Имам аш-Шафии

В мире, где величие и знания определяют ход исламской истории, есть светила, наследие которых являются неиссякаемыми источниками вдохновения. Аллах возвысил их имена на постаменты и сделал их примерами для подражания. В сфере исламской науки не многие имена возвышаются и сияют так ярко, как имя имама аш-Шафии. Блестящий ученый, реформатор, юрист, чья личность вызывает трепетное восхищение даже у тех, кто мало знаком с его биографией. Аллах возвысил его степень до вершины, даровал ему известность и почёт, сделал его одним из четырех прославленных имамов мусульман. Имам аш-Шафии всегда отличался стремлением к научным реформам, стремлением к улучшению и созиданию. Некоторые ученые, которые писали об истории «усуль аль-фикх», отмечали, что первой работой по этой теме является «Рисаля» имама аш-Шафии. Он был первым, кто объединил различные методологии в лице «ахлю ль-райи» и «ахлю ль-хадис», объяснил отмененные и отменяющие тексты шариата, установил общие принципы шариатского умозаключения, сформировал твердые принципы юриспруденции, преобразовал и усовершенствовал эту науку. Имам аш-Шафии старался подробно разъяснить основы своей школы, облегчая путь для каждого, кто хотел ее изучить. Юриспруденция имама аш-Шафии представляет собой эпоху процветания этой науки.

Благородное происхождение имама аш-Шафии является одним из факторов усиливающих почтение и уважение к этой личности. Согласно утверждению имама Фахрудина ар-Рази, имам является потомком рода Мутталиба по линии своего отца, потомком Бани Хашима по линии матери своего деда, а также потомком Бани Азд по линии своей матери[1]. Таким образом, имам аш-Шафии является родственником Пророка (да благословит его Аллах и приветствует). Его семейное древо настолько известно, что в некоторых биографических книгах упоминается его полная родословная, которая восходит к самому пророку Адаму (мир ему), по пути таких пророков, как Ибрахим (мир ему), Нух (мир ему), Идрис (мир ему) и других[2]. Благородное происхождение имама аш-Шафии, несомненно, повлияло на его собственный портрет. Величие его родословной заключается не только в ее историческом значении. Аш-Шафии перенял и богатое наследие своего древа, унаследовал его огромную благодать, знания и благочестие. Он был из племени курайшитов.

Его имя: Мухаммад, ибн Идрис, ибн Аббас, ибн Усман, ибн Шафи’, ибн Саиб, ибн Убейд, ибн Абдуязид, ибн Хашим, ибн Мутталиб, ибн Абдуманаф, ибн Кусайа, ибн Киляб, ибн Мурра, ибн Ка’б, ибн Луайа, ибн Галиб, ибн Фихр, ибн Малик, ибн Надр, ибн Кинана, ибн Хузейма, ибн Мудрикат, ибн Ильяс, ибн Мудар, ибн Низар, ибн Маад, ибн Аднан[3].

Его кунья: Абу Абдуллах.

Родословная аш-Шафии смыкается с родословной Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), на Абдуманафе. У Абдуманафа ибн Кусайя было множество детей, среди которых был Хашим ибн Абдуманаф, прадед Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), и Мутталиб ибн Абдуманаф, родной брат Хашима и двоюродный прадед Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). К нему же и восходит родословная аш-Шафии. Также имам аш-Шафии связан с родословной Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) по линии тёти, поскольку Шифа бинт Аркам, мать Саиба ибн Абдуязида, является сестрой Мутталиба ибн Хашима[4].

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

وكان هاشم والمطلب متناصرين ونان بين هاشم والمطلب محبة ومودة ونصرة وفي المشهور من قول الناس صداقة الاباء قرابة الأبناء ولما حصل بين هاشم والمطلب الاخوة من جهة النسب والأخوة أيضا من جهة النصرة والمحبة

«Хашим и Мутталиб братья, из сыновей Абдуманафа. Они были из тех, кто любил помогать друг другу. Между ними была любовь и взаимопомощь. Известно из поговорок людей: “Близость отцов является также признаком близости между их детьми”. Поэтому братство Хашима и аль-Муталиба заключалось не только в кровном отношении, но и в любви и взаимопомощи»[5].

О братстве между Бану Хашим и Бану Мутталиб говорил и Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), отмечая особую связь этого родства.

Джубайр ибн Мутим (да будет доволен им Аллах) передаёт:

لما كان يوم خيبر وضع رسول الله صلى الله عليه وسلم سهم ذي القربى في بني هاشم وبني المطلب وترك بني نوفل وبني عبد شمس فانطلقت أنا وعثمان بن عفان حتى أتينا النبي صلى الله عليه وسلم فقلنا يا رسول الله هؤلاء بنو هاشم لا ننكر فضلهم للموضع الذي وضعك الله به منهم فما بال إخواننا بني المطلب أعطيتهم وتركتنا وقرابتنا واحدة فقال رسول الله صلى الله عليه وسلم إنا وبنو المطلب لا

نفترق في جاهلية ولا إسلام وإنما نحن وهم شيء واحد وشبك بين أصابعه صلى الله عليه وسلم

 

«Во время похода на Хайбар Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) распределил долю хумуса близких Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) между Бану Хашим и бану аль-Мутталиб, ничего не дав Бану Абд Шамс и Бану Науфаль. Мы с Усманом отправились к Пророку (да благословит его Аллах и приветствует) и сказали: “О Посланник Аллаха, мы не отрицаем достоинств Бану Хашим, которыми Аллах наделил их из-за родства с тобой. Но почему ты одариваешь наших братьев Бану аль-Мутталиб, но не одариваешь нас, хотя все мы родственники?”. Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: “Мы с Бану аль-Мутталиб не расходились ни во времена невежества, ни в Исламе, мы с ними — одно целое”. Сказав это, он (да благословит его Аллах и приветствует) переплёл пальцы»[6].

Что касается Шафи’, к которому относится аш-Шафии, и его отца Саиба ибн Абдуязида, то они являлись сподвижниками Пророка (да благословит его Аллах и приветствует).

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

السائب بن عبيد أسر يوم بدر وكان شبيه رسول الله صلى الله عليه وسلم في الصورة والخلقة وروى أن النبي صلى الله عليه وسلم لما أتى بالسائب وبعمه العباس قال للسائب هذا أخى وأنا أخوه فالسائب صحابي وعبد الله بن السائب أخو شافع أيضا صحابي

«Саиб бин Убайд был одним из военнопленных Бадра, затем он принял ислам. Саиб был внешне похож на Пророка (да благословит его Аллах и приветствует). Передается, что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), когда встретился с Саибом, сказал: “Это мой брат, а я его брат”. Саиб являлся сподвижником. Его сын, Шафи’ ибн Саиб, тоже являлся сподвижником»[7].

Несмотря на единогласие ученых в том, что аш-Шафии являлся курайшитом из рода Бану Муталлиб, некоторые ученые ставили его происхождение под сомнение. Мнение, которое идет вразрез с единогласием ученых, передается от Мухаммада ибн Яхьи аль-Джурджани.

Мухаммад ибн Яхья аль-Джурджани говорит:

الشافعي من الموالى لا من قريش

«Имам аш-Шафии происходит от вольноотпущенников, а не от курайшитов»[8].

Объяснялось это тем, что Шафии ибн Саиб, к которому относят имама аш-Шафии, якобы являлся одним из рабов Абу Ляхаба, а затем перешел в рабство курайшитов. Это не соответствует действительности. Имам Фахруддин ар-Рази отвечает на это обвинение в своей книге «Манакиб аш-Шафии» и называет это обвинение ложной клеветой, вызванной завистью или фанатизмом, поскольку относительно происхождения имама аш-Шафии установлено единогласие ученых.

Доктор Ахмад Нахрави Абдуссалям аль-Индуиси пишет:

وخلاصة القول أنه لا نزاع في نسب الشافعي رضي الله عنه من جهة أبيه أته قريش المطلبى وما يقال خلاف ذلك لا يعتد به لأنه قول شاذ منبوذ لا يغير من حقيقة الأمر شيئأ

«Нет разногласий в том, что родом со стороны отца имам аш-Шафии принадлежит к курайшитам Бану Муталлиба. А то, что говорится в противоречие этому, является отклоненным и отвергнутым мнением, которое не меняет никоим образом действительное положение вещей»[9].

Имам аш-Шафии родился в 150-м году по Хиджре. В год смерти Абу Ханифы. Относительно места его рождения имеются расхождения, по причине различия свидетельств от самого аш-Шафии. Было сказано, что он родился в Аскаляне. Также было сказано, что родился в Йемене. Подавляющее большинство историков сошлись на том, что аш-Шафии родился в Газе, на территории современной Палестины[10].

Еще до его рождения, мать имама аш-Шафии видела во сне, как она родила торговца, который дошёл до Египта, затем разошелся по всем городам. Толкователи снов сочли это предзнаменованием того, что её ребенок станет учёным, авторитет, знания которого утвердятся в Египте и впоследствии заполнит другие земли[11]. Что касается его матери, то известно, что она была родом из Йемена, и её корни уходили к племени Азд. В некоторых биографических книгах упоминается, что его мать звали Фатима бинт Абдуллах, однако это отклоненное мнение[12]. Его отец, Идрис, был бедным выходцем из Йемена. Какое-то время он жил в Медине, а потом переселился в палестинский город Аскалян[13]. Имам аш-Шафии был совсем ребенком, когда скончался его отец. Его воспитанием занялась мать. Когда ему исполнилось два года, чтобы не потерять знатное происхождение имама, его мать решила перебраться в благословенную Мекку. Она поддерживала и растила его так, как подобает подобным ему, детям знатных происхождений. Поскольку Мекка была частым местом переселения различных народов, арабский язык, который взаимодействовал с другими культурами, находился на грани определенного ухудшения. По этой причине аш-Шафии, который понимал всю важность знания языка для правильного понимания Корана и Сунны, долгое время изучал арабский язык у бедуинов племени Хузайль. Оно считалось самым влиятельным племенем пустыни[14]. Имам аш-Шафии неоднократно подмечал важность изучения арабского языка и арабской грамматики для каждого мусульманина. Среди племени Хузайль, маленький имам учился не только языку, но полюбил и арабскую поэзию, литературу, а также искусно освоил стрельбу из лука.

Имам аш-Шафии вспоминал:

قال لي الشافعي: فلما أتت على سنتان حملتني أمي إلى مكة. وكانت نهمَتِي  في شيئين: الرمي، وطلبُ العلم. فنلت من الرّمي حتى إني لَأَصِيبُ من عشرةٍ، عشرة. وسكت عن العلم، فقلت: أنت والله في العلم أكثر منك في الرمي

«“Когда мне исполнилось два года, мама забрала меня в Мекку, где я увлёкся стрельбой из лука и поисками знаний, в стрельбе я попадал в десять из десяти”, – однако он умолчал о знаниях. Тогда Амр ибн Савад сказал: “Клянусь Аллахом, в знаниях ты преуспел больше, чем в стрельбе из лука!”»[15].

Имам аш-Шафии провел юность и большую часть своей взрослой жизни в землях Хиджаза. В юном возрасте он встретил имама Муслима ибн Халида аз-Занджи, который наставил его на изучение фикха и религиозных знаний. В Мекке начинает путь в качестве студента шариатских знаний, изучающего Коран, хадисы и юриспруденцию. Время от времени он путешествовал по пустыне, чтобы укрепить свой язык и знание литературы. Жизнь имама аш-Шафии с юных лет и до расцвета сил, вплоть до дня его смерти, содержит в себе образцовые примеры терпения, упорства, мужества и огромной самоотдачи. Эти качества отмечал в нем и его учитель, Муслим ибн Халид аз-Занджи. С раннего детства имам аш-Шафии был известен своей необычайной памятью. Его способность усваивать и запоминать огромные объемы информации была поразительной даже для его учителей. Будь то заучивание Корана, заучивание хадисов, книг или углубление в тонкости научных дисциплин, память имама оставалась безупречной.

Имам аш-Шафии вспоминал:

كنت وأنا في الكتاب أسمع المعلم يلقِّن الصبيَّ الآية فأحفظها أنا. ولقد كان الصبيان يكتبون إملاءهم ، فإلى أن يَفْرغَ المعلم من الإملاء عليهم كنت قد حفظت جميع ما أملى.

«Я был в начальной школе и слышал, как учитель преподает детям один из аятов Корана, который я запомнил. Дети записывали их диктантом, а я запоминал все, что было продиктовано учителем»[16].

Примечание:

Некоторые приписывают имаму аш-Шафии следующее двустишие:

شكوت إلى وكيع سوء حفظي ، فأرشدني إلى ترك المعاصي

وقال إن علم الله نورٌ ، ونور الله لا يعطى لعاصي

«Я пожаловался Вакиу на свою плохую память. Он посоветовал мне оставить грехи и сказал: “Воистину, знание Аллаха – это Свет, а Свет Божий не даруется грешнику”».

Эти куплеты имама аш-Шафии можно встретить в книгах поздних ученых. Однако есть сомнения в достоверности этих куплетов. Ни имам аль-Байхаки в книге «Манакиб аш-Шафии», ни Абу Хатим ар-Рази в своей книге «Адаб аш-Шафии», ни Фахруддин ар-Рази в своей книге «Манакиб аш-Шафии» не упоминают эти двустишия. Их нельзя найти в более ранних книгах. Одним из первых ученых, кто упомянул это стихотворение, является Джамалуддин аль-Кифти (ум. в 646 г.х). Отсутствие иснада до имама аш-Шафии и ссылки на более ранний источник с этим двустишием является указанием на недостоверность этого стиха.

Причины, которые побудили юного аш-Шафии к учебе.

Исследователи, которые рассуждали о причинах побудивших маленького имама аш-Шафии вступить на путь требования знаний, упоминали о различных сновидениях, которые снились аш-Шафии еще совсем в юном возрасте. Передается, что имам аш-Шафии видел во сне халифа Али ибн Абу Талиба (да будет доволен им Аллах), который пожимал ему руку. Это было истолковано специалистами толкования снов в том смысле, что аш-Шафии прославится так, как прославился Али Ибн Абу Талиб (да будет доволен им Аллах)[17].

Имам аш-Шафии вспоминает одно из своих сновидений:

رأيت النبي، صلى الله عليه وسلم، فيما يرى النائم  فقال لي: يا غلام، قلت: لبيك يا رسول الله. قال: ممن أنت؟ قلت: من رهطك يا رسول

الله. قال: ادنُ مني. فدنوت منه، فأخذ من ريقه، ففتحت فمي، فَأَمَرَّ من ريقِه على لساني وفمي وشفتي، وقال: امض، بارك الله فيك

«Я видел во сне Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), он сказал: “О мальчик!”. Я ответил: “Я перед тобой, о Посланник Аллаха”. Он спросил: хИз чьих ты?”. Я ответил: “Из твоего племени, о Посланник Аллаха”. Он сказал, чтобы я подошел поближе. Я подошел к нему и Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) вытер свою слюну о мой язык, губы и рот. Затем сказал: “Иди, и да благословит тебя Аллах!”. После этого я не помню, чтобы допускал ошибку в хадисе и в поэзии!»[18].

Одной из причин, которое побудило имама к учебе , являлось наставление муфтия Мекки Муслима ибн Ахмада аз-Занджи. Наставление муфтия займет особое место в сердце маленького аш-Шафии, который, по милости Аллаха, начнет свое обучение под его чутким руководством. Успехи и таланты имама аш-Шафии в учебе стали очень заметными. В семилетнем возрасте он наизусть заучивает Священный Коран. И в возрасте 15-ти лет, с разрешения и напутствия своего учителя, имам аш-Шафии стал издавать фетвы и преподавать Книгу Аллаха.

Имам аш-Шафии говорил, вспоминая встречу с муфтием Мекки:

قال الشافعي: خرجت أطلب النحوَ والأدبَ، فلقيني مُسلمُ بْنُ خالد، فقال: يا فتى! مِنْ أينَ أَنْتَ؟ قلت: مِنْ أَههْلِ مَكَّة. قال: وأيْنَ مَنْزِلك بها؟ قلت: بشِعْبِ الخَيْف. قال: من أي قبيلة أنت؟ قلت: من ولد عبد مناف. قال: بخ بخ!! لَقَدْ شَرَّفَكَ الله في الدُّنْيا والآخِرة، أَلاَ جَعَلت فهمَك هذا في الفِقْهِ، فكانَ أحسنَ بك؟

«Я вышел в поисках изучения грамматики и литературы арабского языка, по пути я встретился с Муслимом ибн Халид аз-Занджи. Он сказал мне: “О юноша, ты откуда?”, я ответил: “Из Мекки”. Муфтий спросил: “И где же твой дом?”, я ответил: “У ущелья аль-Хайф”. Затем тот спросил: “А с какого племени ты будешь?”, я ответил: “Из племени Абдуманаф”. Он сказал: “Хорошо! Ибо поистине, Аллах почтил тебя , как в мирской жизни, так и в загробной! Если бы ты направил свою проницательность на изучение фикха, то это было бы лучше для тебя!”».

Превосходство юного аш-Шафии над своими сверстниками становилось все более очевидным. Позднее аш-Шафии загорелся желанием учиться у имама Малика. Это было новым вызовом для маленького аш-Шафии, который достиг в Мекке всевозможных высот и ставил перед собой новые цели. К тому времени имам Малик был одним из видных имамов Медины, на учебу к которому съезжались люди со всего исламского мира. Проявив себя наилучшим образом в образовании у учителей Мекки, аш-Шафии отправляется в Медину, чтобы учиться у имама Малика.

Отъезд в Медину: знакомство имама Малика и аш-Шафии.

Стоит отметить, что свое детство аш-Шафии провел в бедности. У него часто не имелось денег на бумагу, свои потребности в письменных материалах он удовлетворял с помощью костей или выброшенной бумаги, которую еще можно было использовать.

Имам аш-Шафии говорил:

«Я жил без отца, а мать моя не могла позволить себе купить для меня бумагу. Когда я находил кость, я писал на ней»[19].

В условиях отсутствия финансового благополучия, проявить себя в учебе, оставаясь при этом достаточно мотивированными, могли только по-настоящему талантливые юноши, которые имели неподдельное желание достичь высот в научных дисциплинах. Такой пример мы видим в биографии аш-Шафии, который, в условиях отсутствия письменных материалов, записывал знания на костях или кусках выброшенной бумаги. Аллах почтил имама аш-Шафии за усердие на пути требования знаний и предопределил ему стать учеником одного из величайших ученых ислама, имама Малика.

Прежде, чем отправиться на учёбу к имаму Малику, аш-Шафии за короткое время заучил его сборник «аль-Муватта».

Имам аш-Шафии вспоминал:

فمر بي رجل من بني عثمان من الزبيريين ، فقال : يا أبا عبد الله ، عز علي أن لا يكون مع هذه اللغة وهذه الفصاحة والزكاء فقه ، فتكون قد سددت أهل زمانك ، قال : فقلت : ومن بقي يقصد إليه ؟ فقال لي : هذا مالك بن أنس سيد المسلمين يومئذ ، قال : فوقع في قلبي  فعمدت إلى الموطأ فاستعرته من رجل بمكة ، فحفظته في تسع ليال

«Рядом со мной прошел человек из Зубайритов племени Бану Амми и сказал мне: “О раб Аллаха! Мне будет тягостно, если наряду с этим языком, красноречием и умом не будет фикха. Если это будет так, то будешь господином людей своего времени”. И я спросил: “Кого ты подразумеваешь?”. Он сказал: “Малика ибн Анаса — господина мусульман этого времени”. Его слова запали мне в сердце. Я пошел и взял на пользование «аль-Муватта» у одного человека из Мекки. Я выучил его наизусть за девять ночей»[20].

Данный рассказ также свидетельствует о феноменальной памяти аш-Шафии. Ведь количество преданий в «аль-Муватта» в некоторых версиях достигает порядка трех тысяч. Имам аш-Шафии выучил данный сборник за девять ночей.

Имам аш-Шафии вспоминает:

ثم دخلت إلى والي مكة ، فأخذت كتابه إلى والي المدينة ، وإلى مالك بن أنس ، قال : فقدمت المدينة وأبلغت الكتاب إلى الوالي ، فلما أن قرأه ، قال : والله يا فتى إن مشي في جوف المدينة إلى جوف مكة حافيا راجلا أهون علي من المشي إلى باب مالك بن أنس ، فإني لست أرى الذل حتى أقف على بابه ، فقلت : أصلح الله الأمير ، إن رأي الأمير أن يوجه إليه ليحضر ، فقال : هيهات ، ليتني إذا ركبت أن معك ومن معي وأصابنا من تراب العقيق نلنا حاجتنا ، قال : فواعدته العصر وركبنا جميعا ، فوالله لقد كان كما قال ، لقد أصابنا من تراب العقيق ، قال : فتقدم رجل ، فقرع الباب فخرجت إلينا جارية سوداء ، فقال لها الأمير : قولي لمولاك إني بالباب ، فدخلت فأبطأت ثم خرجت ، فقالت : إن مولاي يقرئك السلام ، ويقول : إن كانت مسألة فارفعها في رقعة يخرج إليك الجواب ، وإن كان للحديث فقد عرفت يوم المجلس ، فانصرف ، فقال لها : قولي له معي كتاب والي مكة إليه في حاجة مهمة ، قال : فدخلت ثم خرجت وفي يدها كرسي فوضعت ، ثم إذا أنا بمالك قد خرج وعليه المهابة والوقار ، وهو شيخ طوال مسنون اللحية ، فجلس وهو متطلس ، فدفع الوالي الكتاب من يده ، ثم قال : يا سبحان الله ، وصار علم رسول الله صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ يؤخذ بالرسائل ؟ قال : فرأيت الوالي وقد تهيبه أن يكلمه ، فتقدمت إليه ، فقلت له : أصلحك الله إني رجل مطلبي ، ومن حالي ومن قصتي ، فلما أن سمع كلامي نظر إلي ساعة ، كان لمالك فراسة ، فقال لي : ما اسمك ؟ فقلت : محمد ، فقال لي : يا محمد اتق الله ، واجتنب المعاصي ، فإنه سيكون لك شأن من الشأن ، ثم قال : نعم وكرامة ، إذا كان غدا تجيء ويجيء من يقرأ لك الموطأ ، قال : فقلت : فإني أقوم بالقراءة ، قال : فغدوت عليه وابتدأت أن أقرأه ظاهرا والكتاب في يدي ، فكلما تهيبت مالكا وأريد أن أقطع القراءة أعجبه حسن قراءتي وإعرابي ، يقول لي : بالله يا فتى زد حتى قرأته في أيام يسيرة ، ثم أقمت بالمدينة إلى أن توفي مالك بن أنس

«Я пошел к правителю Мекки и взял у него послание к правителю Медины. Я доставил это послание к правителю Медины, а когда он прочитал его, то сказал мне: “О юноша, идти пешком и босиком от самой Медины до Каабы легче для меня, чем идти к дверям Малика ибн Анаса. Я не вижу унижения, пока не стану перед его дверьми”. И я сказал: “Да поможет Аллах амиру, если он захочет пойти к нему”. Он пообещал сделать это к полудню. Так и получилось. Один из людей подошел к двери и постучал, и к нам вышла черная служанка. Амир сказал ей: “Скажи своему господину, что я за дверьми”. Она зашла и замедлила, а затем вышла и сказала: “Мой господин приветствует вас и говорит, что если у вас есть вопрос, то напишите на бумаге и к вам придет ответ. А если же у вас есть разговор, то скажете об этом в день собрания”. Он сказал ей: “Скажи ему, что у меня есть послание для него от правителя Мекки по очень важной нужде”. Она зашла и вышла со стулом в руках и поставила его. Затем вышел Малик, почтенным и величественным. Он был высоким, с гладкой бородой. Когда он сел, правитель дал ему послание. Он начал читать и,  дойдя до места: “Поистине, это человек, на дело и положение которого нужно обратить внимание”, – выбросил послание из рук и затем сказал: “Свят Аллах, разве берутся знания Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) посредством этого?”. И я видел, как правитель боялся сказать ему что-либо. Затем я приблизился к нему и сказал: “Да сделает тебя Аллах благочестивым. Поистине, я человек, и о моем стремлении сказано в моей истории”. Когда он услышал мою речь, то посмотрел на меня. Малик обладал проницательностью. И он спросил меня: “Как тебя зовут?”. Я ответил: “Мухаммад”. Он сказал: “О Мухаммад, бойся Аллаха и сторонись грехов, ибо у тебя будет будущее”. Затем сказал: “Милость и почтение. Приходи ко мне завтра с тем, кто читал бы тебе книгу”. Я сказал ему: “Я сам буду читать”. И я пришел на следующий день и стал читать наизусть, а книга была в моих руках. Всякий раз, когда я испытывал почтительный страх к Малику и хотел остановиться, он был восхищен моим прекрасным чтением и грамматическим разбором. Он говорил: “О юноша, продолжай”. И так продолжалось до тех пор, пока я не закончил читать его книгу за короткие дни. Я проживал в Медине, пока не умер Малик ибн Анас»[21].

