Истава над Аршем. Как понимать?

В Священном Коране в восьми местах приходит слово «истава» (ٱسْتَوَىٰ): сура аль-Бакара (2), аят 29 (ثُمَّ اسْتَوَى إِلَى السَّمَاءِ); сура аль-А’раф (7), аят 54 (ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ); сура ар-Ра’д (13), аят 2 (ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ); сура Та Ха (20), аят 5 (الرَّحْمَنُ عَلَى الْعَرْشِ اسْتَوَى); сура аль-Фуркан (25), аят 59 (ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ); сура Саджда (32), аят 4 (ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ); сура Фуссилят (41), аят 11 (ثُمَّ اسْتَوَى إِلَى السَّمَاءِ); сура аль-Хадид (57), аят 4 (ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ).

Ученые Ахлю-Сунна валь-Джама’а разошлись во мнениях относительно толкования этого слова.

Более безопасный метод относительно слова «истава», которое приходит в Коране – это отказ от толкования, конкретизации смысла и оставление знания о том, что имеется в виду, на Аллаха. Этого метода придерживались большинство праведных предшественников (саляф ас-салих) и некоторая часть последующих ученых (халяф) до наших дней.

Имам, хафиз, шейх-уль-Ислам Абу Бакр аль-Байхаки (384 – 458 гг.х.) сказал в книге «аль-Асма ва ас-Сифат» (стр. 407):

فأما الاستواء فالمتقدمون من أصحابنا رضي الله عنهم كانوا لا يفسرونه ولا يتكلمون فيه كنحو مذهبهم في أمثال ذلك

«Что касается «истива», то предшественники из числа наших ученых, да будет доволен ими Аллах, не разъясняли его и не вели речь об этом. Таким же является их метод относительно других подобных этому слов».

Имам Абу Лейс ас-Самарканди (ум. 373 г. х.) сказал в своем тафсире «Бахруль ‘Улюм» (1/520-521):

{ ثُمَّ ٱسْتَوَىٰ عَلَى ٱلْعَرْشِ } قال بعضهم هذا من المتشابه الذي لا يعلم تأويله إلا الله. وذكر عن يزيد بن هارون أنه سئل عن تأويله فقال تأويله الإيمان به وذكر أن رجلاً دخل على مالك بن أنس فسأله عن قوله{ ٱلرَّحْمَـٰنُ عَلَى ٱلْعَرْشِ ٱسْتَوَىٰ } [طه: 5] فقال: الاستواء غير مجهول والكيفية غير معقولة والإيمان به واجب والسؤال عنه بدعة وما أراك إلا ضالاً. فأخرجوه. وذكر عن محمد بن جعفر نحو هذا.

«Истава над Аршем», сказали некоторые, что этот аят из категории муташабихат (с неясным смыслом), толкования которого не знает никто кроме Аллаха. Упоминается от Язида ибн Харуна, что спросили его о толковании (этого аята) и он ответил: «Толкование его — это верить в него». Также упоминается, что некий человек пришел к Малику ибн Анасу и спросил его о словах Всевышнего «Милостивый над Аршем истава» и он ответил: «Истава не является неизвестным, образ немыслим, вера в него обязательна, а вопрос об этом новшество, и я считаю тебя приверженцем нововведений, и сказал, выдворите его». От Мухаммада ибн Джа’фара упоминается подобное же».  

Шейх-уль-Ислам Мухйиддин ан Навави (631 – 676 гг. х.) сказал в книге «Аль-Маджму» (1/49-50):

وقال آخرون : لا تُتأوَّل بل يُمسك عن الكلامِ في معناها , ويُوكَل علْمُها إلى اللهِ تعالى , ويعتقِد مع ذلك تنزيهَ الله تعالى وانتفاءَ صفاتِ الحادثِ عنه . فيقال مثلاً : نُؤمِن بأنَّ الرحمنَ على العرش استوى , ولا نعلَم حقيقةَ معنَى ذلك والمرادَ به , مع أنا نعتقد أن الله تعالى { لَيْسَ كَمِثْلِهِ شَيْءٌ } , وأنه منزَّهُ عن الحلولِ وسِماتِ وهذه طريقةُ السلف أو جماهيرِهم , وهي أسلمُ , إذ لا يُطالَب الإنسانُ بالخوضِ في ذلك , فإذا اعتقَد التنزيهَ فلا حاجةَ إلى الخوضِ في ذلك , والمخاطرةِ فيما لا ضرورةَ بل لا حاجةَ إليه

