен быть достоверным хадисом, который противоречит другому [достоверному хадису].

Если же кто-то возьмёт [для практики] достоверный хадис, который оставили остальные имамы-муджтахиды, то это будет неправильно. Как, например, хадис: «…если же он выпьет в четвёртый раз, то убейте его», или «Да будет проклятие Аллаха над вором. Он крадёт одно яйцо, и за это ему отсекают руку». Конец цитаты аз-Захаби.

И я [Амджад Рашид] прокомментировал эти два хадиса в предисловии к своей книге «Бугьят уль Ариб».

Поразмысли над этими очевидными словами аз-Захаби и сравни их с тем глупым призывом, который продвигают в наши дни под названием «Фикх далиля».

«А Аллах победно завершает Своё дело». (Юсуф, 21)

 

Доктор Амджад Рашид, декан факультета шафиитского фикха при международном Исламском университете в Иордании.

Шавваль, 1440 г. х. 09.06.2019 г.

Похожие материалы