Имам аш-Шафии явился к имаму Малику вместе с правителем Медины и рекомендательным письмом. Имам Малик в начале разозлился, поскольку посчитал, что знания не могут получаться путем рекомендаций со стороны влиятельных лиц. Казалось, что Малик был готов прогнать своих гостей, но имам аш-Шафии, горевший желанием учиться у имама Малика, поспешил объясниться перед великим имамом. Выслушав проницательную речь аш-Шафии, имам Малик дал ему напутствия, и принял его в ученики. Увидев в нем талант, имам Малик лично позаботился об аш-Шафии. Из этой истории заметно, что имам Малик не мог оторваться от чтения «аль-Муватты», которую читал ему новоиспеченный юноша аш-Шафии. Казалось, что имам Малик, слушая свой сборник из уст аш-Шафии, слышал его в первые. Настолько было утонченно и пронзительно чтение аш-Шафии. Имам аш-Шафии оставался с Маликом до самой его смерти, обучался у него и также брал знания у других ученых Медины своего времени.

В будущем аш-Шафии говорил:

مالك بن أنس معلمي وما أحد أمنّ عليّ من مالك, وعنه أخذنا العلم

«Малик ибн Анас — мой учитель, никто не помог мне так, как помог он. И у него я приобрёл знания»[22].

Отъезд из Медины в Йемен

После смерти Малика ибн Анаса (да смилуется над ним Аллах), в Хиджаз приехал наместник Йемена, который обратил внимание на Мухаммада ибн Идриса аш-Шафии. Во время отъезда он забрал его с собой. Имаму аш-Шафии выделили административную должность. После успешной работы на административной должности, он стал исполнять обязанности судьи в Наджране. Справедливость аш-Шафии в должности судьи быстро распространилась среди людей и прославилась. Имам аш-Шафии не делал никому поблажек и, порой, выносил решения против правительственных лиц, когда того требовало правосудие. И в то же время, эта поездка станет причиной того, что на аш-Шафии выпадет доля довольно тяжелых жизненных испытаний.

Кто-то донес до халифа Харуна ар-Рашида ложную весть о том, что имам аш-Шафии готовит восстание против правительства вместе со смутьянами-алавитами. До правителя дошла весть, словно аш-Шафии является предводителем группы смутьянов: «И он может сделать своим языком то, что некоторые не могут сделать своим мечом»[23]. Его обвинили в шиизме и в попытке государственного переворота[24]. Данное обвинение основано на том, что имам аш-Шафии был близок к Абдуллаху ибн Хасану ибн Хусейну ибн Али ибн Абу Талибу[25]. Имама аш-Шафии и еще девятерых человек в железных кандалах доставили в Ирак, чтобы представить перед судейством халифа. Данные события разворачивалось в 184-м г.х.

Отъезд в Ирак. Суд над имамом аш-Шафии

Имама аш-Шафии вместе с алавитами доставили к халифу. Упоминается, что каждый, кто входил на суд к Харуну ар-Рашиду, был казнен по велению правителя. Имам аш-Шафии ждал своей очереди предстать перед судом Харуна ар-Рашида. Подошла очередь имама. В кандалах его подвели к Харуну ар-Рашиду. Казалось, что имам аш-Шафии лишится жизни за ложное обвинение. Харун ар-Рашид еще не встречался с имамом аш-Шафии ранее и не знал о его положении. И в первый раз, когда халиф увидел имама аш-Шафии, он был закован в цепи. Главным судьей в Багдаде в то время был Мухаммад ибн Хасан аш-Шайбани, великий ученый и ученик имама Абу Ханифы, который так же учился у имама Малика, затем вернулся, чтобы стать судьей.

Представ перед правителем, аш-Шафии сказал:

«Мир тебе, милость Аллаха и Его благословение, о правитель правоверных».

Халиф ответил:

«И тебе мир, милость Аллаха и Его благословение». Затем добавил: «Ты начал с сунны, хотя никто не приказывал тебе это делать. Я обязан был ответить тебе. Как ты смеешь говорить в моем присутствии без моего разрешения?».

Имам аш-Шафии ответил:

«Аллах говорит в Коране: “Аллах обещал тем из вас, которые уверовали и совершали праведные деяния, что Он непременно сделает их наместниками на земле, подобно тому, как Он сделал наместниками тех, кто был до них”[26]. И Он тот, кто выполнит данное обещание, и дал мне чувство спокойствия и безопасности вместо страха. О правитель правоверных, ты обещал не казнить связанного человека».

Халиф воскликнул:

«Как ты можешь искать оправдания после своего предательства, чтобы претендовать на мой пост?».

Имам аш-Шафии ответил:

«Что касается данного обвинения, то я буду правдив и честен. Только прошу тебя снять с меня кандалы, чтобы я мог опуститься на колени. Если нет, то твоя власть выше моей. Всевышний же не нуждается в ком-либо из нас, и Он достохвальный».

Халиф приказал снять кандалы. Имам опустился на колени и сказал:

«О правитель правоверных, поистине, объединиться под знаменем Абдуллаха ибн Хасана, который, как известно, был близок к вашему отцу, любимее мне, чем объединиться под знаменем хариджита и смутьяна Катари ибн аль-Фуджа!».

Халиф ответил:

«Ты прав. Находиться под знаменем потомка Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) лучше, чем находиться под знаменем хариджита, который приносит только вред. Однако, каково твое доказательство, что ты один из ученых курайшитов?».

Имам аш-Шафии сказал:

«Сказал Аллах: “О те, которые уверовали! Если нечестивец принесет вам весть, то разузнайте, чтобы не поразить по незнанию невинных людей, а не то вы будете сожалеть о содеянном”[27]. Я чту Ислам и чту свое происхождение. Ты ведь двоюродный брат Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), защищающий веру и заступающийся за его последователей».

Лицо ар-Рашида резко изменилось и засияло. И он сказал:

«Пусть Аллах развеет твои страхи. Мы действительно защищаем права ваших родственников и ваши знания».

Харун ар-Рашид попросил его сесть. Затем спросил:

«Что ты знаешь о Книге Аллаха?»

«О какой из книг ты спрашиваешь? Ведь Аллах ниспослал немало Писаний», – ответил аш-Шафии.

«Я спросил тебя о Писании, что было ниспослано пророку Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует)».

 

— «Наук, связанных со Священным Писанием, немало. Есть аяты, которые однозначны по смыслу, а есть те, что не имеют четкой ясности. Есть те, что были ниспосланы ранее, и те, что ниспосланы позже. Есть отмененные и отменяющие».

Имам аш-Шафии упомянул Харуну ар-Рашиду около 73-х видов различных наук, которые связаны с Писанием.

Харун ар-Рашид сказал:

لقد اوعيت من القران علما عظيما

«Ты, поистине, сильно увеличил мои знания о Коране»[28].

Затем халиф спросил аш-Шафии о знаниях каждой научной дисциплины, среди которых было знание пророческой сунны, языка, шариатских ахкамов, медицины, истории и астрологии. Имам аш-Шафии продолжал терпеливо отвечать, отмечая для Харуна ар-Рашида все тонкости этих научных дисциплин, завоевывая сердце халифа.

В заключение халиф сказал имаму аш-Шафии:

«О имам! Поистине, ты возвысился в моих глазах. Дай же мне наставление».

Имам аш-Шафи‘и приступил к проповеди, которая пронзила до глубины души правителя правоверных. Имам сказал:

«О правитель правоверных, избавься от своей гордыни и от высокомерия своего сердца, всегда уповай на одного Всевышнего. Кто бдителен только в начале времени, тот станет небрежен в конце пути.  Не пренебрегайте тем, что необходимо завершить, не ждите от этого мира много, смотрите на этот мир через призму загробной жизни, тогда вы никогда не пожалеете о том, что сделали в этом мире, никогда не почувствуете горечь утраты. Руководствоваться страстями, когда видишь перед собой совет – это начало сожаления. О правитель правоверных, будь же благочестивым сегодня, чтобы Аллах был твоим помощником в загробной жизни. Никто не станет руководить делами даже десяти человек, кроме как он явится в День Суда со скованными руками и ногами, и не избавится он от скованности, кроме как по своей справедливости!».

Имам аш-Шафии продолжил:

«О правитель правоверных, сделай улицы своей страны безопасными, обращай внимание на дела своего народа, выдели детям ансаров и мухаджиров жалования из казны, обращай внимание на безопасность границ государства, поступай справедливо в любых обстоятельствах, сделай собрания ученых местом своих совещаний и держись подальше от тех, кто может отвернуть тебя от правого дела, которого было велено придерживаться Всевышним!»[29].

Услышав напутствия имама аш-Шафии, халиф Харун ар-Рашид разрыдался. Глаза правителя переполнились слезами. Харун ар-Рашид был очень впечатлен речью имама аш-Шафии, и в это время Мухаммад ибн Хасан аш-Шайбани подсказал халифу, что это величайший ученый, о котором он уже рассказывал правителю. Тогда правитель принял решение, что имам аш-Шафии должен быть освобожден, но он должен остаться вместе с Мухаммадом аш-Шайбани. Говорилось, что это был самый лучший поворот событий для имама аш-Шафии, потому что это было его первым опытом, первым погружением в школу имама Абу Ханифы. До этого времени он в основном учился и работал с учеными и знатоками хадисов. Имам аш-Шафии в дальнейшем говорил, что никто не помог ему больше, чем тот амир Наджрана, который отправил его в Багдад.

Харун ар-Рашид сказал:

«О, Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии! Я велел своим людям преподнести тебе подарок, прими его!».

Имам аш-Шафии ответил:

«Я не могу ничего принять за свои напутствия».

Спустя время аш-Шафии снова встретился с правителем Харуном ар-Рашидом. Правитель с радостью на лице вручил ему тысячу динаров и сказал:

«О аш-Шафии! Ты человек умный. Пусть Аллах избавит тебя от врагов».

Когда имам аш-Шафии покинул резиденцию, халиф велел своему сыну проводить его до дома и обратить внимание на то, что будет делать аш-Шафии с деньгами. Имам аш-Шафии раздал их прохожим, которых встретил по пути домой.  Когда он подошел к своему дому, осталась лишь горстка динаров в его руке, которые он отдал сыну халифа, со словами: «Используй это с умом».

Доктор Мухаммад Абу Захра пишет:

ولعل هذه المحنة التى نزلت به ساقها الله إليه ليتجه إلي العلم

«Возможно, это испытание было ниспослано Аллахом для того, чтобы побудить его к знаниям, отвернув от забот управленчества. Ибо это вернуло его на путь получения знаний»[30].

Этот случай послужит причиной того, что аш-Шафии задержится в Ираке и ознакомится с методологией иракцев. Мухаммад ибн Хасан аш-Шайбани станет одним из видных учителей имама аш-Шафии и останется им до дня своей смерти. Исследователи отмечают, что эта поездка пойдет на пользу имаму аш-Шафии в его становлении как ученого, оставив неизгладимый след в истории. Имам аш-Шафии познакомился с методологией иракцев непосредственно от видных ученых куффийской правовой школы, которые представляли мазхаб Абу Ханифы. В этот период аш-Шафии произнесет свои великие и знаменитые слова, отдавая дань уважения Абу Ханифе.

Имам аш-Шафии сказал:

الناس عيال علي أبي حنيفة في الفقه

«Люди нуждаются в фикхе Абу Ханифы»[31].

В другой версии передается:

مَا أَحَدٌ فِي الرَّأْيِ، إِلا وَهُوَ عِيَالٌ عَلَى أَهْلِ الْعِرَاقِ

«Все люди нуждаются в людях Ирака в своих суждениях»[32].

Имам аш-Шафии и возвращение в Мекку.

После обучения у Мухаммада аш-Шайбани и других ученых Ирака, в 186-м г.х. имам аш-Шафии возвращается в Мекку. Он занял почетное место в запретной мечети, в которой занимался преподаванием. Великие учёные встречались с ним, слушали и записывали от него знания. В Мекке имам аш-Шафии провел примерно девять лет. Спустя время аш-Шафии отправляется во второе путешествие, а именно в Багдад.

Имам аш-Шафии и второе путешествие в Ирак.

В 195 г.х. имам аш-Шафии  решается отправиться в Багдад. К этому времени Харуна ар-Рашида уже нет в живых. Правителем становится его сын аль-Амин. Этот период жизни аш-Шафии можно охарактеризовать, как один из самых продуктивных этапов жизни великого имама, поскольку в Багдаде имам аш-Шафии начинает писать первые книги. Известно, что первой книгой по «усуль аль-фикху», написанной имамом аш-Шафии, является «ар-Рисаля». Написана она в Багдаде. В ней имам аш-Шафии кратко и ясно изложил правила и принципы вынесения решений в юриспруденции. Правовая школа имама аш-Шафии является самой проработанной, организованной и структурированной, потому что имам аш-Шафии подробно расписал методы выведения решений в фикхе. Однако, несмотря на огромное влияние имама аш-Шафии в Багдаде и уважение среди людей, имам аш-Шафии решает его покинуть, примерно после четырех лет пребывания в этом городе.

Исследователи, в рассуждении о причинах столь короткой истории аш-Шафии в Багдаде и обстоятельствах, которые подтолкнули имама сменить место жительства, отмечали несколько важных событий, которые могли сыграть ключевую роль в решении аш-Шафии.

Доктор Мухаммад Абу Захра отмечает, что причиной мог стать приход к власти аль-Ма’муна, который был близок к мутазилитам и имел с ними тесные отношения.

Абу Захра пишет:

الشافعي ينفر من المعتزلة ومناهج بحثهم ويفرض عقوبة على من يخوض مثل خوضهم ويتكلم في العقائد على طريقتهم فما كان المثل الشافعي أن يرضى بالمقام معهم وتحت ظل الخليفة الذى مكن لهم

«Имам аш-Шафии питал отвращение к мутазилитам и обязывал наказывать тех, кто углублялся в то, во что углублялись они, и тех, кто разделял их убеждения. И человек, как аш-Шафии не мог оставаться довольным положением мутазилитов в Багдаде, и пребывать под сенью их сектантского правления»[33].

Имаму аш-Шафии пришлось искать новую обитель и он выбрал Египет. Возможно, причиной этого являлось то, что в Египте правил курайшит, который был близок к имаму по духу. Якут аль-Хамави упоминает, что причиной его остановки в Египте является приглашение аль-Аббаса ибн Абдуллаха ибн Аббаса, которое аш-Шафии принял. Аллах знает лучше.

Во время поездки в Египет, Имам аш-Шафии читал следующее четверостишье:

لَقَد أَصبَحَت نَفسي تَتوقُ إِلى مِصرِ

وَمِن دونِها أَرضُ المَهامَه وَالقَفرِ

فَوَاللَهِ لا أَدري أَلِلفَوزِ وَالغِنى

أُساقُ إِلَيها أَم أُساقُ إِلى القَبرِ

«Душа моя стала стремиться в Египет
И пустыни разделяют меня от нее,
Не знаю, Всевышним клянусь,
Богатство меня ожидает,
Иль слава,
Или, может, к могиле своей я стремлюсь»
[34].

Судьба ответила на его вопросы. Имам аш-Шафии нашел в Египте всё, о чем читал в своем стихотворении. Он стал обеспеченным ученым, достиг невероятной славы и успеха, продолжая писать книги и распространяя знания. В Египте он нашел и свою смерть.

Имам аш-Шафии и последнее путешествие в Египет.

В Египте имам аш-Шафии писал новые книги, пересмотрел свои старые взгляды, проработал многие вопросы. Там же произошла и окончательная трансформация его мазхаба. Живя в Египте, аш-Шафии глубоко изучил мазхаб имама аль-Лайса ибн Са’да и пересмотрел многие свои прежние позиции по вопросам права, сформировав таким образом мазхаб «аль-джадид». Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии читал лекции в мечети Амра ибн аль-Аса, считавшейся главной мечетью Египта. Его египетские ученики успешно конкурировали с доминировавшими в то время правовыми школами. Здесь он написал новую, сохранившуюся версию «ар-Рисаля» и большинство сочинений, вошедших в «Китаб Аль-Умм». Таким образом выясняется, что имам аш-Шафии дважды писал «ар-Рисаля»: в Багдаде, затем в Египте. Старая «ар-Рисаля» была написана в Багдаде по просьбе Абдуррахмана ибн Махди. Новая «ар-Рисаля» появилась после завершения им большинства книг, которые вошли в состав книги «аль-Умм». Имам аш-Шафии не писал эти книги собственноручно. Он диктовал их своему близкому ученику Раби’ ибн Сулейману аль-Муради. В Египте были написаны практически все книги нового периода аш-Шафии. Новая юриспруденция имама, разработанная в Египте, не была юриспруденцией народа Медины и народа Ирака. Это было сочетанием того и другого, объединение двух методологий в единое целое. Было бы неразумным полагать, что он примет какую-либо принципиальную сторону из этих враждующих точек зрения, не соблюдая точного и контролируемого баланса между ними. Тем более после того, как он изучил разницу во взглядах людей Хиджаза и людей Ирака. Он отдавал каждым из них дань уважения и признания.

Передается, что имам аш-Шафии прежде, чем приехать в Египет, интересовался положением Египта у своего ученика Раби’ ибн Сулеймана аль-Муради. Когда же ему доложили, что в Египте имеются две группы (ханафитской и маликитской школы), враждующих между собой, имам аш-Шафии сказал: «Я привнесу им нечто из того, что объединит их»[35]. Так и случилось.

Имам Ахмад ибн Ханбаль говорил:

ما زلنا نلعن أهل الرأي ويلعنوننا، حتى جاء ‍الشافعي فمزج بيننا

«Мы не переставали проклинать мнения людей и не переставали они проклинать нас, пока не пришел имам аш-Шафии, который объединил наши методы»[36].

Знания аш-Шафии, которые касались арабского языка, всех источников права, истории, разногласий, понимание квинтэссенции существующих разногласий и их проблематику, позволили ему взглянуть на эти вопросы с совершенно новой стороны[37]. Ученые, читавшие книгу «ар-Рисаля», которая в свете научного наследия имела исключительную роль, признавались, что не читали ничего подобного этой книге. Они не переставали молиться за благополучие и имама аш-Шафии на протяжении всей своей жизни.

Ученики и учителя мама аш-Шафии.

 

Учителя в Мекке:

Суфьян ибн Уейна (ум. в 198 г.х)

Имам аш-Шафии говорил о нем:

«Если бы не Малик и Суфьян ибн Уейна, знания бы ушли из Хиджаза».

Муслим ибн Халид аз-Занджи (ум. в 180 г.х)

Был одним из числа основных учителей имама аш-Шафии в период его становления в Мекке.

Сказал о нем Ибн Аби Хатим:

«Муслим являлся имамом в знании и юриспруденции».

Также учителями имама аш-Шафии в Мекке являлись: Салим ибн Саид, Дауд ибн Абдурахман аль-Аттар и другие.

Учителя в Медине:

Малик ибн Анас (ум. в 179 г.х)

Один из больших ученых ислама, основатель маликитского мазхаба.

Имам аш-Шафии говорил о нем:

«Если бы не Малик и Суфьян ибн Уейна, знания бы ушли из Хиджаза».

Ибрахим ибн Саад аль-Ансари (ум. в 183 г.х)

Один из больших ученых ислама.

Абдулазиз ибн Мухаммад ад-Дараварди (ум. в 187 г.х)

Ученый, мухаддис. От него передавали такие ученые, как Суфьян ас-Саври, Исхак ибн Рахавейх и другие.

– Ибрахим ибн Аби Яхья (ум. в 184 г.х)

Один из мухаддисов и передатчиков хадисов. Имам аш-Шафии высказывался о нем с хорошей стороны.

Также учителями имама аш-Шафии в Медине являлись: Абдуллах ибн Нафи’ и другие.

Его учителя в Йемене:

Хишам ибн Юсуф ас-Сан’ани (ум. в 197 г.х)

Один из больших ученых хадиса в Йемене.

Ахмад ибн Ади говорил о нем:

«У него прекрасные хадисы, и ученые хадиса передавали от него».

Яхья ибн Хассан ат-Туниси вль-Бакри (ум. в 208 г.х)

Один из ученых хадиса с хорошей репутацией.

Также учителями имама аш-Шафии в Йемене являлись: Амр ибн Аби Саляма ат-Туниси, Мутарраф ибн Мазин и другие.

Его учителя в Ираке:

Мухаммад ибн Хасан аш-Шайбани (ум. в 189 г.х)

Один из больших ученых-юристов своего времени. Имам аш-Шафии отзывался о нем с теплотой.

Ваки’ ибн аль-Джаррах (ум. в 197 г.х)

Сказал Имам Ахмад Ибн Ханбаль про Ваки` Ибн Аль-Джарраха:

«Я не видел ни больше собравшего знания, ни более запомнившего из знания, чем Ваки`».

Абдулваххаб ибн Абдулмаджид (ум. в 194 г.х)

Один из ученых хадиса своего времени.

Также учителями имама аш-Шафии в Ираке являлись: Исмаиль ибн Ибрахим Миксам аль-Асади, Хаммад ибн Усама, Аюб ибн Сувейд ам-Рамли и другие[38].

Его известные ученики:

Раби’ ибн Сулейман (ум. в 270 г.х)

Один из основных учеников имама аш-Шафии, который передавал от своего учителя и записывал его книги под диктовку.

Имам аш-Шафии говорил о нем:

«Он из моих последователей, ар-Раби, обладает самой сильной памятью».

Харис аль-Мухасиби (ум. в 242 г.х)

Один из учеников имама аш-Шафии, известный имам, суфий.

Ибрахим ибн Халид Абу Савр (ум. в 246 г.х)

Один из юристов Багдада. Упоминается, что когда аш-Шафии явился в Ирак в первый раз, Ибрахим

оставил свой мазхаб и принял мазхаб имама аш-Шафии.

Ахмад ибн Ханбаль говорил о нем:

«Я знаю его как приверженца пророческой сунны!».

Абу Ибрахим Исмаиль ибн Яхья аль-Музани (ум. в 264 г.х)

Один из учеников имама аш-Шафии. Благодаря глубоким познаниям в области хадисов, заслужил почтительное обращение «хафиз». Сыграл одну из ключевых ролей в распространении мазхаба имама аш-Шафии.