«Другие сказали: не надо их толковать, а напротив надо воздержаться от разговоров об их смысле. Надо оставить знание о них Всевышнему Аллаху, вместе с убеждением абсолютного очищения Аллаха от недостатков и отсутствия у Него качеств творений. Например, говорят: мы верим, что «Милостивый над Аршем истава» и мы не знаем истинный смысл этого и того, что имелось под этим в виду. Но мы убеждены, что «нет ничего подобного Ему», и что Он чист от воплощения и характеристик сотворенных, и это является путем саляфов, или большинства из них. Это наиболее безопасный путь, так как не требуется от человека, чтобы он входил в это (в познание смысла). Когда есть убеждение абсолютного очищения от недостатков, то нет нужды входить в это, подвергаясь риску, в котором нет никакого принуждения и надобности».

Имам Абу Мухаммад аль-Багави (436 – 510 гг.х.) сказал в своем тафсире (7:54):

 فأمّا أهل السنة يقولون: الاستواء على العرش صفة لله تعالى، بلا كيف، يجب على الرجل الإيمان به ويكل العلم فيه إلى الله عزّ وجلّ.

«А Ахлю-Сунна говорят: «Истива над Аршем – это атрибут Аллаха Всевышнего, без [материального] образа. Человек обязан верить в это и оставлять знание об этом Аллаху Всевышнему».

Имам Фахруддин ар-Рази (540 – 606 гг. х.) сказал в книге «Аль-Ма’алим Усулюддин» (1/48):

فلم يبق إلا الاقرار بمقتضى الدلائل العقلية القطعية وحمل الظواهر النقلية إما على التأويل وإما على تفويض علمها إلى الله سبحانه وتعالى وهو الحق

«Нам остается только подтвердить то, на что указывают однозначные доводы разума, а дословный смысл аятов необходимо либо толковать, либо оставлять знание о них Аллаху, что [ближе] к истине».

Имам аль-Байдави аш-Шафии (ум. 685 г. х.) сказал в своем тафсире «Анвар ат-Танзил ва Асрар ат-Таъвиль» (3/15):

وعن أصحابنا أن الاستواء على العرش صفة لله بلا كيف، والمعنى: أن له تعالى استواء على العرش على الوجه الذي عناه منزهاً عن الاستقرار والتمكن

«От наших ученых (ашаритов) передается, что «истава над Аршем» — это атрибут для Аллаха без [материального] образа, и смысл будет таковым: Всевышний истава над Аршем в том смысле, который Он сам имел в виду, но при этом будучи пречистым от утверждения (истикрар) и занимания места».

Известный толкователь Корана, хафиз Ибн Касир (701 – 774 гг. х.) сказал в своем тафсире «Тафсир аль-Куръан аль-Азым» (3/426-427):

وَأَمَّا قَوْلُهُ تَعَالَى: {ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ} فَلِلنَّاسِ فِي هَذَا الْمَقَامِ مَقَالَاتٌ كَثِيرَةٌ جِدًّا، لَيْسَ هَذَا مَوْضِعَ بَسْطِهَا، وَإِنَّمَا يُسلك فِي هَذَا الْمَقَامِ مَذْهَبُ السَّلَفِ الصَّالِحِ: مَالِكٌ، وَالْأَوْزَاعِيُّ، والثوري، وَاللَّيْثُ بْنُ سَعْدٍ، وَالشَّافِعِيُّ، وَأَحْمَدُ بْنُ حَنْبَلٍ، وَإِسْحَاقُ بْنُ رَاهَوَيْهِ وَغَيْرُهُمْ، مِنْ أَئِمَّةِ الْمُسْلِمِينَ قَدِيمًا وَحَدِيثًا، وَهُوَ إِمْرَارُهَا كَمَا جَاءَتْ مِنْ غَيْرِ تَكْيِيفٍ وَلَا تَشْبِيهٍ وَلَا تَعْطِيلٍ. وَالظَّاهِرُ الْمُتَبَادَرُ إِلَى أَذْهَانِ الْمُشَبِّهِينَ مَنْفِيٌّ عَنِ اللَّهِ، فَإِنَّ اللَّهَ لَا يُشْبِهُهُ شَيْءٌ مِنْ خَلْقِهِ، وَ {لَيْسَ كَمِثْلِهِ شَيْءٌ وَهُوَ السَّمِيعُ الْبَصِيرُ} .