Имам аш-Шафии говорил о нем:

«Аль-Музани помощник моей школы!».

Ахмад ибн Ханбаль (ум. в 241 г.х)

Имам, факих, не нуждающийся в представлении. Один из четырех признанных имамов мусульман.

Также его учениками являлись: Хусейн ибн Али аль-Карабиси, Хармаля ибн Яхья, Юсуф ибн Яхья аль-Бувейти, имам аль-Хавляни, имам аз-За’фирани и многие другие.

Семья.

 

Жену имама аш-Шафии звали Хамда бинт Нафи ибн Анбас ибн Амр ибн Усман ибн Аффан. Первого сына имама Аш-Шафии звали Абу Усман Мухаммад ибн Мухаммад ибн Идрис, и он работал судьей. У имама также был еще один сын по имени Абу аль-Хасан ибн Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии, который был еще ребенком, когда умер его отец. У имама также были две дочери от жены, которую звали Дананир, а именно Фатима и Зайнаб[39].

Имам аш-Шафии: поклонение и личные качества.

Усердие в чтении Корана

Абу Бакр аль-Байхаки в книге «Манакиб аш-Шафии приводит:

ان الشافعي يختم ستين ختمة في شهر رمضان: ختمة بالنهار، وختمة بالليل.

أخبرنا أبو عبد الله الحافظ، قال: أخبرني الزبير بن عبد الواحد، قال: سمعت أبا المؤمل: عباس بن الحسين، بأرسوف، يقول:

سمعت بحر بن نصر، يقول: كنا إذا أردنا أن نبكي قلنا بعضنا لبعض: قوموا بنا إلى هذا الفتى المطلبي يقرأ القرآن،

«Хармаля ибн Яхья передает, что имам аш-Шафии читал Коран людям в мечети Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), когда ему было тринадцать лет. Раби’ передал, что имам прочитывал весь Коран тридцать раз в месяц, а в месяц Рамадан прочитывал его шестьдесят раз, один раз ночью и один раз днем. Передается от Яхьи ибн Насра, что раньше, когда им хотелось плакать, некоторые из них говорили другим: “Идите к молодому человеку из Бану Муталлиб, чтобы послушать его чтение Корана.”»[40].

Сила аргументации и понимания религии

Имам Абу Бакр аль-Байхаки приводит следующую историю:

دخل إسحاق بن راهويه، وأحمد بن حنبل، ويحيى بن معين، مَكَّةَ، وأَرادُوا عبد الرَّزاق، فدخلوا مسجد الحرام، فرأوا رجلا شابا على كرسي، وحوله الناس وهو يقول: يا أهل الشام، ويا أهل العراق، سلوني عن سنن رسول الله، صلى الله عليه وسلم. فقلنا لرجل: مَنْ هذا الجالس؟ فقال المُطَّلِبيّ الشافعي. قال إسحاق: فقلت لأحمد بن حنبل: يا أبا عبد الله مُرّ بنا إليه نجعل طريقنا عليه. قال: فلما قمنا عليه قلنا: يا أبا عبد الله، سله عن حديث النبي، صلى الله عليه وسلم: «أمْكِنُوا الطير في أَوْكارِها» فقال: وما تصنع بهذا؟ هذا مُفَسَّرٌ: دعوا الطير في ظلمة الليل في أوكارها. فقال إسحاق: والله لأسألنه: يا مُطَّلبي، ما تفسير قول النبي، صلى الله عليه وسلم: «أمكنوا الطير في أوكارها»؟ وقال لي: يا شافعي، ما تفسير هذا الحديث؟

فقلت: كان أهل الجاهلية إذا أرادوا سفراً عَمَدُوا إلى الطير فَسَرَّحُوها، فإن أخذت يميناً خرجوا في ذلك الفأل، وإن أخذت يساراً، أو رجعت إلى خلفها – تَطَيَّرُوا ورجعوا. فلما أن بُعِثَ النبي، صلى الله عليه وسلم، قدم مكة فنادى في الناس: «أمكنوا الطير في أوكارها، وبَكِّرُوا على اسم الله».

قال إسحاق لأحمد: يا أبا عبد الله، لو لم نرحل من العراق إلى الحجاز إلا في تفسير هذا الحديث لكانت لنا غنيمة

«Однажды Ахмад ибн Ханбаль, Исхак ибн Рахавейх и Яхья бин Маин вошли в Мекку и пожелали посидеть в собрании Абдурраззака. Когда они вошли в запретную мечеть, то увидели сидящего на стуле молодого юношу в окружении людей. Молодой человек говорил: “О жители Шама и Ирака, спрашивайте меня о хадисах Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует)”. Услышав эту речь, Исхак ибн Рахавейх спросил у рядом сидящего мужчины: “Кто этот юноша?”. Ему ответили: “Это имам аш-Шафии из Бану Муталлиб”. Исхак ибн Рахавейх сказал имаму Ахмаду: “Давай сядем на его собрании”, а затем, когда они сели в его собрании, Исхак ибн Рахавейх сказал имаму Ахмаду: “О Абу Абдуллах, спроси этого юношу о словах Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует): “Позвольте птицам спокойно сидеть в их гнёздах””. Имам Ахмад ответил: “Смысл этого хадиса ясен: пусть птицы укрываются на ночь в своих гнездах”. Исхак ибн Рахавейх сказал: “Клянусь Аллахом, я спрошу у него об этом хадисе”, затем он обратился к имаму аш-Шафии: “О юноша из Бану Муталлиб, каково разъяснение слов Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует): “Позвольте птицам спокойно сидеть в их гнездах?””. Имам аш-Шафии ответил: “Во времена невежества, когда жители Мекки хотели отправиться в путь, они выпускали птицу. Если птица улетала вправо, значит, по предзнаменованию, они настраивались в дорогу оптимистично. Если птица улетала влево, то они отказывались от путешествия в ожидании чего-то дурного. Поэтому, Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) запретил это, сказав: “Позвольте птицам спокойно сидеть в их гнёздах””. Исхак ибн Рахавейх сказал имаму Ахмаду: “О Абу Абдуллах, если бы мы отправились из Ирака в Хиджаз, только для того, чтобы найти толкование этого хадиса, это было бы трофеем”»[41].

Набожность

Имам аш-Шафии проявлял аскетичный образ жизни во всех её аспектах, поскольку он стремился к довольству Аллаха, и стремился к ней на протяжении всей своей жизни. Ради этой цели он жил. Он отстранялся от мирских соблазнов, уделяя приоритетное внимание духовности и нравственности, достигая чистого и искреннего поклонения.

Имам Фахруддин ар-Рази передает:

قال الربيع كان الشافعي قد جعل الليل ثلاثة أثلاث في الأول يكتب وفي ثاني ينام وفي الثالث يصلى

«Раби’ Аби Сулейман сказал: “Имам аш-Шафии разделял ночь на три части: в первую часть ночи он писал, во вторую часть ночи он спал, в третью часть ночи он молился”»[42].

Имам аш-Шафии говорил:

لا حلفت بالله لا صادقا ولا كاذبا

«Я не клялся именем Аллаха ни в правде, ни во лжи»[43].

Мухаммад ибн Абдуллах ибн Абд аль-Хакам говорил:

«Однажды я выдвинулся к имаму аш-Шафии, когда он был в Ираке, для того, чтобы взять у него знания. Когда я прибыл в Ирак, я хотел совершить омовение. Кто-то сказал мне: “О юноша, соверши омовение хорошим образом, и пусть Аллах отнесется хорошо к тебе”. Я последовал за этим человеком, затем он снова сказал: “Знай, кто верит в Аллах спасется. И у кого была хорошая религия, то будет в безопасности, а кто аскетичен в этом мире, тогда его глаза всегда будут счастливы, видя награду от Бога в завтрашний день”. Тогда человек снова сказал: “Будь честным человеком в этом мире и человеком, который вверяется Аллаху во всех своих делах, тогда ты будешь в безопасности”. Я спросил людей об этом человеке, и они сказали, что его зовут Мухаммад бин Идрис аш-Шафии»[44].

Раби’ ибн Сулейман говорил:

وقال الربيع بن سليمان: كان الشافعى يختم فى كل ليلة ختمة، فإذا كان فى شهر رمضان ختم فى كل ليلة ختمة، وفى كل يوم ختمة، فكان يختم فى شهر رمضان ستين ختمة

«Имам аш-Шафии завершал чтение корана каждую ночь, а в месяц Рамадан он завершал чтение каждый день и  каждую ночь. В месяц Рамадан он завершал чтение Корана шестьдесят раз»[45].

Хусейн ибн Али аль-Карабиси говорил:

وقال الحسين بن علي الكرابيسي: «بتُّ مع الشافعي ثمانين ليلة، كان يصلي نحو ثلث الليل، لا يمر بآية رحمة إلا سأل الله لنفسه وللمؤمنين أجمعين، ولا يمر بآية عذاب إلا تعوّذ بالله منها، وسأل النجاة لنفسه ولجميع المسلمين، وكأنما جُمع له الرجاءُ والرهبةُ

«Я провел вместе с аш-Шафии восемьдесят ночей, и треть ночи он проводил в молитве. Он не читал слова Всевышнего, в которых говорится о милости, кроме как просил Аллаха её для себя и для всех верующих. И не читал он слова Всевышнего о наказании, кроме как просил у Аллаха защиты и спасения от этого для себя и для всех мусульман, словно в нем объединились страх и надежда»[46].

Щедрость имама и его благотворительность

Раби’ Аби Сулейман сказал:

ان الشافعي راكب حمار فمر على سوق الحذائين فسقط سوطه من يده فوثب غلام من الحذائين فأخذ السوط ومسحه بكمه وناوله إياه قال الشافعي لغلامه:

إدفع تلك الدنانير إلى هذا الفتى قال الربيع: فلست أدري تسعة دنانير أو سبعة

«Однажды, имам аш-Шафии ехал на своем осле. Когда он проходил через рынок железа, его кнут упал. Затем мальчик, который был на рынке, подошел чтобы взять кнут и поднял его имаму аш-Шафии. Имам аш-Шафии тут же велел дать ребенку динары. Динары, данные ребенку, составили семь динаров или больше»[47].

Мухаммад ибн Абд аль-Хакам сказал:

«Имам аш-Шафии, однажды, посетил мой дом и сказал: “Садись на мою лошадь”, и я сел на нее. Затем он снова сказал: “Иди вперед и отступи”. Я так и сделал. Затем он сказал: “Я вижу, что ты хорошо умеешь на ней ездить, так что возьми ее в подарок”. Он также сказал: “Щедрость покроет позор человека в этом мире и в загробной жизни”»[48].

Абу Бакр аль-Байхаки приводит слова Раби’ ибн Сулеймана:

أخبرنا أبو عبد الله الحافظ أخبرني أبو أحمد بن أبي الحسن نا عبد الرحمن بن أبي حاتم الرازي نا الربيع بن سليمان قال: تزوجت فسألني الشافعي: كم أصدقتها قلت: ثلاثين دينارا فقال: كم أعطيتها قلت: ستة دنانير فصعد دارا وأرسل إليّ بصرة فيها أربعة وعشرون دينارا

«Я женился. Спустя некоторое время, имам аш-Шафии спросил о том, какую сумму денег я определил в качестве брачного дара для жены. Я ответил: “Тридцать динаров”. Имам аш-Шафии спросил о том, сколько я выплатил, и я ответил: “Только шесть динаров”. Позже, когда я достиг своего дома, имам аш-Шафии отправил мне 24 динара»[49].

Дух неукоснительной приверженности сунны

Имам аш-Шафии был прозван «помощником сунны», когда находился в Багдаде. В своем следовании сунне, имам аш-Шафии обращал внимание даже на не выразительные детали. Например, он пил воду только стоя. Также сообщается, что когда имам аш-Шафии пришел в Египет, некоторые египетские наместники просили его остановиться с ними в их резиденции, но он отказался, сказав: «Я хочу остаться с моими дядями из Бану Азд».

Имам Абу Бакр аль-Байхаки сказал:

وإنما فعل ذلك اقتداء برسول الله فإنه لما قدم المدينة نزل علي أخواله من بنى النجار

«Имам аш-Шафии решил жить со своими дядями для подражания действиям Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), который решил остановиться в доме своих дядей из Бану Наджар, когда переселился в Медину».

Имам аш-Шафии говорил: «Все достоверные хадисы от Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) — это мое слово. Даже если они не дошли до меня»[50].

Абу Бакр аль-Байхаки приводит:

جاء رجل إلى الشافعى يملى عليه كتاب وصيته ، فأراد الشافعى أن يكتب: بسم الله الرحمن الرحيم ، فقال: ليس هكذا أريد ولكن اكتب: إن أتى على ريب من الزمان ، فلما ابتدأ بالكلام رفسه الشافعى برجله فألقاه على ظهره ثم قال: قم يا زنديق

«Пришёл человек к аш-Шафии, чтобы он составил ему завещание. И аш-Шафии хотел было начать писать с “Бисмилляхи ар-рахман ар-рахим”, а этот человек сказал ему: “Я хочу начать не так, а вот так: “Если случатся со мной превратности судьбы..””. И имам аш-Шафии, услышав эти слова, пнул его ногой так, что тот опрокинулся на спину. Имам сказал ему: “Вставай отсюда, о еретик!”»[51].

Красноречие имама аш-Шафии

Раби’ Аби Сулейман сказал:

لو رأيت الشافعي وحسن بيانه وفصاحته لتعجبت منه، ولو أنه ألَّف هذه الكتب على عربيته التي يتكلم بها، لم يُقدر على قراءة كتبه

«Если вы увидите красоту разъяснений имама аш-Шафии, вы останетесь поражены. Но в своих трудах он больше усердствует в разъяснении, облегчая понимание смысла, в этом случае он оставляет красноречие ради облегчения понимания»[52].

Внешний вид имама аш-Шафии

 

Ахмад ибн Синан говорил:

«Я видел его с рыжей бородой и волосами, то есть он имел обыкновение окрашивать их».

Имам аз-За’фирани говорил:

«Аш-Шафии посетил нас в Багдаде в 195-м году. Он оставался с нами в течение нескольких месяцев, затем уехал. Он красил свои волосы хной, и у него были худые щеки»

Имам аш-Шафии основоположник «усуль аль-фикх»

До имама аш-Шафии люди дискутировали, обсуждали и разногласили по вопросам фикха, ведь у них не было конкретизированных правил, на которые можно было бы ссылаться. Это было одной из причин частых дискуссий  и недопониманий среди ученых. Имам аш-Шафии первым изложил основы и правила, раскрывая уровни религиозных доказательств[53]. Это то, в чем нет разногласия среди ученых.

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

اتفق الناس على أن أول من صنف في هذا العلم هو الشافعي، وهو الذي رتب أبوابه، وميز بعض أقسامه عن بعض، وشرح مراتبه في الضعف والقوة

«Единогласны ученые в том, что первым, кто написал книгу в области “усуль аль-фикха”, был имам аш-Шафии. Он упорядочил главы и разделил каждую часть, а затем объяснил их степени с точки зрения слабых и сильных сторон»[54].

Имам Такиюддин ас-Субки пишет:

هو أول من صنف في أصول الفقه لا يمتري في ذلك إلا معاند

«Имам аш-Шафии – первый, кто написал работу по “усуль аль-фикх”, и не станет сомневаться в этом никто, кроме упрямого»[55].

Имам аль-Иснави пишет:

كان إمامنا الشافعي رضي الله عنه هو المبتكر لهذا العلم بلا نزاع وأول من صنف فيه بالإجماع

«Наш имам аш-Шафии был новатором этой науки и нет в этом разногласий. Единогласны ученые в том, что первым, кто написал труд по этой дисциплине, являлся аш-Шафии»[56].

Шафиитская школа юриспруденции и её распространение.

Шафиитский мазхаб, как одна из четырех основных школ исламской юриспруденции, занимает значительное место в богатом наследии правовой мысли. В сфере исламской юриспруденции аш-Шафии следовал текстам Откровения — Корану и Сунне —, а также учитывал единогласия ученых и суждение по аналогии (кияс). Имам аш-Шафии, как уже упоминалось, разработал уникальные принципы «усуль аль-фикх», что позволило ему гармонизировать между суждением и сформированными юридическими правилами. Таким образом, можно заявить, что шафиитский мазхаб распространился благодаря научной репутации самого аш-Шафии. Его знания и достижения в научной отрасли привлекало множество учеников, которые позже стали выдающимися учёными и распространили его методологию по всему исламскому миру.

Доктор Мухаммад Абу Захра пишет:

انتشر المذهب الشافعي بعد مقامه في مصر فظهر في العراق كثر اتباعه في بغداد وغلب على كثير من بلاد خراسان وتوران والشام واليمن ودخل ما وراء النهر وبلاد فارس والحجاز وبعد بلاد الهند وتسرب إلى بعض شمال أفريقية والأندلس بعد سنة 300 كما في الفوائد البهية

«Шафиитская школа распространилась после своего основания в Египте, затем проявилась в Ираке. Ее последователи увеличились в Багдаде, она также доминировала во многих городах Хорасана, распространилась в Леванте и Йемене, проникла в Фараруд, в города Персии и Хиджаза. После она достигла городов Индии, затем достигла некоторых районов Северной Африки. После 300 гг.х. она достигла и Андалусии»[57].

Что касается Египта, который считается родиной шафиитского мазхаба, то мазхаб имама аш-Шафии утвердился в нем и был распространен вплоть до основания государства фатимидов, которые потом упразднили его. Фатимиды, как династия шиитских халифов и имамов, заменили шафиитский фикх на школу «ахль аль-бейт». Когда династия прекратила свое существование во время правления Салах ад-Ддина аль-Аюби, шафиитская школа в Египте была вновь оживлена. Причиной этому послужила особая забота династии Айюбидов в отношении шафиитского мазхаба, правители которых были в основном последователями шафиитской школы мысли.

Доктор Мухаммад Абу Захра пишет:

صلاح الدين يسوف بن أيوب أحيا المذاهب المعروفة وأبطل العمل بالمذهي الشيعى وجعل للشافعي الحظ الأكبر من عنايته فقد كانوا جميعا شافعية إلا عيسى بن العادل

«Султан Салах ад-Дин аль-Аюби возродил известные школы и отменил практику шиитов. Он отдал шафиитам дань, благодаря своей особой заботе, которую проявляли все Аюбиды, поскольку все они были шафиитами, за исключением Исы ибн Адиля, который был ханафитом»[58].

После Айюбидов пришло государство Бахрия Мамлюков, при котором популярность шафиитской школы мысли ничуть не уменьшилась. Правители этой династии тоже  были шафиитами, за исключением Сайфудина аль-Кутуза, который являлся ханафитом. Он не оказал никакого влияния на шафиитскую школу, утвердившуюся в династии, из-за своего непродолжительного правления.

После прихода Османской империи в Египет, шафиитская школа мысли потеряла свой официальный статус в этом регионе. Шафиитскую школу заменил ханафитский мазхаб. Однако сердца жителей Египта привыкли к шафиитской школе, что, несмотря на смену вектора, египтяне старались соблюдать и придерживаться прежнего мазхаба.

Доктор Мухаммад Абу Захра пишет:

وإذا كان المذهب الشافعي قد فقد مكانته الرسمية في الدولة فقد بقيت له منزلته في الشعب المصري فإنه هو والمذهب المالكي قد تغلغل في نفس الشعب حتى إنه يتدين في عبادته على مقتضى هذين المذهبين في ريف مصر وقراها إلي يومنا

«Если шафиитский мазхаб и потерял свой официальный статус в государстве, то ее степень среди египетского народа продолжает сохраняться. Шафиитские и маликитские мазхабы проникли в души людей до такой степени, что они продолжали поклоняться в соответствии с этими двумя правовыми школами в сельской местности и деревнях, что можно наблюдать и по сей день»[59].

Что касается Шама[60], то до распространения шафиитского мазхаба, в нем был распространен мазхаб имама аль-Авзаи. Первым человеком, который внедрил в него шафиитскую школу, был кадий Мухаммад ибн Усман ад-Димашки аш-Шафии[61]. В «Тарихе» имама аз-Захаби о событиях 347-го года по Хиджре упоминается о смерти муфтия Абу аль-Хасана Ахмада ибн Сулейман аль-Хазлями, который являлся последним судьей мазхаба аль-Авзаи в Дамаске. С этого периода, шафиитский мазхаб в Дамаске стал укрепляться.

Что касается Ирака, то в нем преобладал ханафитский мазхаб имам аль-азама Абу Ханифы. Так или иначе, мазхаб имама аш-Шафии нашел свое распространение в Багдаде, хоть он и был далек от лидерства и преобладания над мазхабом Абу Ханифы. Несмотря на это, некоторые ученые шафиитского мазхаба Багдада имели высокий статус в обществе.

Что касается городов Хорасана и Фараруда, то шафиитский мазхаб имел среди них высокий статус. Ученые шафиитского мазхаба, ученики имама аш-Шафии и ученики его учеников приложили немало усилий для распространения и развития шафиитской правовой школы.

Имам Шамсуддин ас-Сахави в своей книге «аль-И’лян би-т-тавбих» пишет:

أن الحافظ عبد الله محمد بن عيسي المروزي هو الذي أظهر مذهب الشافعي في بمرو وخراسان

«Хафиз Абдуллах Мухаммад ибн Иса аль-Марвази был тем, кто выявил шафиитский мазхаб в Марве и Хорасан»[62].

Имам ас-Сахави в книге «аль-И’лян» также отмечает, что первым, кто привнес шафиитский мазхаб в Исфирайин был Я’куб ибн Исхак аль-Исфарайини (ум. в 316 г.х ). Таким образом, мы можем заметить, что именно ученые брали на себя груз ответственности за распространение шафиитского мазхаба, и, порой, транспортировали с собой книги на разные исламские континенты. Затем, прошла эпоха учеников аш-Шафии, этапов активного развития шафиитского мазхаба и вынесения фетв, эпоха великих ученых шафиитов, как Абу Хамид аль-Исфарайини, Абу Усман ас-Сабуни, Абу Бакр аль-Байхаки, Абу аль-Касим аль-Кушайри, Абу Исхак аш-Ширази, Абу Мухаммад аль-Багави, Абу ат-Тайиб ат-Табари и Абу аль-Хасан аль-Маварди, Абу Бакр аль-Маррузи, известный как аль-Каффаль младший, Абу Мухаммад аль-Джувайни, Кади Хусейн и многие другие. Многие из этих ученых достигли степени иджтихада и были способны создать свой собственный мазхаб, однако они следовали школе имама аш-Шафии, отдавая ему дань уважения и признания.

На сегодняшний день шафиитский мазхаб распространен во всех странах, где проживают мусульмане, и занимает второе место по численности приверженцев после ханафитской школы. Он распространен в таких странах как Сирия, Палестина, Ливан, Иордания, Египет, Малайзия, Индонезия, а также на Кавказе и во многих других уголках исламского мира.

Стоит отметить, что в Дагестане издавна принято следовать мазхабу имама аш-Шафии. Назир ад-Дургели в «Нузхат уль-Азхан» говорит, что причиной распространения шафиитского мазхаба в Дагестане являются дагестанские путешественники. Прибывшие в Багдад жители Дагестана стали приобретать знания в науках и литературе. В Багдаде была распространена школа аш-Шафии.

Имам аш-Шафии в науке толкования Корана

Высокий статус имама аш-Шафии в науке толкования Корана очевидна как для исследователей, так и для студентов. Настолько, что невозможно представить книгу по толкованию Корана, чтобы она была лишена толкований имама аш-Шафии, особенно аятов, которые касаются постановлений. Имам аш-Шафии в своих толкованиях старался строго ограничиваться текстами сунны.

Доктор Ахмад ибн Мустафа аль-Фарран пишет:

يعتمد على المأثور كتاب أو سنة أو أقوال صحابة أولا إذا وجد وإلا فالإجماع إذا وجد وهذا نادر كما ذكرنا

«Имам аш-Шафии в своих толкованиях первоначально опирался на тексты шариата. А это либо книга Аллаха, либо пророческая сунна, либо слова сподвижников. А если не находил ничего из этого, он опирался на единогласие ученых»[63].

Имам аш-Шафии опередил многих в том, что основывал свои толкования на научном подходе, а инструменты для толкования находились в его распоряжении, благодаря знанию сунны и приобретения сокровищниц знаний в различных исламских континентах своего времени. Он был знаком с толкованиями таких ученых этой науки, как Суфьян ибн Уейна, Муджахид, Тавус, Ата, Икрима, Малик ибн Анас, аш-Ша’би, Алькама и многие другие. Он перенял этот кладезь знаний от их учеников или от них самих непосредственно. Его толкования также прекрасны благодаря хорошему освоению арабского языка. По этой причине, мы находим толкования имама аш-Шафии одними из наиболее скрупулезных, рассматривающих коранические аяты с точки зрения языка и его грамматики. И, если мы говорим, что имам аш-Шафии был основоположником науки «усуль аль-фикх», как передается в этом единогласие ученых[64], то не будет лишним также отметить достижения имама аш-Шафии в развитии науки толкования Корана и его познания в этой дисциплине.

Доктор Ахмад ибн Мустафа аль-Фарран пишет:

أنه وضع قواعد في علم التفسير كان سباقا إليها تشمل الخاص والعام واللفظ المطلاق والمقيد وضوابط للنسخ والقياس وغير ذلك

«Имам аш-Шафии установил правила в науке толкования Корана. Они содержали в себе разъяснения общего и частного, обобщенного и ограниченного, аналогию, нормы и правила отменяющих и отмененных аятов, и другое»[65].

Таким образом, имам аш-Шафии являлся реформатором науки толкования Корана.

Юнус ибн Абд аль-А’ля говорил:

فكان الشافعي إذا أخذ في التفسير كأنه شهد التنزيل

«Имам аш-Шафии, если брался за толкование какого-то аята, то казалось, будто он был свидетелем его Откровения»[66].

К сожалению, полное толкование Священного Корана не было передано от имама аш-Шафии, но все же его толкования были переданы в более чем 745 аятах, в 95 сурах Корана[67]. Такое количество толкований является богатством в науке толкования Корана. Исследовав книгу доктора Ахмада ибн Мустафы аль-Фаррана и его расчеты количества переданных толкований от имама аш-Шафии, мы решили упомянуть их в этой статье в ознакомительных целях, затронув в цифрах количество растолкованных аятов в каждой суре.

Толкования имама аш-Шафии:

«Аль-Бакара» (83 аята), «ан-Ниса» (64 аята), «Тавба» (50 аятов), «аль-Маида» (38 аятов), «аль-Ан’ам» (26 аятов), «аль-Имран» (25 аятов), «ан-Нур» (25 аятов), «аль-Ахзаб» (22 аята), «аль-А’раф» (18 аятов), «аль-Исра» (18 аятов), «ан-Нахль» (18 аятов), «Шуара» (15 аятов), «аль-Худ» (14 аятов), «аль-Анфаль» (12 аятов), «аль-Анбия» (12 аятов), «аль-Хадж» (12 аятов), «ар-Раад» (9 аятов), «аз-Зухруф» (9 аятов), «Мумимун», «Фуссилят», «аль-Худжурат», «ан-Наджм» (по 8 аятов), «аль-Хиджр», «аль-Фуркан», «аз-Зумар», «аль-Фатх», «ат-Таквир», «Нух», «аль-Муджадиля» (по 7 аятов), «Юсуф», «Марьям», «Та Ха», «ар-Рум», «аш-Шура», «аль-Хашр», «аль-Баляд», «аль-Мурсаля» (по 6 аятов), «ат-Таляк», «аль-Вакиа», «аль-Музаммиль», «аль-Инсан» (по 5 аятов), «Юнус», «Ибрахим», «аль-Кахф», «аль-Кисас», «аль-Ункубат», «Ясин», «Мухаммад», «аль-Каф», «ас-Саффат», «аль-Мунафикун», «Джума», «ат-Тарик», «аль-Маун» (по 4 аята), «аль-Фатиха», «аль-Сад», «аль-Мумтахана», «ат-Тагабун», «аль-Мааридж», «ат-Тахрим», «ан-Назиат», «аль-Аля», «аль-Байина», «аз-Зульзилят», «аль-Аср» (по 3 аята), «Лукман», «ас-Саджда», «аль-Фатир» «аз-Зарият», «аль-Камар», «аль-Лейль», «аль-Кафирун», «аль-Фаляк», «ас-Сафф», «аль-Мульк», «аль-Джасия» (по 2 аята), «ан-Намль», «аль-Гафир», «аль-Ахкаф», «аль-Калям», «ат-Тур», «Джин», «аль-Кияма», «аль-Мудассир», «Мутаффифин», «аль-Иншикак», «аль-Бурудж», «аль-Гашия», «аш-Шарх», «аш-Шамс», «аль-Кадр», «аль-Аляк», «аль-Курайш», «аль-Ихляс», «ан-Нас» (по 1 аяту).

Можно заметить, что многие суры, на которые передается толкование имама аш-Шафии, в основном касаются повелений и запретов. Это говорит о том, что юриспруденция имама аш-Шафии строилась на основе Священного Корана и правильного толкования. Имам аш-Шафии уделял огромное внимание основным источникам права в своих постановлениях.

Имам аш-Шафии в науке хадиса и его знания в этой области.

 

Имам являлся одним из ученых в области хадисов и обладал прекрасной памятью. Доказательством этого является его встреча с имамом Маликом.

Имам Фахрудин ар-Рази приводит:

، ثم قال : نعم وكرامة ، إذا كان غدا تجيء ويجيء من يقرأ لك الموطأ ، قال : فقلت : فإني أقوم بالقراءة ، قال : فغدوت عليه وابتدأت أن أقرأه ظاهرا والكتاب في يدي ، فكلما تهيبت مالكا وأريد أن أقطع القراءة أعجبه حسن قراءتي وإعرابي ، يقول لي : بالله يا فتى زد حتى قرأته في أيام يسيرة

«Имам Малик сказал имаму аш-Шафии: “Милость и почтение. Приходи ко мне завтра с тем, кто читал бы тебе книгу”. Аш-Шафии сказал ему: “Я сам буду читать”. И он пришел на следующий день и стал читать наизусть, а книга была в его руках. Всякий раз, когда он испытывал почтительный страх к Малику и хотел остановиться, он был восхищен моим прекрасным чтением и грамматическим разбором, и говорил: “О юноша, продолжай”. И так продолжалось до тех пор, пока он не закончил читать его книгу за короткие дни»[68].

Эта история служит веским доказательством уровня имама аш-Шафии в науке хадиса и предрасположенности к запоминанию пророческих изречений. Ведь запоминание такого объемного сборника в столь юном возрасте поддается не каждому. Более того, он читал столь изыскано, что имам Малик просил продолжать всякий раз, когда имам аш-Шафии прерывал свое чтение, это говорит о высокой степени маленького имама. Сообщается, что Ахмад ибн Ханбаль слушал книгу «аль-Муватта» от имама аш-Шафии после того, как выслушал ее от многих других ученых. Имам Ахмад говорил, что аш-Шафии является наиболее доверенным передатчиком среди всех ученых, от кого ему довелось слышать этот сборник.

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

إن أكابر علماء علماء أقروا له بالفضل والقوة في هذا العلم روى أن أحمد بن حنبل سئل هل كان الشافعي صاحب حديث فقال أي والله كان صاحب حديث

«Великие учёные в области хадиса признали его силу и превосходство в этой науке. Передается от имама Ахмада ибн Ханбаля, что однажды его спросили о том,  является ли аш-Шафии из числа приверженцев хадиса. Он ответил: “Клянусь Аллахом! Он приверженец хадиса!”, и повторил это три раза»[69].

Имам Абу Бакр аль-Байхаки передает:

أنهم تناظروا عند أحمد فقال رجل لأحمد يا أبا عبد الله لا يصح فيه حديث فقال أحمد إن لم يصح فيه حديث ففيه قول الشافعي

«Некоторые люди имели разногласия с имамом Ахмадом. Один из них сказал имаму Ахмаду: “О Абу Абдуллах! В этом вопросе нет достоверного хадиса”. Имам Ахмад ответил: “Хоть в этом вопросе и нет достоверного хадиса, однако есть слово имама аш-Шафии!”»[70].

Имам Фахруддин ар-Рази, комментируя этот рассказ, пишет:

وأقول هذا تنصيص من أحمد على كمال علم الشافعي بالحديث ومما يقرر ذلك ما روي أنه سئل أحمد بن حنبل عمن مائة ألف حديث هل يفتي فقال لا قالوا فمئتي ألف قال لا قالوا فثلاثمائة ألف قال أرجو أن يجوز له ذلك دل ذلك على كمال علم الشافعي بالأحاديث

«Имам Ахмад отмечает совершенство и полноту знаний имама аш-Шафии в науке хадиса. Подтверждением этому служит передача от имама Ахмада о том, что кто-то спросил его: “Если кто-то запомнил сто тысяч хадисов от Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), разрешено ли этому человеку вынести фетву?”. Он ответил: “Нет”. Тогда человек снова спросил: “Что, если он запомнил двести тысяч хадисов?”. И он снова ответил: “Нет”. Тогда человек снова спросил: “А что, если он запомнит триста тысяч хадисов?”. Имам Ахмад ответил: “Я надеюсь, что в таком случае этому человеку  будет разрешено вынести фетву”. Это то, что указывает на совершенство имама аш-Шафии в науке хадиса»[71].

Имам Фахрудин ар-Рази говорит:

أخذ أحمد بن حنبل بيدي وقال: تعال حتى أذهب بك إلى من لم تر عيناك مثله، فذهب به إلى الشافعي

«От Исхака бин Рахавейха передается: “Однажды имам Ахмад взял меня за руку и сказал: “Иди сюда! Я отведу тебя к тому, после которого ты не встретишь никого, кто мог бы сравниться с ним”, и он отвел меня к имаму аш-Шафии”»[72].

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

وأما المتأخرون من المحدثين، فأكثرهم علما، وأقواهم قوة، وأشدهم تحقيقا في علم الحديث هؤلاء، وهم: أبو الحسن الدارقطني، والحاكم أبو عبد الله الحافظ، والشيخ أبو نعيم الأصبهاني والحافظ أبو بكر البيهقي والجوزقي والإمام الخطيب والإمام الخطابي الذى كان بحرا في علم الحديث وقيل في صفته جعل الحديث لأبي سليمان كما جعل الحديد لأبي سليمان ومراد منه داود عليه السلام الذى قال الله تعالى فيه وألنا له الحديد فهؤلاء العلماء صدور هذا العلم بعد الشيخين وهم بأسرهم متفقون علو تعظيم الشافعي والمبالغة في الثناء عليه ولكل واحد منهم تصنيف مفرد في مناقبه ماثره وفضائله

«Поздние ученые хадиса, известные своими знаниями и скрупулезностью в данной научной дисциплине, а именно ад-Даракутни, аль-Хаким, Хафиз Абу Нуайм аль-Асбахани, Хафиз Абу Бакр аль-Байхаки, Абу Бакр Мухаммад ибн Закария, Хатиб аль-Багдади, Абу Сулейман аль-Хатаби. Имам Абу Сулейман аль-Хатаби, известный ученый хадиса, обладал морем знаний в науке хадиса, про которого говорили, что он в хадисах понимает так же, как Пророк Дауд (мир ему) понимал о железе, как упомянуто в словах Аллаха: “Мы сделали железо мягким для него”[73]. Это ученые, которые широко известны в науке хадисов, после имамов аль-Бухари и Муслима. Они также являются учеными, которые прославляют и восхваляют имама аш-Шафии настолько, что у каждого из них есть свои труды о его достоинствах»[74].

Знания имама аш-Шафии в области языка
.

Имам аш-Шафии обладал изумительным красноречием и высоким уровнем познания арабской лингвистики. В этом сходятся ученые прошлого и настоящего.

Абу Усман аль-Джахиз говорил:

نظرت في كتب هؤلاء النابغة الذين نبغوا في العلم فلم أر أحسن تأليفا من المطلبي كأنه لسانه ينظم الدر

«Я читал книги многих талантливых людей. Но я никогда не видел книгу, которая была бы более совершенной, чем та, что написана ученым, происходящим из рода бану Мутталиба. Его речь как будто нанизанный жемчуг»[75].

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

مما يدل على قوة الشافعي في علم اللغةأن الإمام أبا منصور الأزهري ولا شك أنه كان من عظماء العلماء في علوم العربية قد اعترف للشافعي بالكمال والتمام في هذا العلم وصنف كتابا في شرح مشكلات ألفاظه وذكر في صدر ذلك الكتاب ثناء عظيما ومدحا عاليا للشافعي

«Что указывает на силу познаний имама аш-Шафии в области языка, так это слова имама Абу Мансура аль-Азхари: “И нет сомнений в том, что он один из больших ученых в лингвистике”. Он восхвалял имама аш-Шафии высшей степенью за его знания в этой области. Имам Абу Мансур написал книгу для разъяснения некоторых затруднительных выражений, которые употреблял имам аш-Шафии. В начале своей книги он высоко оценил знания имама. Что касается Абу Сулеймана аль-Хатаби, то он был гениальным ученым в области языка и хадисов. Он был одним из последователей имама аш-Шафии, признавших величие имама аш-Шафии в лингвистике»[76].

Познания имама аш-Шафии в области естественных наук.

Медицина

Имам аш-Шафии высоко ценил медицину и признавал ее важность в обществе. Он считал медицинское образование достойным, заслуживающим поощрения, после религиозного образования.

Сказал имам Ибн Аби Хатим:

الرَّبِيعُ بْنُ سُلَيْمَانَ، قَالَ: سَمِعْتُ الشَّافِعِيَّ، يَقُولُ: إِنَّمَا الْعِلْمُ عِلْمَانِ: عِلْمُ الدِّينِ، وَعِلْمُ الدُّنْيَا، فَالْعِلْمُ الَّذِي لِلدِّينِ هُوَ: الْفِقْهُ، وَالْعِلْمُ الَّذِي لِلدُّنْيَا هُوَ: الطِّبُّ

«Рассказал мне Раби Ибн Сулейман, что он слышал, как имам аш-Шафии сказал: “Знания есть двух типов: знания связанные с религией и те, что связаны с мирской жизнью. Первый — это фикх, а второй — медицина”»[77].

Имам аш-Шафии говорил:

لا أعلم علما بعد الحلال والحرام أنبل من الطب، إلا أن أهل الكتاب قد غلبونا عليه

«Я не знаю никакой науки, после науки о запретном и дозволенном, достойнее медицины. И жаль, что люди Писания одолели нас в ней»[78].

Астрология

В различных книгах по биографии упоминается, что имам-Шафии в детстве увлекался астрологией, затем покаялся, сжег все книги и перестал.

Имам Абу Бакр аль-Байхаки приводит:

كان الشافعي يديم النظر في كتب النجوم، وكان له صديق وعنده جارية قد حبلت فقال له: إنها تلد إلى سبعة  وعشرين يوماً بولد يكون في فخذه الأيسر خال أسود، ويعيش أربعة وعشرين يوما، ثم يموت. فجاءت به على النعت الذي وَصَفَ، وانقضت مدته فمات. فأحرق الشافعي بعد ذلك الكتب، وما عَاوَدَ النظر في شيء منها.

«Имам аш-Шафии заглядывал в книги по астрологии. У него был друг, у которого была беременная рабыня. Он сказал про нее: “Женщина через двадцать семь дней родит ребенка с черным родимым пятном на левом бедре, он проживет двадцать четыре дня и умрет”. Так и случилось. Имам аш-Шафии после этого сжег все книги по астрологии и больше ни в одну из них не заглядывал»[79].

В книге «Манакиб аш-Шафии» Фахруддина ар-Рази эта история приходит с небольшим отличием.  Уточняется, что это происходило в детстве[80]. Данная история свидетельствует о том насколько легко поддавались имаму аш-Шафии те науки, за изучение которых он брался. Его пытливый ум, природная склонность к обучению и усвоению позволяла ему без особых усилий впитывать любые знания.

Стрельба из лука

Имам аш-Шафии демонстрировал исключительные навыки и в этой физической дисциплине. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) часто напутствовал изучать стрельбу из лука.

В достоверном хадисе, который передает Муслим в своем «Сахих» говорится:

عن عقبة بن عامر قال: سمعت رسول الله صلى الله عليه وسلم وهو على المنبر، يقول: “{وأعدوا لهم ما استطعتم من قوة} [الأنفال: 60]، ألا إن القُوَّةَ الرَّميُ، ألا إن القوة الرمي، ألا إن القوة الرمي

«Укба ибн Амир сказал, что слышал, как Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), стоя на минбаре, сказал: “Поистине, сила — в стрельбе, поистине, сила — в стрельбе, поистине, сила — в стрельбе”»[81].

Имам аш-Шафии говорил:

قال لي الشافعي: فلما أتت على سنتان حملتني أمي إلى مكة. وكانت نهمَتِي  في شيئين: الرمي، وطلبُ العلم. فنلت من الرّمي حتى إني لَأَصِيبُ من عشرةٍ، عشرة

«Когда мне исполнилось два года, мама забрала меня в Мекку, где я увлёкся стрельбой из лука и поисками знаний, в стрельбе я попадал в десять из десяти»[82].

Познания имама аш-Шафии в проницательности (аль-фираса).

Имам Абу Бакр аль-Байхаки приводит следующую историю:

والشافعي من مكة فلقينا رجلا بالأبطح، فقلت للشافعي: ما صَنْعةُ الرجل؟ فقال: نجار أو خياط. فسألته فقال: كنت نجاراً وأنا اليوم خياط

«Имам аль-Хумейди сказал: “Однажды я вышел с имамом аш-Шафии в сторону Мекки, посреди дороги мы встретили мужчину. Имама аш-Шафии спросили о том, чем занимается этот мужчина. Он ответил: “Я полагаю этот человек был плотником или портным”. Мы спросили мужчину, и он ответил, что раньше был плотником, а теперь портной”». [83]

Имам аш-Шафии хорошо разбирался в людях и мог по их внешности, поведению, повадкам определить много сокрытого. Эту проницательность (фираса) Аллах вкладывает в сердца своих праведных и любимых рабов, и истории об этом многочисленны.

Поэзия имама аш-Шафии.

Как мы уже упоминали, имам аш-Шафии искусно занимался поэзией. Его поэзия не только красноречива, но и отражает его глубокую мудрость. Поэзия имама аш-Шафии находит свой отклик не только у мусульман, но и пленяет сердца любителей поэзии всего мира. Его стихи настолько популярны, что некоторые ученые составляли отдельные сборники со стихами имама аш-Шафии. И в этих стихах, можно найти его пронзительную натуру. Имам аш-Шафии писал стихи, писал о религии и не только. Все его стихи объединяло одно целое – любовь к религии, призыв к благочестию и терпению, что отражено в разных строфах.

Доктор аль-Хафаджи пишет:

وكان يحفظ من شعر الهذليين وحدهم عشرة ألاف بيت عدا ما حفظه من شعر العرب وبلاغتهم

«Имам аш-Шафии запомнил из поэзии хузейлитов около десяти тысяч стихов. И это в дополнение к тому, что он запомнил из стихотворений арабов и их красноречия»[84].

Упомянем некоторые стихотворения имама аш-Шафии.

Передается, что имам аш-Шафии читал следующие стихотворения:

اليك اله الخلق أرفع رغبتى
وان كنت ياذا المن والجود مجرما
ولما قسا قلبى وضاقت مذاهب
جعلت الرجا منى لعفوك سلما
تعاظمنى ذنبى،فلما قرنته
بعفوك ربى، كان عفوك أعظما

«Творец всего творения! Только Тебе я изливаю свою надежду.
Хоть я человек, покрытый грехами.
Когда мое сердце ожесточено, и путь мой тесен,
На Твоё прощение лишь я лестницу возложу.
Грехи мои стали слишком широки,
Но если сравню я их с Твоим прощением,
Милость Твоя и прощение премного велики»
[85].

لا تأسَ في الدنيا على فائتٍ
وعندك الإسلامُ والعافيه
إن فات شيءٌ كنتَ تُدعىَ له
ففيهما من فائتٍ كافيه

«Не сожалей о потерях этого мира,
Если ты здоров и придерживаешься Ислама.
Пусть ты потеряешь то, за чем гонялся,
Достаточно тебе здоровья и мусульманином быть
»[86].

حَسبي بِعِلمي إِن نَفَع
ما الذُلُّ إِلّا في الطَمَع
مَن راقَبَ اللَهَ رَجَع
ما طارَ طَيرٌ وَاِرتَفَع
إِلا كَما طارَ وَقَع

«Достаточно мне полезных знаний
И нет позора, кроме как в алчности.
Кто помнит, что Аллах следит за ним,
Отвернется от своих злодеяний.
Ни одна птица высоко не взлетит,
Кроме как, упадет с вершины»
[87].

قال الشافعي
قل ما شئتَ في مسبّة عِرضي
فسكوتِي عن اللئيم جواب
أنا عادمَ الجوابِ و لـكنْ
ما من الأُسُدِ أن تجيب الكلاب

«Говори ты что хочешь, оскорбляя честь мою,
Но я в ответ молчанье сохраню.
Нет, у меня не кончились слова,
Но лай собаки не заденет льва»
[88].

Труды имама.

Имам аш-Шафии некоторые свои мысли записывал сам, а некоторые из них были записаны его учениками. Не известно, чтобы имам аш-Шафии писал что-либо в первые периоды учебы, обучаясь у имама аз-Занджи, когда находился в Мекке. Первые его труды исторически зафиксированы по приезду в Багдад. Его ученики имам аз-За’фирани и имам Хусейн аль-Карабиси были известными рассказчиками старого периода его юриспруденции, в частности, они передавали в Багдаде книги аш-Шафии под названием «аль-Худжа» и «аль-Мабсут». Когда говорится о старом периоде юриспруденции аш-Шафии, то подразумеваются именно эти книги.

Многие книги, относящиеся сегодня к имаму аш-Шафии, были написаны в Египте, а основным передатчиком книг является его ученик Раби’ ибн Сулейман. Примечательно, что Раби’ ибн Сулейман является передатчиком многих книг аш-Шафии и есть книги, которые он записывал под диктовку аш-Шафии[89]. Иногда имам аш-Шафии писал книги самостоятельно, иногда его ученики записывали их под диктовку.

«Китаб аль-Худжа»

Книга старого периода написанная в Ираке. Передатчиков этих сообщений было много. Наиболее известные среди них имамы Ахмад ибн Ханбаль, аз-За’фирани, Хусейн ибн Али аль- Карабиси и Абу Савр. Имам аш-Шафии впоследствии от этих своих высказываний отказался и запретил давать фетвы по ним.

«Ар-Рисаля»

Данная книга имеет особое значение, поскольку является первой книгой в области усуль аль-фикха. Она содержит взгляды имама аш-Шафии нового периода и его утонченную методологию. Имам аш-Шафии написал ее по просьбе Абдурахмана ибн Махди до того, как приехать в Египет, а затем переписал ее в Египте. Книга является известной и включает в себя большую часть исследований имама аш-Шафии в области усуль аль-фикха.

«Китаб аль-Умм»

Эту книгу написал Раби’ ибн Сулейман под диктовку аш-Шафии. Книга считается книгой нового периода. Она пользуется большой популярностью и используется в качестве авторитетного руководства шафиитской правовой школы.

«Аль-Имля»

До наших дней она не сохранилась. Книга нового периода.

«Рад аля Мухаммад ибн Хасан»

 

Данный труд содержит в себе ответы имаму аш-Шайбани на утверждения, которые он высказывал в своей книге, критикуя взгляды жителей Медины. Книга старого периода.

«Ихтиляф Малик ва аш-Шафии»

Этот труд содержит в себе научную критику некоторых высказываний имама Малика.

«Ихтиляф аль-хадис»

Это первая работа, написанная на тему восприятия хадисов, которые кажутся противоречивыми, с научной точки зрения.

«Ахкам аль-Куран»

Имам аль-Байхаки причисляет этот труд к произведениям имама аш-Шафии.

«Муснад аш-Шафии»

Сборник хадисов, которые передавал имам аш-Шафии. Составителем сборника является Абу аль-Аббас аль-Асамм, который перенял эти хадисы от своего учителя Раби’ ибн Сулеймана, который в свою очередь был учеником имама аш-Шафии. Сборник содержит хадисы, которые аш-Шафии приводил в своей книге «аль-Умм» и в других своих трудах. Практически все хадисы «Муснада» были переняты Раби’ ибн Сулейманом непосредственно от аш-Шафии.

آТакже из его трудов: «Китаб аль-истихсан», «Сифат аль-амри», «Ихтиляф аль-иракиин», «Фадаиль аль-курейш» и другие.

Похвала ученых в адрес имама аш-Шафии.

Пророческий хадис про имама аш-Шафии:

В хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) говорится:

لا تَسُبُّوا قريشًا فإنَّ عالمها يملأ طِبَاقَ الأَرضِ عِلْمًا

«Не ругайте курайшитов! Воистину, придет такой ученый из этого племени, который наполнит знаниями всю землю и все стороны света»[90].

Сказал Абдул Малик ибн Мухаммад Абу Нуайм:

فأجمعت الأمة على أن هذا في الشافعي رضيَ الله عنه، فما خرج من قريش فقيهٌ وإمامٌ يبلغ علمُه جميعَ البلادِ والأكنافِ والأطرافِ، يمناً وحجازاً وشاماً وعراقاً والثغور وخراسان وما وراء النهر إلا الشافعي رضيَ الله عنه.

«Община единогласно сошлась в том, что в этом хадисе говорится об аш-Шафии. Поскольку не было из числа курайшитов такого зрелого учёного и факиха, как аш-Шафии. Его знания распространились во многих городах света»[91].

Имам Ахмад и его похвала в адрес аш-Шафии

Имам Ахмад уважал имама аш-Шафии и его знания. Упоминается, что когда имам Ахмад не находил довода на какой-то вопрос, то ориентировался на мнение аш-Шафии.

Сказал имам Ахмад ибн Ханбаль:

قال أحمد بن حنبل: إذا سئلت عن مسألة لا أعرف فيها خبرا قلت فيها بقول الشافعي؛ لأنه إمام قرشي وقد روى عن النبي: -صلى الله عليه وسلم- أنه قال: “عالم قريش يملأ الأرض علما”

«Если мне зададут вопрос и я не буду знать хадиса для ответа, я отвечу тем, что сказал имам аш-Шафии по этому поводу, потому что он имам из числа курайшитов, ведь передано от Пророка (да благословит его Аллах и приветствует): “Ученый курайшит заполнит землю знанием”»[92].

Сказал Абу Аюб Хумейд ибн Ахмад аль-Басри:

قال: أبو أيوب حميد بن أحمد البصري قال: كنت عند أحمد بن حنبل نتذاكر في مسألة فقال رجل لأحمد: يا أبا عبد الله لا يصح فيه حديث، فقال: إن لم يصح فيه حديث ففيه قول الشافعي، وحجته أثبت شيء فيه. من تاريخ بغداد – الخطيب البغدادي. من “ذكر من اسمه محمد واسم أبيه إدريس

«Мы были с Ахмадом бин Ханбалем и обсуждали один вопрос. И один мужчина сказал Ахмаду: “О Абу Абдуллах, по этому вопросу нет достоверного хадиса”. И сказал Ахмад: “Если и нет в этом вопросе достоверного хадиса, то есть слова аш-Шафии и его довод самое достоверное из того, что есть по данному вопросу”»[93].

Абу Убайда Касим ибн Салям

Сказал Убу Убайда Касим ибн Салям:

«ما رأيت رجلاً أعقل من الشافعي»، وفي رواية: «ما رأيت رجلاً قط أعقل ولا أورع ولا أفصح من الشافعي»

«Я никогда не видел человека более разумного, чем аш-Шафии». В другой версии: «Я никогда не видел человека более разумного, набожного и красноречивого, чем аш-Шафии»[94].

Юнус ибн Абд аль-А’ля

Сказал Юнус ибн Абд аль-А’ля:

ما رأيت أحداً أعقل من الشافعي، لو جمعت أمة فجعلت في عقل الشافعي، لوسعهم عقله

«Я никогда не видел человека разумнее, чем аш-Шафии. Если вы соберете целую общину и взвесите с разумом аш-Шафии, то разум аш-Шафии перевесит»[95].

Абдурахман ибн Махди

Сказал Абдуррахман ибн Махди:

ما أصلي صلاة إلا وأنا أدعو الله للشافعي فيها

«Я не провожу ни одну молитву, не помолившись в ней за благополучие имама аш-Шафии»[96].

Аюб ибн Сувейд

Сказал Аюб ибн Сувейд:

ما ظننت أني أعيش حتى أرى مثل هذا الرجل قط

«Я никогда не думал, что доживу до времени, в котором увижу человека, как аш-Шафии»[97].

Яхья ибн Саид аль-Каттан

Сказал Яхья ибн Саид аль-Каттан:

إني لأدعو الله عز وجل للشافعي في كل صلاة، أو في كل يوم

«Я взываю к Аллаху и молюсь о благополучии аш-Шафии в каждой своей молитве и каждый день»[98].

Имам аш-Шафии и его научный вклад в развитие юриспруденции получил высокую оценку от ученых. Мы видим, что в вопросах пророческих хадисов его хвалил Ахмад ибн Ханбаль, а в вопросах языка и красноречия его хвалили ученые, которые были имамами в дисциплине языка и грамматики, как Аюб ас-Сувейд и другие. При этом, множество ученых отмечают, что они молились за благополучие аш-Шафии на протяжении всей своей жизни, тем самым, подмечая всю важнось фигуры аш-Шафии и значимость его вклада в развитие исламских наук.

Некоторые дискуссии имама аш-Шафии.

Имам аш-Шафии, помимо прочего, был известен своим интеллектуальным мастерством и участием в дискуссиях с другими учеными или с заблудшими. Эти дебаты были не только интеллектуально стимулирующими, но и привносили некоторую пользу. Они, в той или иной степени, облегчили понимание различных юридических и теологических вопросов. Имам аш-Шафии часто дискутировал с некоторыми учеными, как Мухаммад ибн Хасан аш-Шайбани, и эти дискуссии способствовали созданию атмосферы интеллектуального роста этих ученых. Это отразилось и на интеллектуальном развитии имама аш-Шафии, позволило ему лучше понять имеющиеся разногласия. Дискуссии двух ученых ни в коем случае не следует воспринимать как вражду между ними или дискредитацию, поскольку это было нормальным и здоровым явлением для научного круга эпохи имама аш-Шафии. Их дискуссии, несмотря на различие во взглядах, не являлись фактором раздора и смут.

Что касается заблудших сект, то имам аш-Шафии стоял на страже целостности подлинных исламских убеждений и не отказывал в дискуссиях заблудшим идеологам, если видел в этом пользу.

Имам Абу Бакр аль-Байхаки пишет:

قلت: وهذا (٤) لأن المقيم على البدعة قلّما يرجع بالمناظرة عن بدعته، وإنما كان يُنَاظِر من يرجو رجوعَه إلى الحقِّ إذا بَيَّنَه له. وبالله التوفيق.

«Тот, кто упорствует в своём нововведении, очень редко отрекается от него после дискуссии. Однако имам аш-Шафии дискутировал с теми, в отношении которых есть надежда, что они вернутся к истине после того, как им её объяснят»[99].

В этом имеется указание на дозволенность дискуссий с заблудшими людьми, с условием, что дискутирующий обладает достаточными религиозными знаниями и пониманием обсуждаемого вопроса. Дискуссия человека, который не обладает знаниями в полемике и религиозных вопросах, не только не полезна, но и способно навредить самому человеку. В этих историях есть демонстрация пользы научных дискуссий с их практической стороны. Правильно построенный диалог, терпение, понимание вопроса и правильно выстроенная аргументация, на которую способны только ученые и обладающие знаниями люди, может способствовать тому, что заблудший может отречься от своих заблудших идей. Подобных примеров из жизни имама аш-Шафии мы находим немало. Имам имел хорошую силу аргументации и чувствовал людей насквозь, понимая, в какой ситуации следует ответить человеку и подискутировать с ним, а в какой ситуации не следует этого делать.

Дискуссия с мурджитом

Упоминается, что к имаму аш-Шафии пришел для спора один из числа сектантов, который утверждал, что «иман – это только слова».

Имам аш-Шафии спросил его:

«Почему ты это говоришь?».

Сектант ответил:

«Из слов Всевышнего: “Воистину, тем, которые уверовали и вершили праведные деяния”[100]. Буква “و” (“и”) разделяет между иманом (верой) и деянием. Следовательно, иман – это слово, а деяния – это законоположения».

Имам аш-Шафии спросил:

«У тебя буква “و ” (“и”) разделяет?».

Сектант ответил:

«Да!».

Имам аш-Шафии сказал:

«В таком случае, ты поклонялся двум богам. Богу на востоке и богу на западе, потому что Всевышний сказал: “Господь востока и запада”[101]».

Разозлился этот человек и сказал имаму:

«Свят Аллах! Ты сделал меня идолопоклонником!»

Имам аш-Шафии ответил:

«Напротив, это ты сам себя сделал таким».

Сектант спросил:

«Как же?».

Имам аш-Шафии сказал:

«По твоему утверждению, что буква “و ” (“и”) разделяет».

Сектант ответил:

«Воистину, я прошу Аллаха простить меня за то, что я говорил, ведь, наоборот, я не поклоняюсь никому, кроме как Одному Господу. И я не буду говорить после сегодняшнего дня то, что буква “و ” (“и”) разделяет. Поистине, иман – это слова и дела, он может увеличиваться и уменьшаться»[102].

Дискуссия имама аш-Шафии и имама Мухаммада аш-Шайбани в вопросе незаконного присвоения имущества (аль-гасб)

Передается, что Мухаммад ибн Хасан сказал имаму аш-Шафии:

«Что ты скажешь насчет того, что кто-то захватит чью-то землю, а затем построит на ней здание стоимостью в тысячу динаров, а законный землевладелец придет с двумя свидетелями для дачи показаний, что эта земля принадлежит ему?».

Сказал аш-Шафии:

«Я предложу владельцу выкупить свою землю и принять ее стоимость, если он не захочет, то необходимо снести здание и вернуть ему землю».

Мухаммад ибн Хасан продолжил:

«Как ты думаешь, если бы кто-нибудь взял чужое дерево, а затем построил из этого дерева корабль? Корабль плыл посреди моря, владелец дерева пришел с двумя свидетелями, для освидетельствования, что материал, из которого построен корабль, принадлежал ему, станешь ли ты дозволять вывозить дерево с корабля?».

Имам аш-Шафии сказал:

«Нет».

Мухаммад ибн Хасан сказал:

«Аллах Велик! Ты оставил свое мнение», и продолжил: «Что ты думаешь насчет того, если бы кто-то украл швейную нить, затем вшил нить себе в живот, а затем хозяин пришел с двумя свидетелями, для освидетельствования, что нить принадлежала ему, ты бы вытащил нить из его живота?»

Имам аш-Шафии сказал:

«Нет».

Он снова воскликнул:

«Аллах Велик! Ты оставил свое мнение».

Имам аш-Шафии сказал:

«Не спеши. Допустим, станет он вытаскивать это дерево посреди моря, это дозволено ему или запретно?».

Мухаммад ибн Хасан сказал:

«Запретно».

Имам аш-Шафии сказал:

«Если нить принадлежит ему, и он желает вытащить ее из желудка человека, но в процессе это убьет человека, дозволено ли это или запретно?».

Мухаммад ибн Хасан ответил:

«Запретно».

Имам аш-Шафии сказал:

«Если есть землевладелец, который хочет забрать свою землю, снеся на ней здание, разрешено ли это?».

Мухаммад ибн Хасан ответил:

«Да, это дозволено».

Имам аш-Шафии сказал:

«Тогда почему ты сравниваешь то, что запрещено с тем, что дозволено?»

Мухаммад ибн Хасан ответил:

«Что же надлежит делать хозяину дерева, из которого был построен корабль, который находится в морском плавании?».

Имам аш-Шафии сказал:

«Он должен сказать владельцу корабля, чтобы он поставил свой корабль на якорь на ближайшем острове, и тогда он сможет разобрать корабль».

Мухаммад ибн Хасан сказал:

«Разве Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) не говорил: “Не вредите ни себе, ни другим”»?

Затем имам аш-Шафии спросил:

«Что ты скажешь, если какой-то богатый знатного происхождения захватит чью-то рабыню и совокупится с ней, пока рабыня не родит десятерых детей, которые позже станут судьями и вождями народа, и законный рабовладелец явится с двумя свидетелями, для освидетельствования, что рабыня принадлежала ему?».

Мухаммад ибн Хасан ответил:

«Дети станут рабами рабовладельца своей матери».

Тогда имам аш-Шафии спросил:

«Что из этих двух вещей наиболее вредно: разрушение зданий, построенных на захваченной земле, или решение о возвращении рабов их хозяевам?».

Мухаммад ибн Хасан не нашел, что ответить для продолжения дискуссии[103].

Вторая дискуссия аш-Шафии и Мухаммада ибн Хасана аш-Шайбани

До имама аш-Шафии дошла весть, что имам Мухаммад ибн Хасан аш-Шайбани критиковал ученых из числа жителей Медины. Также утверждалось, что имам  Мухаммад ибн Хасан составил книгу с этой критикой, которую, как утверждалось соратниками Мухаммада ибн Хасана, никто не способен опровергнуть.

Имам Фахрудин ар-Рази в книге «Манакиб аш-Шафии» приводит:

فرأيت وجوه أولاد المهاجين والأنصار اسودت مما سمعوه من ذم المدينة وأهلها ورأيت وجوه أصحاب محمد بن الحسن أشرقت عند سماع تلك الكلمات فبقيت أتردد بين أجيبه عن كلامه وأبيذ وجوه المهاجرين والأنصار ويزداد غضب السلطان على

«Имам аш-Шафии сказал: “Я видел, как лица детей ансаров и мухаджиров потемнели от того, что они услышали, что город Медина и его жители были опорочены. Я также видел засиявшие лица соратников Мухаммада ибн Хасана аш-Шайбани, когда они услышали эти слова. Поэтому я колебался, стоит ли мне отвечать на упреки, что высказал Мухаммад ибн Хасан, и заставить засиять лица детей ансаров, но это также могло усилить гнев халифа на меня. Или мне стоит молчать и надеяться, что Мухаммад ибн Хасан заступится за меня перед халифом?”».

Выбор был действительно сложным. Имам аш-Шафии стоял перед выбором промолчать, что не соответствовало его духовному облику и воспитанию, и тому, что содержится в его сердце, или указать на ошибки Мухаммада ибн Хасана аш-Шайбани, и выразить свое несогласие, опасаясь, что его слова могут быть неправильно интерпретированы ханафитами и самим правителем.

Имам аш-Шафии сказал:

اخترت رضا الله تعالى في ذلك، وقلت: يا عبد الله أراك تهجو المدينة وتذم أهلها، فإن كنت أردتها فإنها حرم رسول الله يَة ودار هجرته، بها نزل الوحي، وفيها دفن رسول الله يَة، وبها قبره. سماها رسول الله يَة (طابة) وذكر أن فيها روضة من رياض الجنة وإن كنت أردت أهلها فهم أصحاب رسول الله وإن كنت أردت من بعدهم فهم التابعون في هذه الأمة وإن كنت أردت رجلا واحدا فما عليك لو سميعت من أردت ولم تذكر المدينة وأهلها

«Но я выбрал довольство Аллаха и сказал: “О Абу Абдуллах! Я вижу, как ты порочишь Медину и его жителей. В Медине есть мечеть Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), она является местом его переселения, местом Откровения, местом, где Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) был захоронен, и рядом с  захоронением находится его рауда. В числе жителей Медины сподвижники (да будет доволен ими Аллах) Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), его возлюбленные, его помощники, это люди, которые собирают и записывают Откровения. Если же ты имеешь в виду людей, которые жили после них, то они являются табиинами и учеными этой общины. Если же ты имеешь ввиду кого-то определенного, например имама Малика ибн Анаса, то тебе следует ограничиться упоминанием его имени, и не упоминать Медину и его жителей”»[104].

Затем имам аш-Шафии стал указывать на ошибки Мухаммада ибн Хасана аш-Шайбани, допущенные им в этой книге, давая этим самым понять, что ошибки имама Малика не являются поводом для его дискредитации, эти ошибки есть и у Мухаммада ибн Хасана аш-Шайбани. Мухаммад ибн Хасан проникся этой речью и не стал возражать аш-Шафии.

Некоторые смутьяны нашего времени используют дискуссии имамов мусульман, как доказательный предмет превосходства одной правовой школы над другой. Другие смутьяны пытаются внести раскол в общество мусульман, преподнося эти дискуссии как дискредитацию. Стоит знать, что научные дискуссии и опровержения ученых друг на друга в том, в чем они видели ошибку, было здоровым явлением того времени. Упоминается, что имам аш-Шафии неоднократно указывал на ошибки как имама Малика, так и Мухаммада ибн Хасана и, в то же время, известно что имам аш-Шафии хвалил и любил каждого из этих ученых. Он являлся учеником каждого из них, черпал от них колоссальную пользу и вспоминал их добрым словом.

Имам аш-Шафии говорил:

لَوْ أَنَّ مُحَمَّدَ بْنَ الْحَسَنِ كَانَ يُكَلِّمُنَا عَلَى قَدْرِ عَقْلِهِ مَا فَهِمْنَا عَنْهُ لَكِنَّهُ كَانَ يُكَلِّمُنَا عَلَى قَدْرِ عُقُولِنَا فَنَفْهَمُهُ

«Если бы Мухаммад ибн Хасан говорил с нами на уровне своего интеллекта, то мы бы не поняли его. Но он говорил с нами на уровне нашего понимания»[105].

Имам аш-Шафии составил в Ираке книгу «Аль-Худжа», в ней содержится старый мазхаб (аль-кадим) и этот мазхаб переняли от имама выдающиеся учёные того времени: имам Ахмад и имам Абу Саур. Впоследствии он пересмотрел свои взгляды по многим вопросам права, которых придерживался в Ираке, основал новый мазхаб (аль-джадид), продиктовал своим ученикам книгу «Аль-Умм» и составил книгу «Ар-Рисаля» по усуль аль-фикху.

Дискуссия имама аш-Шафии с Хафсом аль-Фардом

Имам аш-Шафии вел дискуссию с сектантом по имени Хафс аль-Фард и вынес в отношении него решение о неверии за слова о сотворенности знания Аллаха и сотворенности Его речи.

Абдурахман ибн Аби Хатим сказал:

«Однажды в собрании имама аш-Шафии, Хафс аль-Фард произнес то, что Коран сотворен. И имам аш-Шафии сказал ему, что он стал неверующим»[106].

К сожалению, не удалось найти полноценный диалог их дискуссии. Свидетели сводятся к тому, что имам аш-Шафии приводил своему оппоненту убедительные доказательства, которые Хафс аль-Фард отрицал на основе страстей и упорствовал на своих заблудших идеях. Имам аш-Шафии вскоре отстранился от Хафса аль-Фарда.

Имам аш-Шафии и суфизм.

Некоторые приводят высказывания имама аш-Шафии о суфизме, при этом они пытаются создать впечатление словно имам аш-Шафии порицал суфизм как науку в целом. Это искаженное представление имама аш-Шафии о суфизме можно встретить повсеместно. Однако, они умалчивают о многом. Они умалчивают о том, что эти передачи не имеют силу аргументации в виду своей слабости, что имам аш-Шафии, порицая одних суфиев, хвалил других. А порицание суфизма со стороны имама аш-Шафии ученые, которые лучше всех знали имама аш-Шафии, воспринимали никак иначе, как порицание псевдосуфизма.

Стоит отметить, что люди, которые ссылаются на критику суфизма от имама аш-Шафии, опираются на книги ученых, которые сами хвалили суфизм, соответствующий Корану и сунне, на таких ученых, как Абу Бакр аль-Байхаки или Абу аль-Фарадж ибн аль-Джаузи. Об этом они также умалчивают.

Имам Абу аль-Фарадж ибн аль-Джаузи в книге «Тальбис аль-иблис» приводит высказывания имама аш-Шафии с порицанием суфизма, однако приводит их без цепочки передатчиков. Подобные сообщения, в поле научного исследования, не могут расцениваться как аргументация. Самый ранний источник, в котором упоминается цепочка этих сообщений с критикой суфизма до имама аш-Шафии, «Манакиб аш-Шафии» Абу Бакра аль-Байхаки.

Имам Абу Бакр аль-Байхаки пишет в своей книге «Манакиб аш-Шафии»:

«Сообщил нам Абу Абдуллах аль-Хафиз, который сказал, что слышал, как Абу Мухаммад Джа’фар ибн Мухаммад ибн аль-Харис сказал, что слышал, как Абу Абдуллах аль-Хусайн ибн Мухаммад ибн аль-Бахр сказал, что слышал, как Юнус ибн Абдуль-А’ля сказал:

أخبرنا أبو عبد الله الحافظ قال: سمعت أبا محمد جعفر بن محمد بن الحارث يقول: سمعت أبا عبد الله: الحسين بن محمد بن بحر يقول: سمعت يونس بن عبد الله الأعلى يقول: سمعت الشافعي يقول: لو أن رجلاً تصوَّف من أول النهار لم يأت عليه الظهر إلا وجدته أحم

Я слышал, как аш-Шафии сказал: “Если человек в начале дня станет суфием, то до наступления обеда ты обнаружишь его умалишённым”».

Передатчик Абу Абдуллах аль-Хусейн ибн Мухаммад ибн Бахр является неизвестным (маджхуль). И этого фактора достаточно для ослабления этого сообщения от имама аш-Шафии.

Имам Абу Нуайм аль-Асбахани приводит в книге «Хилья аль-авлия» схожее высказывание имама аш-Шафии, но с обратным смыслом. Приведем оригинал этой цитаты:

حدثنا محمد بن عبد الرحمن حدثني أبو الحسن بن القتات، حدثنا محمد بن أبي يحيى، حدثنا يونس بن عبد الأعلى، قال: سمعت الشافعي يقول: لولا أن رجلا عاقلا تصوف لم يأت الظهر حتى يصير أحمق

«Нам рассказал Мухаммад ибн Абдуррахман, нам рассказал Абу-ль-Хасан ибн аль-Каттат, нам рассказал Мухаммад ибн Аби Яхья, нам рассказал Юнус ибн ’Абд-уль-А’ля, что слышал как имам аш-Шафии сказал: “Если разумный человек не станет суфием, не придет обед, как он станет идиотом”»[107].

Данное сообщение также не достоверно по причине неизвестности Абу аль-Хасана ибн Каттата. А Мухаммад ибн Аби Яхья умер до рождения имама аш-Шафии.

Имам Абу Бакр аль-Байхаки пишет в своей книге «Манакиб аш-Шафии»:

«Сообщил нам Абу Абдурахман ас-Сулями, который сказал, что слышал Абу Абдуллаха ар-Рази, который сказал, что слышал Ибрахима ибн Мувалляда, который передал от имама аш-Шафии, что он сказал:

وذلك فيما أخبرنا أبو عبد الرحمن السلمي قال: سمعت أبا عبد الله الرازي يقول:

سمعت إبراهيم بن المولد يحكي عن الشافعي أنه قال: لا يكون الصوفي صوفيا حتى يكون فيه أربع خصال: كَسُولٌ أكُول، نئوم، كثير الفضول

“Не будет суфий суфием, пока не соберутся в нём четыре качества: ленивость, обжорство, сонливость, излишество”».

Абу Бакр аль-Байхаки, который передает это сообщение со своим иснадом в «Манакиб» признавал истинный суфизм. Абу Абдурахман ас-Сулями, учитель Абу Бакра аль-Байхаки и автор известного труда «Табакат ас-суфия», в котором имам Абу Абурахман ас-Сулями упоминает биографии известных ученых суфиев. Среди них имам Абу Адурахман ас-Сулями упоминает таких больших ученых, как Фудейль ибн Ийяд и других[108]. Также Абу Абдурахман ас-Сулями автор других книг по суфизму.

Сказал о нем имам Шамсуддин аз-Захаби:

الْإِمَامُ الْحَافِظُ الْمُحَدِّثُ ، شَيْخُ خُرَاسَانَ وَكَبِيرُ الصُّوفِيَّةِ ، أَبُو عَبْدِ الرَّحْمَنِ النَّيْسَابُورِيُّ الصُّوفِيُّ

«Имам, хафиз, мухаддис, шейх Хорасана, один из больших и видных суфиев Абу Абдурахман ан-Нисайбури ас-Суфи»[109].

Также сказал Шамсуддин аз-Захаби:

وَمَا هُوَ بِالْقَوِيِّ فِي الْحَدِيثِ

«Он не был силен в хадисе»[110].

Таким образом, слабость имама ас-Сулями в хадисе является препятствием для удостоверения слов имама аш-Шафии.

Ибрахим ибн Мувалляд также являлся суфием.

Имам Джамал ад-Дин Ибн Манзур пишет:

إبراهيم بن أحمد بن محمد بن المولّد

أبو إسحاق الرّقّي الصّوفيّ الواعظ حدّث بدمشق والرّقّة

«Ибрахим ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Мувалляд Абу Исхак ар-Ракки суфий, проповедник, передавал хадисы в Дамаске и Ракке»[111].

Таким образом, слова имама аш-Шафии недостоверны в виду слабости иснада, но отметим, что цепочка передач до имама аш-Шафии с критикой суфиев состоит практически полностью из суфиев. Разве можно верить в критику имама аш-Шафии о том, что суфии это умалишенные люди, но в то же время принимать другие слова имама аш-Шафии с критикой суфиев, которые передали сами суфии. Ведь с точки зрения науки хадисоведения, передачи умалишенных отвергаются. С другой стороны, зачем суфиям передавать от имама аш-Шафии критику на самих себя? Разве это логично?

Имам Абу Бакр аль-Байхаки поясняет каких суфиев подразумевал имам аш-Шафии в передаваемой критике:

قلت: وإنما أراد به من دخل في الصوفية واكتفى بالاسم عن المعنى , وبالرسم عن الحقيقة , وقعد عن الكسب , وألقى مؤنته على المسلمين , ولم يبال بهم , ولم يرع حقوقهم ولم يشتغل بعلم ولا عبادة

«Я говорю, что он имел в виду тех, кто вошёл в суфизм и довольствовался лишь именем и внешней формой без истинной сути суфизма. Тех, кто уклонился от работы и бросил свои проблемы на мусульман, не думал о них, не исполнял обязанности по отношению к ним, не приобрел знания и не занимался поклонением подобающим образом»[112].

Имам Абу Бакр аль-Байхаки также пишет:

وإنما أراد به ذم من يكون منهم بهذه الصفة , فأما من صفا منهم في الصوفية بصدق التوكل على الله عز وجل واستعمال آداب الشريعة في معاملته مع الله عز وجل في العبادة , ومعاملته مع الناس في العشرة , فقد حكي عنه أنه عاشرهم وأخذ عنهم

«Что же касается истинных суфиев, которые искренни в уповании на Аллаха и в следовании этике Шариата, будь то в поклонении Аллаху или же в отношениях с людьми, то было рассказано от него, что он дружил с такими суфиями и получил от них пользу»[113].

Таким образом проясняется, что в основе критика суфиев от имама аш-Шафии недостоверна. Зачастую эти сообщения имеют проблемные иснады. Но даже если бы они были достоверны, смысл в них заключался бы не в порицании суфизма в целом, а в порицании конкретных суфиев. От праведных предшественников не передается порицание суфизма обобщенно.

Передается, что имам Абу Сулейман говорил:

مَا رأيت صوفيا فيه خير إلا واحدا عَبْد اللَّهِ بْن مرزوق

«Я не видел суфия, в котором есть благо, кроме Абдуллаха ибн Марзука»[114].

Передается, что Юнус ибн Абд аль-А’ля говорил:

مَا رأيت صوفيا عاقلا إلا إدريس الخولاني

«Я не видел разумного суфия, кроме Идриса Хавляни»[115].

Передается, что имам аш-Шафии говорил:

مَا رأيت فيهم عاقلا إلا مسلم الخواص

«Я не видел среди них разумного, кроме Муслима аль-Хавваса»[116].

Данное высказывание имама аш-Шафии тоже недостоверно по причине наличия в иснаде Ахмада ибн Мухаммада ибн ас-Санади, который был обвинен во лжи. Тем не менее, мы можем заметить, что в данных передачах ученые не высказываются о суфиях обобщенно и допускают исключения. Если бы суфизм являлся фактором уничижительным сам по себе, как представляют товарищи, которые занимаются искажением слов имам аш-Шафии, разве стали бы ученые разделять их на разумных и неразумных, на благих и тех, в ком нет блага?

В подтверждение этого передается от имама аш-Шафии, что он хвалил суфия Абу Имрана и описывал его как человека, страстно желающего изучить Книгу Аллаха.

Ибн Аби Хатим приводит в труде следующие слова:

ثنا الحسين بن الحسن الرازي ، ثنا عبد الله بن الحسن السجستاني: سمعت إسماعيل الطيان الرازي يقول: قدمت مكة، فلقيت الشافعي، فقال لي: أتعرف موسى الرازي؟ ما قدم علينا من ناحية المشرق أنزع لكتاب الله منه، فقلت له: يا أبا عبد الله، صفه لي، فقال: كهل قدم علينا من الري، فوصفه لي – فعرفته بالصفة، أنه أبو عمران الصوفي – فقلت: أعرفه، هو أبو عمران الصوفي، قال: هو هو

«Хусейн ибн Хасан ар-Рази, передал нам от Абдуллаха ибн Хасана ас-Сиджистани, что тот сказал, как услышал, что Исмаиль Таян ар-Рази говорил: “Я пришёл в Мекку и встретился с аш-Шафии. Он спросил меня: “Ты знаешь Мусу Ар-Рази? С востока к нам ещё не приходил человек, более страстно желающий познать книгу Аллаха, чем он”. Я ответил: “О Абу Абдуллах! Опиши мне его”. Он продолжил: “Это был взрослый мужчина, который пришёл из местности Ар-Рай”, и описал мне его. По его описанию я узнал суфия Абу Имрана. Я сказал: “Я знаю его, это суфий Абу Имран”. И он подтвердил”»[117].

Имам Ибн Хаджар аль-Аскаляни[118] подтверждает встречу между ар-Рази и имамом аш-Шафии.  Все это указывает на то, что в действительности были суфии, к которым имам аш-Шафии относился хорошо, и были суфии, к которым имам аш-Шафии относился с критикой. Однако, как мы отметили, эта критика в большинстве случаев передается от имама аш-Шафии недостоверно и является спекулятивной в руках ненавистников всего суфизма.

Некоторые убеждения имама аш-Шафии.

Имам аш-Шафии на протяжении всей своей жизни подчеркивал важность и необходимость следования концепции единобожия, подчеркивал важность веры в единого Бога, единого в Своих качествах, в Своих атрибутах и в Своих действиях. Он твердо отстаивал идею, что Аллах не подобен Своим творениям, что Аллаха нельзя постичь путем размышлений. И, как прочие ученые, имам аш-Шафии не был защищен от посягательств заблудших людей на его светлое имя.

О единобожии

Имам Абу Бакр аль-Байхаки передал:

من حلف بالله أو باسم من أسمائه فحنث فعليه الكفارة، ومن حلف بشيء غير الله مثل أن يقول الرجل والكعبة وأبي وكذا وكذا ما كان، فحنث فلا كفارة عليه، ومثل ذلك قوله لعمري.. لا كفارة عليه ويمين بغير الله فهي مكروهة منهي عنها من قبل قول الرسول صلى الله عليه وسلم: “إن الله عز وجل نهاكم أن تحلفوا بآبائكم، فمن كان حالفاً فليحلف بالله أو ليسكت”

«Имам аш-Шафии говорил: “Тот, кто поклялся Аллахом или одним из Его имён, а затем нарушил свою клятву, должен принести искупление. Тот же, кто поклялся не Аллахом, например, сказал: “Клянусь Каабой!” или “Клянусь отцом!”, а затем нарушил свою клятву, не должен приносить искупление. К этому относится и такое высказывание, как: “Клянусь своей жизнью!”, которое не требует искупления. Клятва не Аллахом относится к порицаемому и к тому, что запретил Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), сказав: «Поистине, Великий и Всемогущий Аллах запретил вам клясться своими отцами. Если же кто-либо приносит клятву, то пусть клянётся Аллахом, или молчит”»[119].

О невозможности постичь Аллаха разумом и размышлением

Имам Шамсуддин аз-Захаби приводит следующую историю:

إن كان أحد يخرج ما في ضميري ، وما تعلق به خاطري من أمر التوحيد فالشافعي ، فصرت إليه ، وهو في مسجد مصر ، فلما جثوت بين يديه ، قلت : هجس في ضميري مسألة في التوحيد ، فعلمت أن أحدا لا يعلم علمك ، فما الذي عندك ؟ فغضب ، ثم قال : أتدري أين أنت ؟ قلت : نعم ، قال : هذا الموضع الذي أغرق الله فيه فرعون . أبلغك أن رسول الله -صلى الله عليه وسلم- أمر بالسؤال عن ذلك ؟ قلت : لا ، قال : هل تكلم فيه الصحابة ؟ قلت : لا ، قال : تدري كم نجما في السماء ؟ قلت : لا ، قال : فكوكب منها ; تعرف جنسه ، طلوعه ، أفوله ، مم خلق ؟ قلت : لا ، قال : فشيء تراه بعينك من الخلق لست تعرفه ، تتكلم في علم خالقه ؟ ! ثم سألني عن مسألة في [ ص: 32 ] الوضوء ، فأخطأت فيها ، ففرعها على أربعة أوجه ، فلم أصب في شيء منه ، فقال : شيء تحتاج إليه في اليوم خمس مرات ، تدع علمه ، وتتكلف علم الخالق ، إذا هجس في ضميرك ذلك ، فارجع إلى الله ، وإلى قوله تعالى : وإلهكم إله واحد لا إله إلا هو الرحمن الرحيم إن في خلق السماوات والأرض الآية فاستدل بالمخلوق على الخالق ، ولا تتكلف علم ما لم يبلغه عقلك

«Имам аль-Музани говорил: “Если кто-то и сможет успокоить мой разум и избавить меня от тревожащих мыслей, относящихся к вопросам единобожия, то это аш-Шафии. Я отправился к нему и повстречал его в одной из мечетей Египта. Усаживаясь перед ним, я сказал: “Мой разум беспокоит один вопрос, связанный с единобожием, и я не знаю никого, кто был бы столь же сведущим, как ты. Так что же ты можешь сказать относительно этого вопроса?”. Аш-Шафии разгневался, затем спросил: “Знаешь ли ты, где находишься?”. Я сказал, что знаю. Он сказал: “Ты в том месте, где Аллах потопил Фараона. Дошел ли до тебя какой-нибудь хадис, где Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) велел задавать такие вопросы?”. Я ответил: “Нет”. Он спросил: “А говорили ли об этом сподвижники (да будет доволен ими Аллах)?”. Я ответил: “Нет”. Он спросил: “Известно ли нам сколько звёзд на небе?”. Я ответил: “Нет”. Он спросил: “А знаешь ли ты, к какому роду относится хотя бы одна из планет, когда у неё восход и закат, из чего она сотворена?”. Я снова ответил: “Нет”. Тогда он сказал: “Если тебе неведомо сотворённое, которое ты видишь воочию, то как же ты можешь говорить о знании их Творца?!”. Затем он задал мне вопрос об омовении. Отвечая на него, я допустил ошибку, и он изложил мне этот вопрос с четырех сторон, но я ничего не понял. Тогда он сказал мне: “То, в чем ты нуждаешься пять раз в день, ты оставляешь, но зато обременяешь себя тем знанием, которое относится к Творцу! Когда этот вопрос будет беспокоить твой разум, то обратись к следующим словам Всевышнего Аллаха: “Ваш Бог – Бог Единый. Нет божества, кроме Него, Милостивого, Милосердного. Поистине, в сотворении небес и земли…”[120]. Узнавай Творца посредством того, что Он сотворил, и не обременяй себя тем, что не способен постичь твой разум!”»[121].

Стоит обратить внимание на то, что имам аль-Музани, когда у него возник вопрос, касающийся единобожия и веры в Аллаха, обратился к имаму аш-Шафии, как к единственному ученому, который лучше других разбирался в заблудших идеях своего времени, в надежде, что имам аш-Шафии даст ответ, который развеет сомнения его ученика. Следовательно, имам аш-Шафии лучше других проявлял себя в этом деле. Ведь в этом есть определенное проявление науки «Ильм аль-калям», которая нацелена на защиту подлинных исламских убеждений от сомнений и наущений, нацеленных против исламской религии и ее основ. С этой стороны имам аль-Музани подтверждает, что имам аш-Шафии был самым лучшим мутакаллимом, то есть тем ученым, который может путем шариатских или логических доводов развеять сомнения, возникающие в вопросах единобожия и веры во Всевышнего. Дальнейший диалог лишь подтверждает мудрость имама аш-Шафии и его глубокое понимание вопроса.

Обратите внимание на слова имама аш-Шафии: «Не обременяй себя тем, что не способен постичь твой разум!». В этом есть указание на то, что атрибуты Аллаха не постигаются путем размышления и их истинную суть в отношении Аллаха невозможно постичь.

Имам Ибн Хаджар аль-Аскаляни в труде «Фатх-уль-Бари» (13/407) приводит:

وأخرج بن أبي حاتم في مناقب الشافعي عن يونس بن عبد الأعلى سمعت الشافعي يقول لله أسماء وصفات لا يسع أحدا ردها ومن خالف بعد ثبوت الحجة عليه فقد كفر وأما قبل قيام الحجة فإنه يعذر بالجهل لأن علم ذلك لا يدرك بالعقل ولا الرؤية والفكر فنثبت هذه الصفات وننفي عنه التشبيه كما نفى عن نفسه فقال ليس كمثله شيء

«От Юнуса ибн Абдуль-А’ля передается, что он слышал, как аш-Шафии сказал, что у Аллаха есть имена и атрибуты (сифат), которые никто не может отрицать. Тот, кто противоречит этому, услышав обоснования им, впал в неверие. До обоснования его можно оправдать его невежеством, поскольку знание этого не достигается одним лишь разумом, зрением или размышлением. Мы говорим о наличии этих атрибутов и отрицаем, что они подобны чему-либо, как Он сам отрицает это в Своих словах: “Нет ничего подобного ему”»[122].

Эти слова являются частью небольшого трактата, который передается от имама аш-Шафии. Ниже мы процитируем его полностью.

Трактат имама аш-Шафии по вероубеждению

Данный трактат в полном объеме упоминает имам Ибн Аби Я’ля и приводит его со своим иснадом до имама аш-Шафии.

Имам Ибн Аби Я’ля пишет:

قرأت على المبارك. قلت له: أخبرك محمد بن على بن الفتح. قال: أخبرنا على بن مردك. قال: أخبرنا عبد الرحمن بن أبى حاتم. قال: حدثنا يونس ابن عبد الأعلى المصرى قال: سمعت أبا عبد الله محمد بن إدريس الشافعى يقول – وقد سئل عن صفات الله، وما ينبغى أن يؤمن به -؟ فقال: لله تبارك وتعالى أسماء وصفات جاء بها كتابه. وأخبر بها نبيه صلّى الله عليه وسلم أمته، لا يسمع أحدا من خلق الله قامت عليه الحجة: أن القرآن نزل به. وصح عنه بقول النبى صلّى الله عليه وسلم، فيما روى عنه العدل. فإن خالف ذلك بعد ثبوت الحجة عليه فهو بالله كافر. فأما قبل ثبوت الحجة عليه من جهة الخبر فمعذور بالجهل، لأن علم ذلك لا يدرك بالعقل، ولا بالروية والفكر. ونحو ذلك أخبار الله سبحانه وتعالى، أتانا أنه سميع، وأن له يدين بقوله (٦٤:٥ {بَلْ يَداهُ مَبْسُوطَتانِ}) وأن له يمينا بقوله (٦٧:٣٩ {وَالسَّماواتُ مَطْوِيّاتٌ بِيَمِينِهِ}) وأن له وجها بقوله (٨٨:٢٨ {كُلُّ شَيْءٍ هالِكٌ إِلاّ وَجْهَهُ}) وقوله (٢٧:٥٥ {وَيَبْقى وَجْهُ رَبِّكَ ذُو الْجَلالِ وَالْإِكْرامِ}) وأن له قدما بقول النبى صلّى الله عليه وسلم «حتى يضع الرب فيها قدمه» يعنى جهنم، وأنه يضحك من عبده المؤمن بقول النبى صلّى الله عليه وسلم – للذى قتل فى سبيل الله -: «إنه لقى الله وهو يضحك إليه» وأنه يهبط كل ليلة إلى سماء الدنيا بخبر رسول الله صلّى الله عليه وسلم بذلك. وأنه ليس بأعور بقول النبى صلّى الله عليه وسلم إذ ذكر الدجال فقال «إنه أعور، وإن ربكم ليس بأعور» وأن المؤمنين يرون ربهم يوم القيامة بأبصارهم، كما يرون القمر ليلة البدر، وأن له إصبعا بقول النبى صلّى الله عليه وسلم «ما من قلب إلا وهو بين إصبعين من أصابع الرحمن عزّ وجل» فإن هذه المعانى التى وصف الله بها نفسه، ووصفه بها رسوله صلّى الله عليه وسلم مما لا يدرك حقيقته بالفكر والروية، فلا يكفر بالجهل بها أحد إلا بعد انتهاء الخبر إليه بها. فإن كان الوارد بذلك خبرا يقوم فى الفهم مقام المشاهدة فى السماع: وجبت الدينونة على سامعه بحقيقته، والشهادة عليه، كما عاين وسمع من رسول الله صلّى الله عليه وسلم، ولكن يثبت هذه الصفات وينفى التشبيه، كما نفى ذلك عن نفسه تعالى ذكره. فقال (١١:٤٣ {لَيْسَ كَمِثْلِهِ شَيْءٌ وَهُوَ السَّمِيعُ الْبَصِيرُ}).

«Я читал Абу Хусейну аль-Мубараку и сказал ему, что рассказал Мухаммад ибн Али ибн Фатх, который сказал, что рассказал нам Али Ибн Мурдик, который сказал, что рассказал нам Ибн Аби Хатим, который сказал, что рассказал нам Юнус Ибн Абдиль А’ля аль-Мисри, который сказал, что имама аш-Шафии спросили об атрибутах Аллаха и о том, во что из них следует верить. Он ответил: “Всевышний Аллах описан именами и качествами, которые пришли в Его Писании и, о которых Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сообщил своей общине. И не разрешено противоречить этому никому из творений Аллаха, до которого дошел довод, поскольку Коран был ниспослан с этим, и пришло это от Него достоверно через слово Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) в том, что передали достоверные передатчики. И если кто-то будет противоречить этому, после того, как над ними будет установлен довод, то такой станет неверующим. Что же касается того, если он будет противоречить в этом до установления довода посредством шариатского сообщения, то он будет оправдан по своему невежеству, поскольку знание об этих атрибутах Аллаха не достигается разумом, или рассуждением, или размышлением, и подобным этому. Великий и Всемогущий Аллах сообщил что Он — Слышащий, и что у Него есть “йядейн” (букв. руки), ибо Он сказал: “Его йядаху (букв. руки) распростёрты”[123]. И что у Него есть “йямин” (букв. правая рука), ибо Аллах сообщил: “А небеса будут свёрнуты Его бийяминихи (букв. правая рука)”[124]. И что у Него есть “вадж” (букв. лик), ибо Он сообщил: “Всякая вещь погибнет, кроме Его ваджх (букв. лик)”. И что у Него есть “аль-кадам” (букв. стопа), ибо Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал в хадисе: “Пока не поставит Господь на него свой «аль-кадам» (букв. стопа)”. И что Он “дахак” (букв. смех) Своему верующему рабу, который будет сражен на пути Аллаха, согласно хадису Пророка (да благословит его Аллах и приветствует): “Он встретит Его, и Он будет ядхаку (букв. смеющимся)”. И что Он «янзилю» (букв. нисходит) каждую ночь к небесам этого мира, согласно словам Пророка (да благословит его и приветствует) об этом. И что Аллах не одноглазый, ибо Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал, когда упомянул о Даджале: “Поистине, он одноглазый, а ваш Господь не является одноглазым”. И что верующие увидят Своего Господа в день Суда своими глазами, как видят луну в ночь полнолуния. И что у Него есть “асаби’” (букв. пальцы), ибо Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: “Всякое сердце находится между исбаайни (букв. двумя пальцами) из числа асаби’ (букв. пальцы) Милостивого”. Воистину, истинная сущность тех смыслов, которыми описал сам Себя Великий и Всемогущий Аллах, и которыми описал Аллаха Его Посланник (да благословит его Аллах и приветствует), является тем, к чему не возможно прийти путем размышления и рассуждения, и поэтому не становится неверующим тот, кто не знает их до тех пор, пока до него не дойдёт шариатский довод. Если же имеется в наличии шариатское сообщение об этих атрибутах, то оно в понимании занимает место услышанного напрямую. И обязательно, услышавшему шариатское сообщение, утвердить его внешне[125] и засвидетельствовать его, как будто бы он увидел воочию и услышал Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). И мы утверждаем эти атрибуты и качества, и отвергаем, что они подобны чему-либо из творений, ибо Он отверг от Себя подобие, сказав: “Нет ничего подобного ему, и Он Слышащий, Видящий”[126][127].

Разбор достоверности:

Иснад данного сообщения слаб по причине наличия в нем Абу Талиба аль-Ушари. Он известен, как правдивый, но передавал вымышленные хадисы, в том числе передавал недостоверные высказывания имамов в акыде[128].

Аз-Захаби сказал:

محمد بن علي بن الفتح، أبو طالب العشاري. شيخ صدوق معروف، لكن أدخلوا عليه أشياء فحدث بها بسلامة باطن، منها حديث موضوع في فضل ليلة عاشوراء. ومنها عقيدة للشافعي.

«Мухаммад ибн Али ибн аль-Фатх Абу Талиб аль-Ушари  известный шейх, правдивый. Однако в его хадисы вписали некоторые вещи, которые он передавал дальше, думая, что они достоверны. Например, хадис о достоинстве ночи Ашура и акыда аш-Шафии»[129].

Имам аз-Захаби прямым текстом отрицает принадлежность данного трактата имаму аш-Шафии. Также Имам аль-Кавсари сказал в примечаниях к книге «Сайфу-с-Сакыль»:

و(اعتقاد الشافعي) المذكور في ثبت الكواراني كذب موضوع مروي بطريق العشاري وابن كادش

«Акыда аш-Шафии, которая упомянута в “Сабате” аль-Каварани, является ложью и измышлением, передающиеся через пути аль-Ушари и ибн Кадиша».

Данная акыда также передается в книге «И’тикад аш-Шафии» суфия Али ибн Юсуфа ибн Ахмада аль-Хаккари, который является слабым.

Аз-Захаби сказал об аль-Хаккари:

قال أبو القاسم بن عساكر: لم يكن موثقا. وقال ابن النجار: متهم بوضع الحديث وتركيب الأسانيد

«Абуль-Касим ибн Асакир сказал, что он не был надёжным. Ибн ан-Наджар сказал, что он был обвинён в выдумывании хадисов и цепочек к ним»[130].

Ибн Хаджар аль-Аскаляни написал:

وكان الغالب على حديثه الغرائب والمنكرات وفي حديثه أشياء موضوعة ورأيت بخط بعض أصحاب الحديث أنه كان يضع الحديث بأصبهان.

«Он преимущественно передавал отвергаемые хадисы, противоречащие остальным, и хадисы, которые не передавали другие. Среди передаваемых им хадисов были выдуманные. Я видел, как некоторые хадисоведы писали, что он выдумывал хадисы в Исфахане»[131].

Данный трактат соответствует акыде ашаритов. Имам аш-Шафии утверждает атрибуты Аллаха и ссылается на Коран и сунну, что обозначает непоколебимую позицию имама в утверждении лишь того, что пришло в текстах шариата. Имам аш-Шафии не утвердил Аллаху ничего из того, о чем не пришел шариатский текст. Имам аш-Шафии также подмечает, что наравне с утверждением атрибутов, мы не можем постичь их истинный смысл и обязаны утверждать атрибуты, отрицая схожесть качеств Аллаха с чем-либо из качеств Его творений.

Распространенной цитатой, которую псевдосалафиты приписывают имаму аш-Шафии, взята из книги «И’тикад аш-Шафии» аль-Хаккари.

В книге «И’тикад имам аш-Шафии» (стр. 18) Али ибн Юсуфа аль-Хаккари передается, что имам аш-Шафии сказал:

القول في السنة التي أنا عليها، ورأيت أصحابنا عليها أهل الحديث الذين رأيتهم وأخذت عنهم، مثل سفيان ومالك وغيرهما: الإقرار بشهادة أن لا إله إلا الله، وأن محمدا رسول الله، وأن الله تعالى على عرشه في سمائه، يقرب من خلقه كيف شاء، وأن الله تعالى ينزل إلى سماء الدنيا كيف شاء

«Высказывание о сунне, которого придерживаюсь я, а также наши соратники из числа знатоков хадисов, которых я видел, и у которых я обучался, например, Суфьян, Малик и другие, состоит в подтверждении свидетельства, что нет никого, достойного поклонения, кроме одного лишь Аллаха, и что Мухаммад — посланник Аллаха. Что Всевышний Аллах находится на Своём Троне, в небе Своём, приближаясь к Своим творениям так, как пожелает. И что Всевышний Аллах нисходит на ближнее небо так, как пожелает»[132].

Однако псевдосалафиты умалчивают о многих высказываниях имама аш-Шафии, которые приходят в данной книге. В частности, в этой книге мы находим отрицание от Аллаха «ташбиха» (подобия), в этой книге мы находим прямое указание на невозможность постичь смысл атрибутов Аллаха, в этой книге мы находим отрицание от Аллаха границ.

Невозможность постичь смысл атрибутов Аллаха

От Али ибн Юсуфа аль-Хаккари передается, что имам аш-Шафии сказал:

فإن هذه المعانى التى وصف الله بها نفسه، ووصفه بها رسوله صلّى الله عليه وسلم مما لا يدرك حقيقته بالفكر والروية

«Воистину, истинная суть тех смыслов, которыми Аллах описал Сам себя и которыми описал Аллаха Его Посланник (да благословит его Аллах и приветствует) является тем, к чему невозможно прийти путем размышления и рассуждения»[133].

Это является убеждением ашаритов. Мы утверждаем, что невозможно постичь истинную суть смыслов атрибутов Аллаха, и поэтому знание о смысле Его атрибутов мы оставляем Тому, кто говорил о них. И это является убеждением имама аш-Шафии, которое представил аль-Хаккари в своем трактате.

Отрицание уподобления

В книге Али ибн Юсуфа аль-Хаккари передается, что имам аш-Шафии сказал:

فنثبت هذه الصفات وننفي عنه التشبيه كما نفى عن نفسه فقال ليس كمثله شيء

«Мы подтверждаем эти атрибуты и отрицанием, что они подобны чему-либо так, как Он отрицает это от Самого Себя в словах: “Нет ничего подобного Ему”»[134].

Это является убеждением ашаритов. Наравне с утверждением атрибутов и качеств, мы отрицаем, что эти атрибуты и качества схожи каким-либо образом с атрибутами человека.

Отрицание ограниченности Аллаха и невозможность охватить Его

В книге «И’тикад аш-Шафии» Али ибн Юсуфа аль-Хаккари передается, что имам аш-Шафии сказал:

حرام على العقول أن تمثل الله تعالى وعلى الأوهام أن تحد وعلى الظنون أن تقطع وعلى النفوس أن تفكر وعلى الضمائر أن تعمق وعلى الخواطر أن تحيط إلا ما وصف به نفسه – أي الله – على لسان نبيه صلى الله عليه وسلم

«Запрещается разуму уподоблять Аллаха, Свят Он и Велик, а воображению запрещается ограничивать Аллаха, а измышлениям категорически утверждать, а душе человека углубляться, а помышлениям стараться охватить Аллаха, кроме как описывать Его тем, чем Он Сам Себя описал в Книге Своей и на языке Посланника Своего».

В этих словах имам аш-Шафии утверждает запретность уподобления Аллаха. Также в них имеется запрет размышлять насчет атрибутов Аллаха и ограничивать Его каким-либо образом. То есть аш-Шафии отрицает «хадд» (границы) в отношении Аллаха, что противоречит псевдосалафитам, которые утверждают, что Аллаха допустимо ограничивать. Также имам аш-Шафии говорит о необходимости описывать Аллаха лишь на языке Его Посланника (да благословит его Аллах и приветствует), в чем есть указание на запрет переводить атрибуты. Данные цитаты из книги «И’тикад» аль-Хаккари не пользуются популярностью у псевдосалафитов из-за явной ашаритской акыды которая в них прослеживается. И пусть же знает читатель, что мы отрицаем этот трактат аль-Хаккари не по причине несоответствия ее акыде ашаритов, а сугубо из-за научных принципов. И если псевдосалафиты принимают определенные высказывания имама аш-Шафии из этого трактата, то пусть принимают и другие цитаты, которые мы упомянули выше.

Если скажут, что имама аль-Хаккари называли «шейх уль-ислам», значит он не является слабым в хадисе.

То мы ответим, что это ошибочное рассуждение. Титул «шейх аль-ислам» не означает, что носитель этого титула является доверенным передатчиком, который соответствует условиям передачи. Он может быть «шейх аль-исламом», как ученый в определенных областях наук и как аскет, но может быть слабым передатчиком в области передач сообщений.

Ответ на другие сомнения относительно акыды аш-Шафии.

1. Истава в пятничный день.

В книге «аль-Умм» в разделе «О достоинстве пятничного дня» имам аш-Шафии со своим иснадом приводит хадис, в котором Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), перечисляя достоинства пятничного дня, говорит:

وهو الْيَوْمُ الذي اسْتَوَى فيه رَبُّك تَبَارَكَ اسْمُهُ على الْعَرْشِ

«И это день, в который Твой Господь совершил истава на трон»[135].

Псевдосалафиты интерпретируют эту часть хадиса так, что Аллах возвысился или утвердился в определенный день, а Его возвышение было действием.

Во-первых, хочется отметить недостоверность данного хадиса и недопустимость использовать его, как аргумент в вопросах, касающихся убеждений. В его иснаде присутствует Ибрахим ибн Мухаммад ибн Аби Яхья, на хадисы которого не опирались.

Яхья ибн Маин говорил о нем:

كذاب فى كل ما روى

«Он лжет во всем, что передает».

Во-вторых, в хадисе не сказано о том, что Аллах возвысился в день пятницы или утвердился в день пятницы, а сказано, что Он совершил «истава». Ни один ученый не толковал данный хадис таким образом, что под «истава» здесь понимается возвышение или утверждение. И тот, кто подобное утверждает, должен обосновать это и привести слова соответствующего ученого-толкователя.

Имам Абу аль-Касим ар-Рафии аль-Кизвини (ум. в 623 г.х), комментируя слова «И это день, в котором Твой Господь совершил истава», пишет:

الكلام في الاستواء مشهور وليس هذا موضعه، وقد يحمل ذلك على إتمام المخلوقات فيه على ما ورد في الخبر: “أنه خلق يوم الأحد كذا ويوم الاثنين كذا إلى يوم الجمعة”

«Речь относительно истава известна, и это не место для их упоминания. Данное высказывание понимается как полнота и совершенство творений, согласно тому, что упоминается в сообщении: “Аллах сотворил в первый день это, во второй день это, в третий день это» и так до дня пятницы”»[136].

Абу аль-Касим аль-Кизвини, которого хвалили и ашариты, и ханбалиты. Признанный имам, великий ученый своего времени.

Сказал про него хафиз Ибн ас-Салях:

أظن أني لم أر في بلاد العجم مثله؛ كان ذا فنون، حسن السيرة، جميل الأمر

«Я полагаю, что не видел в персидских странах подобного ему»[137].

Он толкует данную часть хадиса, где приводится “полнота” (аль-итмам) и совершенство творений, так, что это является одним из смыслов слова «истава».

Имам Ибн Хаджар аль-Аскаляни пишет:

فَعَلَى هَذَا فَمَعْنَى اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ أَتَمَّ الْخَلْقَ وَخَصَّ لَفْظَ الْعَرْشِ لِكَوْنِهِ أَعْظَمَ الْأَشْيَاءِ

«И на основе этого, смысл “истава на трон” будет иметь смысл полноты творений и завершение, а трон выделен по причине того, что он самый великий из творений».

Таким образом, данный смысл является одним из смыслов «истава» в арабском языке, который не отвергается учеными. Напротив, мы видим что «истава» приходит с этим смыслом в некоторых хадисах Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), как мы разъяснили выше. Также следует отметить, что у ученых имеются расхождения относительно «дня, в котором Аллах совершил истава», прямо связанное с разногласием ученых относительно дня, в котором Аллах завершил свое сотворение. Это подтверждает нашу позицию. Например, передается что имам Ибн Джарир ат-Табари говорил: «Суббота — это день, в котором Аллах истава».

Однако нет ни одного хадиса, в котором бы утверждалось, что суббота это день, в который Аллах совершил «истава». Напротив, утверждение имама Ибн Джарира противоречит тексту данного слабого хадиса, в котором говорится о пятничном дне. Но почему же Ибн Джарир сказал, что именно суббота, а не пятница? Данное разногласие непосредственно связано с разногласием относительно дня, в который Аллах начал сотворение творений.

Ибн Джарир ат-Табари пишет:

وأولى القولين في ذلك عندي بالصواب قول من قال اليوم الذي ابتدأ الله تعالى ذكره فيه خلق السماوات والأرض يوم الأحد

«И более правильным из этих двух мнений является слово тех, кто сказал, что Аллах начал сотворение Своих творений в День воскресенья»[138].

Ибн Джарир ат-Табари выбрал мнение, где говорится, что день, в котором Аллах начал сотворение творений это — воскресенье, а не суббота, следовательно «истава» в смысле «тамам» было совершено именно в субботний день, в котором Аллах завершил творения. «Истава в день пятницы» было словом тех, кто считал, что Аллах начал сотворение в субботу. Таким образом, мы отмечаем прямую связь в этих вопросах, что лишь подтверждает наше толкование.

И ни один из ученых не говорил что Аллах «истава в среду», «истава в четверг», «истава в понедельник» и в прочие дни недели, поскольку никто из ученых не считал, что Аллах завершил сотворение своих творений в указанные дни. Что касается псевдосалафитов, то они находятся в абсолютном неведении относительно причин выделения пятницы как дня, в котором упоминается «истава». Они абсолютно далеки от понимания этих вопросов и от понимания разногласий, связанных с этими вопросами, распространяя свои ложные толкования.

Если спросят: «Вы говорите, что смысл истава в хадисе (истава в день пятницы) — это “полнота творений и завершение сотворения”. Разве ученые не утверждают, что смысл истава — это возвышение власти и могущества?».

Мы ответим, что «истава» в разных контекстах имеет разный смысл. Мы говорим, что «истава» в контексте данного хадиса имеет смысл «полноты», а «истава» в контексте некоторых коранических аятов имеет смысл возвышения власти и могущества. Однако нет никакой проблемы придать аяту, в котором упоминается «истава», смыслы, которые друг друга не исключают.

Это называется «тадмин» (дополнение).

Пример «тадмина» от салафитов:

Салафитский шейх Ахмад аль-Хазими пишет:

استوى الأصل فيه أنه بمعنى العلو، وضُمِّنَ معنى القصد

«“Истава” в основе имеет смысл возвышения, однако мы включаем в него и смысл “устремился”»[139].

Мы видим, что салафитские шейхи сами используют принцип «тадмина», в котором они могут понимать «истава» в разных значениях, которые дополняют друг друга. Таким же образом те ученые, которые говорили, что «истава» это возвышение власти и могущества, могли сказать, что «истава» может иметь другие значения, в зависимости от контекста употребления. Таким образом заключаем, что имам аш-Шафии чист от ложных интерпретаций, которых ему приписывают.

2. Вера во «внешний смысл» Корана.

Имам аш-Шафии сказал:

«Коран на основе внешнего смысла до тех пор, пока не будет указания из Корана или Сунны, или иджма на то, что имеется в виду скрытый смысл, а не внешний!»[140].

Псевдосалафиты спекулятивно приводят общие высказывания имама аш-Шафии о необходимости понимания аятов на внешнем смысле. Однако «внешний смысл», который относится к аятам об атрибутах Аллаха есть двух видов. Первый вид — это «внешний смысл», который подобает Аллаху и не является уподоблением Аллаху, и Его качеств творениям. Второй вид — «внешний смысл» или «буквализм», который приходит на ум, являющийся уподоблением Аллаху. Что касается первого, то нет сомнений, что имам аш-Шафии в подходе к атрибутам Аллаха имел в виду «внешний смысл», который не содержит в себе буквализм и не придает Аллаху подобия. Что касается второго вида, то это является уподоблением и от аш-Шафии передается отрицание этого.

Хафиз Ибн Касир (701 – 774 гг. х.) сказал:

وَأَمَّا قَوْلُهُ تَعَالَى: {ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ} فَلِلنَّاسِ فِي هَذَا الْمَقَامِ مَقَالَاتٌ كَثِيرَةٌ جِدًّا، لَيْسَ هَذَا مَوْضِعَ بَسْطِهَا، وَإِنَّمَا يُسلك فِي هَذَا الْمَقَامِ مَذْهَبُ السَّلَفِ الصَّالِحِ: مَالِكٌ، وَالْأَوْزَاعِيُّ، والثوري، وَاللَّيْثُ بْنُ سَعْدٍ، وَالشَّافِعِيُّ، وَأَحْمَدُ بْنُ حَنْبَلٍ، وَإِسْحَاقُ بْنُ رَاهَوَيْهِ وَغَيْرُهُمْ، مِنْ أَئِمَّةِ الْمُسْلِمِينَ قَدِيمًا وَحَدِيثًا، وَهُوَ إِمْرَارُهَا كَمَا جَاءَتْ مِنْ غَيْرِ تَكْيِيفٍ وَلَا تَشْبِيهٍ وَلَا تَعْطِيلٍ. وَالظَّاهِرُ الْمُتَبَادَرُ إِلَى أَذْهَانِ الْمُشَبِّهِينَ مَنْفِيٌّ عَنِ اللَّهِ، فَإِنَّ اللَّهَ لَا يُشْبِهُهُ شَيْءٌ مِنْ خَلْقِهِ، وَ {لَيْسَ كَمِثْلِهِ شَيْءٌ وَهُوَ السَّمِيعُ الْبَصِيرُ} .

«Что касается слов Всевышнего: “Затем истава над Аршем”, то у людей в отношении этого много мнений. И я считаю, что тут не место для их упоминания. Мы же идем в этом вопросе по пути праведных предшественников, имамов Малика, аль-Аузаи, ас-Саури, Лейса, аш-Шафии, Ахмада, Исхака ибн Рахавейха и других имамов мусульман прошлого и настоящего. Этот метод заключается в принятии этих аятов так, как они пришли, без придания образа, без уподобления и без опустошения. Буквальное указание, приходящее на ум уподобляющих (мушаббиха), отрицается в отношении Аллаха. Всевышний Аллах не подобен ничему из Своих творений: “Нет ничего подобного Ему и Он Слышащий, Видящий”»[141].

  1. Критика имама аш-Шафии науки «калям».

    Имам аш-Шафии знал не понаслышке, какой вред содержится в науке калям, которая оказывается не в тех руках. По этой причине, от имама аш-Шафии передаются слова о порицании науки каляма и тех, кто ею занимается. Некоторые из его слов с критикой каляма сделали вывод, что порицается любой вид деятельности, касающийся этой науки. Однако порицание имама аш-Шафии касалось только методологии каляма, где отмечаются приверженцы нововведений и страстей, а не методологии, которую используют ученые сунны для защиты правильных убеждений. Имам аш-Шафии в начале своего пути вел много диспутов, в том числе известны его диспуты с нововведенцем по имени Хафс аль-Фард. Невозможно представить, что имам аш-Шафии, который сам изъявлял желание дискутировать с заблудшими мутакаллимами, мог порицать науку каляма в абсолютной форме. Однако он порицали форму ильм аль-каляма, которую встречал у приверженцев нововведений и страстей. Мы упомянем некоторые передачи от имама аш-Шафии с критикой «ильм аль-каляма», приведем разъяснение ученых и этим ограничимся.

    Передается, что после диспута с Хафсом аль-Фардом, имам аш-Шафии говорил:

لأن يُبْتَلَى المرءُ بجميع ما نهى الله عنه خلا الشرك بالله، خير من أن يبتليه الله بالكلام

«Для человека совершать все грехи, кроме многобожия, лучше, чем заниматься калямом»[142].

Имам аш-Шафии говорил:

وَقَالَ أَبُو ثَوْرٍ، عَنِ الشَّافِعِيِّ: مَا ارْتَدَى أَحَدٌ بِالْكَلامِ، فَأَفْلَحَ

«Нет никого, кто бы изучал калям и преуспел»[143].

Имам Фахруддин ар-Рази пишет:

وأما نحن فنعتقد أن علم الكلام أشرف العلوم وأجلها، وفي أن الشافعي أفضل المجتهدين وأعلمهم فلا بد لنا من التوفيق وطريق ذلك أن نحمل طعن الشافعي في علم الكلام على تأويلات فالأول: إن الفتن العظيمة وقعت في ذلك الزمان، بسبب خوض الناس في مسألة القرآن وأهل البدع استعانوا بالسلطان وقهروا أهل الحق، ولم يلتفتوا إلى دلائل المحققين، فلما عرف الشافعي أن البحث في هذا العلم ما كان في الزمان الله وفي الله بل لأجل الدنيا والسلطنة، لا جرم تركه وأعرض عنه، وذم من اشتغل به ذلك التأويل الثاني: أن نصرف ذلك الذم إلى الكلام الذي كان أهل البدعة عليه لأجل الأصل الذي ينصرونه ويقرونه ومثاله: أن الفقهاء متفقون على أن القياس حجة في الشرع، ثم ظهر النقل المتواتر من الصحابة والتابعين في ذم القياس. فعند هذا قال الفقهاء: ذلك الذم مصروف إلى الأقيسة الفاسدة، الواقعة في معارضة النصوص فكذا ها هنا نحن نقول: بأن الذم العظيم المنقول عن الشافعي للكلام يجب صرفه إلى الكلام الذي كان أهل البدع ينصرونه، ويعولون عليه التأويل الثالث لعله كان من مذهبه أن الاكتفاء بالدلائل المذكورة في القرآن واجب، وأن الزيادة عليها والتوغل في المضائق التي لا سبيل للعقل إلى الخوض فيها غير جائز. فلهذا السبب بالغ في ذم من حاول الخوض في تلك الدقائق.

«Что касается нас, то мы убеждены, что ильм аль-калям является одной из почитаемых наук, а имам аш-Шафии является одним из лучших муджтахидов и одним из знающих. Мы принимаем критику имама аш-Шафии в следующих толкованиях:

Первое — большие смуты произошли во времена имама аш-Шафии по причине того, что многие люди стали влезать в вопросы, связанные с Кораном. Тогда нововведенцы стали просить помощи у правителей, пока те не овладели над истиной и ее приверженцами, не обращая внимания на их доказательства. Когда имам аш-Шафии понял, что обсуждение этих вопросов происходит не из-за довольства Аллаха, а только из-за мирского, он стал избегать науки каляма и критиковать тех, кто ее изучал.

Второе — мы пониманием критику имама аш-Шафии, как критику направленную в адрес каляма еретиков и приверженцев страстей. Например, ученые по фикху сошлись единогласно во мнении, что кияс является одним из источников шариатского права. Однако мы можем встретить критику кияса со стороны некоторых сподвижников и табиинов. Факихи объяснили это таким образом: “Данная критика касается порочного кияса, который идет в противоречие Корану и Сунне”. Аналогично и в этом случае. Мы скажем, что обязательно критику каляма, которая передается от имама аш-Шафии, сводить к критике порочного каляма.

Третье — возможно, что его мазхабом являлось обязательное довольство доводами Корана и было непозволительным углубляться в вопросы, в которых нет пути для логического познания этих тонкостей. По этой причине он преувеличил свою критику в адрес тех, кто углубляется в это»[144].

Имам Абу Бакр аль-Байхаки (ум. в 458 г.х) после того, как упомянул слова имама аш- Шафии, порицающие калям, сказал:

قُلتُ : إنما أرادَ الشافعيُّ رحِمه الله بهذا , كلامَ حفصٍ وأمثالِه مِن أهل البِدَع , وهكذا مرادُه بِكُلِّ ما حُكِيَ عنه في ذمِّ الكلامِ وذمِّ أهلِه , غيرَ أنّ بعضَ الرُّواة أطلقَه وبعضُهم قيَّده , وفي تقيِيد مَن قيَّده دليلٌ على مرادِه

أنا أبو عبد الله الحافظ قال أنا عبد الله بن محمد بن حِبّان قال ثنا محمد بن عبدِ الرحمن بن زياد قال سمِعت أبا الوليد بن الجارود يقول : دخل حفصٌ الفَرْد على الشّافعي فكلّمه , ثُمّ خرَج إليْنا الشافعيّ فقال لنا : ” لأنْ يلقى اللهَ العبدُ بذنوبٍ مثلِ جِبالِ تُهامة خيرٌ له مِن أن يلقاه باعتقادِ حرْفٍ مما عليه هذا الرّجل وأصحابُه ” وكان يقول بخلْقِ القرآن

فهذه الرّواياتُ تدلُّ على مرادِه بما أُطلِق عنه فيما تقدّم وفيما لمْ يُذكَر ههُنا , وكيْف يكون كلامُ أهلِ السُّنّة والجماعةِ مذموماً عنده وقد تكلّم فيه وناظر مَن ناظره وكشَف عن تمويهِ مَن ألقى إلى سمع بعضِ أصحابِه مِن أهلِ الأهْواء شيئا مِمّا هم فيه ؟

«Я скажу, что, поистине, аш-Шафии под этим подразумевал калям Хафса аль-Фарда и подобных ему, из числа приверженцев нововведений. И таков смысл всего, что передается от имама в порицании каляма и его приверженцев. Некоторые передатчики передали эти высказывания в абсолютной форме, а другие с ограничением и уточнением. И в отношении тех, кто ограничил, есть указание на то, что он имел в виду.

Рассказал Абу Абдиллах Аль Хафиз, рассказал Абдуллах бин Мухаммад бин Хиббан, рассказал Мухаммад бин Абдир Рахман бин Зияд, что слышал, как Абу Валид бин Аль Джаруд говорил: “Зашел Хафс аль-Фард к аш-Шафии и поговорил с ним, затем аш-Шафии вышел к нам и сказал: “Рабу встретить Аллаха с грехами, подобными горю Тухама лучше, чем встретить с убеждением хоть в букву из того, что говорит этот человек и его последователи”. А Хафс аль-Фард был на мнении, что Коран сотворен”.

И эти сообщения указывают на то, что он имел в виду в тех сообщениях, которые передаются от него обобщенно, и в том, что мы раннее упомянули и в том, что не упомянули здесь. И как же может быть калям приверженцев сунны у него порицаемым, в то время как он раскрывал те козни, которые приверженцы страстей строили его сподвижникам и спорил с ними?!»[145].

Имам Абу аль-Касим Ибн Асакир (ум. в 571 г.х) пишет:

والكلامُ المذموم كلامُ أصحابِ الأهوِيَةِ وما يزخْرِفُه أربابُ البِدَع المردِيّة فأمّا الكلامُ الموافِقُ للكتابِ والسُّنّة المُوَضِّح لحقائقِ الأصولِ عندَ ظهورِ الفِتنَةِ , فهوَ محمودٌ عندَ العُلماء ومَن يعلَمُه . وقدْ كان الشّافِعيّ يُحسِنُه ويفهَمه

«Порицаемый ильм аль-калям — это калям последователей страстей и то, что приукрашивают приверженцы губительных нововведений. А что касается каляма, соответствующего Корану и Сунне, разъясняющего истинности основ религии, когда выявляются смуты, то этот калям восхваляем у ученых и тех, кто изучает его. Поистине, имам аш-Шафии хорошо относился к нему и понимал его»[146].

Имеются сообщения, которые указывают на то, что имам аш-Шафии, в действительности, разбирался в вопросах каляма и опровергал еретические взгляды.

Имам аль-Байхаки приводит слова имама аль-Музани:

دار بيني وبين رجل مناظرة فسألني عن كلام كاد أن يشكِّكَني في ديني؛ فجئت إلى الشافعي، فقلت له: كان من الأمر كيت وكيت. قال: فقال لي: أين أنت؟ فقلت: أنا في المسجد، فقال لي: أنت في مثل «تاران» تلطمك أمواجه. هذه مسألة الملحدين والجواب فيها كيت وكيت،

ولَأَن يبتلي العبد بكل ما خلق الله من مضارّه خير له من أن يبتلى بالكلام

«Между мной и одним человеком начался спор. И он сказал мне кое-что, из-за чего я чуть было не засомневался в своей религии. Тогда я пошёл к имаму аш-Шафии и рассказал ему, как было дело. Он спросил у меня: “Где ты?”. Я ответил, что нахожусь в мечети. Он сказал: “Ты находишься на месте, которое подобно Тирану[147], где волны бьются о тебя. Этот вопрос еретический и ответов несколько. Подвергнуться всем бедам, которые создал Аллах, лучше, чем заниматься калямом”»[148].

Критика каляма, которая исходила от аш-Шафии, была направлена в сторону порочных и заблудших еретиков. Мы знаем, что мутакалимы сунниты были близки к аш-Шафии, например, имам аль-Карабиси или имам аль-Мухасиби, которые являлись одними из его учеников. Эти имамы известны как мутакалимы, и в то же время они не сочли оскорблением критику своего имама в адрес той науки, которую они изучали, и неизвестно, чтобы имам аш-Шафии порицал мутакалимов из числа своих учеников. Это проясняет то, что критика каляма исходила в сторону заблудших сект и идеологов, которые использовали эту науку в своих порочных целях.


Тафвид аль-маани

Имам Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии (150-204 гг. х.) пишет:

 

الحمد لله . . الذي هو كما وصف به نفسه وفوق ما يصفه به خلقه

«Хвала Аллаху, Который такой, как описал Себя Сам, и превыше Он того, чем описывают Его творения»[149].

Сказал имам Фахруддин ар-Рази (544-606 гг. х.):

وذكر الشافعي في خطبة كتاب الرسالة أنه لا يبلغ الواصفون كنه عظمته ، وأنه كما وصف نفسه ، وفوق ما يصفه به خلقه. وهذا الكلام يدل على أنه كان يعتقد أنه تعالي ليس بجسم ، ولا في جهة. وإلا لبلغ الواصفون كنه عظمته

«Упомянул имам аш-Шафии в начале книги «ар-Рисаля», что описывающие не достигнут сущности величия Всевышнего Аллаха и, поистине, Он такой, как описал Себя Сам, и превыше Он того, чем описывают Его творения. Эти слова указывают на то, что, поистине, имам аш-Шафии был убежден, что Всевышний Аллах не является телом и не имеет направление. Если бы это было не так, то достигли бы описывающие сущности его величия»[150].

В книге «Люм’а аль-и’тикад» (стр. 7) приводится следующее высказывание аш-Шафии:

قال الإمام أبو عبد الله محمد بن إدريس الشافعي رضي الله عنه: آمنت بالله وبما جاء عن الله، على مراد الله، وآمنت برسول الله، وبما جاء عن رسول الله على مراد رسول الله

«Я уверовал в Аллаха и в то, что пришло от Него, так, как имел в виду Аллах. И я уверовал в Посланника (да благословит его Аллах и приветствует), и в то, что пришло от него в том смысле, в каком подразумевал Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует)».

Эти высказывания полностью олицетворяют в себе основные принципы тафвида аль-маани. Ашариты веруют в то, что пришло от Аллаха из Его качеств в том значении, в котором подразумевал говорящий о них, и вверяют знание об их смыслах Аллаху Всевышнему.

Критика Мукатиля ибн Сулеймана

От имама аш-Шафии передается критика Мукатиля ибн Сулеймана, современника Джахма ибн Сафвана, который утверждал в отношение к Аллаху телесность и уподоблял Его творениям. Данную критику упоминает Хафиз Ибн Хаджар аль-Аскаляни в книге «аль-Аджаб фи байян аль-асбаб».

Хафиз Ибн Хаджар аль-Аскаляни пишет:

وقال الشافعي: مقاتل قاتله الله تعالى، وإنما قال الشافعي فيه ذلك لأنه اشتهر عنه القول بالتجسيم

«Сказал имам аш-Шафии: “Мукатиль, да поразит его Всевышний”. Сказал Ибн Хаджар аль-Аскаляни, что имам аш-Шафии сказал так по причине того, что от Мукатиля стало известно об уподоблении Аллаха»[151].

Мы не нашли иснад этих слов до имама аш-Шафии.

Высказывания о сподвижниках.

Имам Абу Бакр аль-Байхаки в своей книге приводит:

الشافعي أنه قال: أفضل الناس بعد رسول الله، صلى الله عليه وسلم، أبو بكر، ثم عمر، ثم عثمان، ثم علي، رضوان الله عليهم.

«Сказал имам аш-Шафии: “Самыми лучшими людьми, после Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), являются Абу бакр, затем Умар, затем Усман, затем Али (да будет доволен ими всеми Аллах)”»[152].

В этом высказывании есть опровержение шиитам, которые не признают достоинства сподвижников и порочат их.

Некоторые высказывания имама аш-Шафии.

Он говорил:

«Пустые мечты рубят головы людей так же, как мираж обманывает того, кто его видит и предает того, кто на него надеется»[153].

«Когда я вижу человека из числа приверженцев хадиса, то я словно вижу человека из числа сподвижников Пророка (да благословит его Аллах и приветствует)»[154].

«Невозможно уберечься от людей, поэтому посмотри на то, в ком из них кроется твоя праведность, с тем и держись»[155].

«Никому не дозволяется издавать фетвы в религии Аллаха, кроме человека, знающего Книгу Аллаха. Человек, знающий отменяющие и отмененные аяты, знающий ясные и не ясные аяты, знающего их толкование, знающего, какие аяты мединские, а какие мекканские, и что под ними подразумевается, и по какому поводу они были ниспосланы. Также необходимо, чтобы он знал хадисы Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), знал, какие хадисы отменяющие, а какие отмененные и важно, чтобы он знал арабский язык. И вместе с этим, он должен быть справедлив, беспристрастен и не быть многословным, чтобы он был в курсе разногласий, и чтобы у него был талант и способность. И если человек такой, то он может говорить о дозволенном и запретном, издавать фетвы, а тот, кто таковым не является, то ему не дозволено издавать фетву»[156].

«Знание это не то, что заучено, а то, что принесло пользу!»[157].

«Переедание нагружает желудок, ожесточает сердце, устраняет сообразительность, вызывает сонливость и ослабляет желание поклоняться»[158].

«Довольство людей — вещь недостижимая! И поэтому следуй тому, что принесет тебе пользу, оставив все, что тебя не касается. Ведь, поистине, добиваться довольства творений не предопределено и не узаконено, тогда как добиваться довольство Создателя является установленным и обязательным предписанием»[159].

«Кто утверждает, что совместил в себе любовь к этому миру и любовь к его Творцу, тот лжет»[160].

«В народе, где женщины наведываются к чужим мужьям, а мужчины наведываются к чужим женам, дети непременно будут сумасшедшими»[161].

«Беда получающего знания — это надоедание, малое терпение в уроках и размышлении. И тот, кому часто надоедает, не станет хафизом»[162].

«Кто углубился в грамматику арабского языка, тот отыскал путь ко всем наукам»[163].

«Из качеств, недостойных для мужчины, многословие, выпытывание тайн и доверчивость каждому»[164].

«Если бы я узнал, что, выпив холодной воды, потеряю свое достоинство, то я бы пил только кипяток»[165].

«Кто знает себя, тому не страшно то, что о нем говорят»[166].

«Не торопитесь, поскольку спешка приводит к упущениям»[167].

«Человек, который любит и заботится о своем брате по вере, это тот, кто принимает его оправдания, восполняет недостатки и прощает его проступки»[168].

«Мой энтузиазм учиться, подобен энтузиазму скряги в накоплении богатства»[169].

«Мои чувства к знаниям и их поиску, подобны чувствам матери, ищущего своего единственного сына»[170].

«Нет ничего хорошего в человеке, который не пропитан любовью к знаниям»[171].

Смерть.

Обстоятельства его смерти являются неопределенными. По одной из версий, он умер вследствие побоев от фанатично настроенного маликита Фут’яна ибн Аби Сам’а аль-Мисри, однако это недостоверно[172]. Наиболее достоверной версией является версия о том, что имам аш-Шафии заболел геморроидальной болезнью.

Передаётся от Рабиа ибн Сулеймана о состоянии имама аш-Шафии на закате его жизни:

أقام الشافعي ها هنا (أي في مصر) أربع سنين، فأملى ألفاً وخمسمئة ورقة، وخرَّج كتاب الأم ألفي ورقة، وكتاب السنن، وأشياء كثيرة كلها في مدة أربع سنين، وكان عليلاً شديد العلة، وربما خرج الدم وهو راكب حتى تمتلئ سراويله وخفه (يعني من البواسير)». وقال الربيع أيضاً: دخل المزنيَّ على الشافعي في مرضه الذي مات فيه فقال له: «كيف أصبحت يا أستاذ؟»، فقال: «أصبحت من الدنيا راحلاً، ولإخواني مفارقاً، ولكأس المنية شارباً، وعلى الله وارداً، ولسوء عملي ملاقياً»

«Имам Шафии жил в Египте 4 года, продиктовал полторы тысячи листов рукописи и издал книгу «аль Умм», состоящую  из тысячи листов, также написал книгу «Сунан» и многое другое. И все это в течение 4 лет. Он сильно болел. Так сильно, что порой, когда он садился верхом, кровь заполняла его штаны и хуффы[173]».

Рабиа также рассказывал:

«Однажды, в период предсмертной болезни к аш-Шафии пришёл его ученик аль-Музани, и спросил: “Как вы себя чувствуете сегодня, устаз?”. Имам аш-Шафии ответил: “Я чувствую, что покидаю эту мирскую жизнь, расстаюсь со своими друзьями, чувствую себя испившим кубок смерти, идущим к Аллаху и ко встрече со своими грехами”. После чего он обратил свой взор на небеса и прочитал:

“Творец всего творения! Только Тебе я изливаю свою надежду.
Хоть я человек и покрытый грехами,
И когда мое сердце ожесточено, и путь мой тесен,
На Твоё прощение лишь я лестницу возложу.
Грехи мои стали слишком широки,
Но если сравню я их с Твоим прощением,
Милость Твоя и прощение премного велики”»[174]
.

Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии скончался в Каире (Египет) в последний день месяца Раджаб в 204 году по Хиджре. Погребальную молитву за имама аш-Шафии возглавил правитель Египта. На похоронах также присутствовали двое его сыновей, Мухаммад и Усман. Наследие этого великого ученого живёт по сей день, жило и будет жить до тех пор, пока он жив в памяти мусульман, и пока живы за него наши молитвы. Все мы принадлежим Аллаху и к Нему наше возвращение.

[1] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 23.

[2] «Мавахиб аль-вафи» Имам аль-Джа’бари, стр. 36.

[3] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (1/76).

[4] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 28.

[5] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 30.

[6] Аль-Бухари.

[7] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 23.

[8] «Имам аш-Шафии» ан-Нахрави, стр. 14.

[9] «Имам аш-Шафии фи мазхабихи, стр. 20.

[10] «Имам аш-Шафии хайатаху ва асраху», стр. 17.

[11] «Имам аш-Шафии хайатаху ва асраху», стр. 17.

[12] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 29.

[13] Современный г. Ашкелон, который находится на территории оккупированной Палестины.

[14] «Имам аш-Шафии хайятаху ва асраху», стр. 19.

[15] «Хильят аль-авлия» (9/77).

[16] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (1/94).

[17] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 37.

[18] «Манакиб аш-Шафии» Имам аль-Байхаки (1/97).

[19] «Джами байян аль-ильм» стр. 157.

[20] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки.

[21] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (1/105).

[22] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (1/105).

[23] «Имам аш-Шафии хайятаху ва асраху», стр. 24.

[24] «Имам аш-Шафии хайятаху ва асраху», стр. 23.

[25] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 58.

[26] Коран, 24:55.

[27] Коран, 49:6.

[28] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 75.

[29] «Манакиб аш-Шафии» ар Рази, стр. 74-77.

[30] «Имам аш-Шафии хайятаху ва асраху», стр. 24.

[31] «Тарих аль-Багдад» (15/473).

[32] «Адаб аш-Шафии ва манакибуху» (1/161).

[33] «Аш-Шафии хайятаху ва асраху», стр. 29.

[34] «Аш-Шафии хайятаху ва асраху», стр. 29.

[35] «Имам аш-Шафии фи мазхабихи аль-кадим ва аль-джадид», стр. 80.

[36] «Тартиб аль-мадарик» (1/91).

[37] «Шафии хайятаху ва асраху», стр. 26.

[38] «Манакиб аш-Шафии», ар-Рази, стр. 38.

[39] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 58.

[40] «Манакиб аш-Шафии» (1/280).

[41] «Манакиб аш-Шафии» (1/308).

[42] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 352.

[43] «Манакиб аш-Шафии» стр. 353.

[44] «Манакиб аш-Шафии», стр. 353.

[45] «Табакат уль-ханабиля» (1/283)

[46] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 350.

[47] «Манакиб аш-Шафии», стр. 355.

[48] «Манакиб аш-Шафии», стр. 355.

[49] «Манакиб аш-Шафии» (1/452).

[50] «Манакиб аш-Шафии», стр. 358.

[51] «Манакиб аш-Шафии» (1/470).

[52] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 365.

[53] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки, стр. 221.

[54] «Манакиб аш-Шафии», ар-Рази, стр. 153.

[55] «Аль-Ибхадж» (1/3).

[56] «Ат-Тамхид», стр. 45.

[57] «Шафии хайятаху ва асраху», стр. 372.

[58] «Шафии хайятаху ва асраху», стр. 372.

[59] «Шафии хайятаху ва асраху», стр. 373.

[60] Прим. Димашк; Дамаск.

[61] «Табакаташ-шафиия» ас-Субки.

[62] «Шафии хайятаху ва асраху», стр. 376.

[63] «Тафсир аш-Шафии» аль-Фарран, стр. 162.

[64] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 57.

[65] «Тафсир аш-Шафии» стр. 166.

[66] «Ахкам аль-кур’ан» аль-Байхаки, стр. 20.

[67] «Тафсир аш-Шафии» аль-Фарран, стр. 173.

[68] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 21.

[69] «Манакиб аш-Шафии», ар-Рази, стр. 220.

[70] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки.

[71] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 222.

[72] «Манакиб аш-Шафии» стр. 142.

[73] Коран, 34:10.

[74] «Манакиб аш-Шафии», стр. 225.

[75] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 239.

[76] «Манакиб аш-Шафии», стр. 245.

[77] «Адаб аш-Шафии ва манакибуху», стр. 244.

[78] «Сияр а’лям ан нубаля» (10/57).

[79] «Манакиб аш-Шафии» (2/126).

[80] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 329.

[81] Муслим.

[82] «Хильят аль-авлия» (9/77).

[83] «Манакиб аш-Шафии» (2/130).

[84] «Диван аш-Шафии», стр. 15.

[85] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 305.

[86] «Манакиб аш-Шафии», стр. 310.

[87] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 318.

[88] «Джавхар ан-нафис» стр. 29.

[89] «Шафии хайятаху ва асраху», стр. 157.

[90] «Сунна» Ибн Аби Асым (2/637). Это слабый хадис.

[91] «Маназиль аиммат аль-арбаа», стр. 221.

[92] «Сияр а’лям ан-нубаля» (10/82).

[93] «Тарих ад-Димашк» (51/351).

[94] «Маназиль аиммат аль-арбаа» стр. 220.

[95] «Маназиль аиммат аль-арбаа», стр. 222.

[96] «Маназиль аиммат аль-арбаа», стр. 222.

[97] «Адаб аш-Шафии» стр. 31.

[98] «Адаб аш-Шафии», стр. 32.

[99] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (1/175).

[100] Коран, 2:227.

[101] Коран, 26:28.

[102] «Аль-Хильят аль-авлия» (9/110).

[103] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 286.

[104] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 91.

[105] «Адаб аш-шар’ия» Ибн Муфлих (2/156).

[106] «Адаб аш-Шафии ва манакибуху» (1/148).

[107] «Хильят аль-авлия» (4/411).

[108] «Табакат ас-суфия» (1/29).

[109] «Сияр а’лям ан-нубаля» (17/247).

[110] «Сияр а’лям ан-нубаля» (17/250).

[111] «Мухтасар тарих ад-димашк» (4/13).

[112] «Манакиб аш-Шафии» (2/207).

[113] «Манакиб аш-Шафии» (2/208).

[114] «Тальбис аль-иблис», стр. 327.

[115] «Тальбис аль-иблис», стр. 327.

[116] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (2/207).

[117] «Адабу Шафии ва манакибуху» стр. 164.

[118] «Тавали ат-та’сис» стр. 162.

[119] «Манакиб аш-Шафии» (1/405).

[120]  Коран, 2:163.

[121] «Сияр а’лям ан-нубаля» (10/32).

[122] «Фатх-уль-Бари» (13/407).

[123] Коран, 5:64.

[124] Коран, 39:88.

[125] Прим. как пришел текст.

[126] Коран, 26:11.

[127] «Табакат аль-Ханабиля» (1/283).

[128] «Сильсиля ад-даифа» (2/256).

[129] «Мизан аль-И’тидаль» (3/656).

[130] «Мизан аль-Итидаль» (3/112).

[131] «Лисан аль-Мизан» (5/483).

[132] «И’тикад» аль-Хаккари, стр. 23.

[133] «И’тикад имам аш-Шафии» стр. 22.

[134] «И’тикад имам аш-Шафии» стр. 24.

[135] «Аль-Умм» (1/209).

[136] «Шарх Муснад аш-Шафии» (1/540).

[137] «Сияр а’лям ан-нубаля» (13/97).

[138] «Тарих ат-Табари» (1/30).

[139] «Шарх акыда аль-васытия» (23/2).

[140] «Ар-Рисаля», 850.

[141] «Тафсир аль-Куръан аль-Азым» (3/426-427).

[142] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 99.

[143] «Шарх ас-сунна» аль-Багави (1/217).

[144] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 104.

[145] «Манакиб аш-Шафии» аль-Байхаки (1/454).

[146] «Табйин казиб аль-муфтари» стр. 253.

[147] Прим. остров в Красном море.

[148] «Манакибу Шафии» (1/458).

[149] Имам аш-Шафии, «Ар-Рисаля», стр. 7-8.

[150] «Манакиб аш-Шафии», стр. 114.

[151] «Аль-Аджаб фи байян аль-асбаб, стр. 62.

[152] «Манакиб аш-Шафии» (1/433).

[153] «Аль-Интика стр. 100.

[154] «Хильят аль-авлия» (9/109).

[155] «Сияр а’лям ан-нубаля» (10/52).

[156] «Аль-Факих ва аль-матафаких» (2/330).

[157] «Хильят аль-авлия» (9/123).

[158] «Хильят аль-авлия» (13766).

[159] «Мухтасар сифа ас-сафва», стр. 85.

[160] «Аль-Интика», стр. 101.

[161] «Аль-Интика», стр. 98.

[162] «Джузъун фихи хикаят ‘ан аш-Шафи’и», стр. 10.

[163] «Шазарат аз-Захаб» (1/321).

[164] «Аль-Интика», стр. 100.

[165] «Аль-Интика, стр. 93.

[166] «Аль-Интика», стр. 100.

[167] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 338.

[168] «Манакиб аш-Шафии» ар-Рази, стр. 339.

[169] «Манакиб аш-Шафии», стр. 355.

[170] «Манакиб аш-Шафии», стр. 355.

[171] «Манакиб аш-Шафии», стр. 355.

[172] «Тавали ат-та’сис» стр. 185.

[173] Прим. по причине геморроидальной болезни.

[174] «Тавали ат-та’сис», стр 177.

Похожие материалы