«Что касается слова Всевышнего: «затем (и) истава над Аршем», то у людей в отношении этого много мнений, и я считаю тут не место для их упоминания. Мы же идем в этом вопросе по пути праведных предшественников (саляфов): имамов Малика, аль-Аузаи, ас-Саури, Лейса, аш-Шафии, Ахмада, Исхака ибн Рахавейха и других имамов мусульман прошлого и настоящего. Этот [метод заключается в] принятии [этих аятов] как они пришли, без придания образа, без уподобления и без опустошения. Буквальное указание, приходящее на ум уподобляющих (мушаббиха) отрицается в отношении Аллаха. Всевышний Аллах не подобен ничему из Своих творений: «Нет ничего подобного Ему, и Он Слышащий, Видящий»».

Имам Муджийруддин ибн Мухаммад аль-‘Уляйми аль-Макдиси аль-Ханбали (860 – 928 гг. х.) сказал в своем тафсире «Фатху Рахман фи тафсир аль-Куръан» (2/529):

(ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ) استواءً يليق بعظمته بلا كيف، و هذا من المشكل الذي يجب عند أهل السنة على الانسان الايمان به، و يكل العلم فيه إلى الله عز و جل

«И истава над Аршем» истива как подобает Его величию, без образа. Этот аят из числа неясных в который, по мнению Ахлю-Сунна, человек должен уверовать, а знание о нем оставить на Аллаха».

Также Муджийруддин аль-‘Уляйми аль-Макдиси аль-Ханбали комментируя 5 аят суры Та Ха сказал в своем тафсире «Фатху Рахман фи тафсир аль-Куръан» (4/280):

(عَلَى الْعَرْشِ اسْتَوَى) استواء يليق بعظمته لا كيف، وهذا من متشابه القران، نؤمن به ، و لا نتعرض لمعناه.

«Над Аршем истава» истива как подобает Его величию, без образа. И это из числа аятов Корана с неясным значением (муташабихат), в которые необходимо уверовать. Мы не углубляемся в его смысл».

Имам Джалалуддин ас-Суюти (849 – 911 гг. х.) сказал в «Тафсире аль-Джаляляйн», комментируя 54 аят, суры аль-А’раф:

ثُمَّ ٱسْتَوَىٰ عَلَى ٱلْعَرْش هو في اللغة: سرير المَلِك، استواء يليق به

««Затем (и) истава над Аршем…». Арш в языке означает трон властителя. «Истива» же, как подобает Ему».

Если мы возьмем первый метод, то оставим словоٱسْتَوَىٰ  как есть, передав его в транскрипции (истава), не переводя на русский язык. 

В таком случае у нас получится следующий перевод, например, в 54 аяте суры аль-А’раф: «Поистине, ваш Господь — Аллах, который создал небеса и землю за шесть дней и истава [как подобает Ему, без передвижения и занимания места в пространстве] над Аршем». (Сура аль-А’раф, аят 7)

Второй метод – метод толкования, которого придерживались некоторые саляфы и большинство халяфов заключается в том, чтобы истолковать слово «истава» одним из возможных вариантов.

Приведем три наиболее популярных толкования «истава»:

1. Толкование «истава» (ٱسْتَوَىٰ) как «’аля» (علا) и «иртафа’а» (ارتفع), что можно перевести на русский язык как «возвысился».

Имам Ибн Джарир ат-Табари (224 – 310 гг. х.) сказал в тафсире «Джами’ аль-байан фи тафсир аль-Куръан» (1/430) комментируя 29 аят суры аль-Бакара:

وأولى المعاني بقول الله جل ثناؤه: { ثُمَّ اسْتَوَى إلـى السماءِ فَسَوَّاهُنْ } علا علـيهنّ وارتفع فدبرهن بقدرته وخـلقهنّ سبع سموات.

«Самый предпочтительный смысл в словах Всевышнего Аллаха: «затем (и) истава к небу и устроил его» будет возвысился (‘аля и иртафа’а) над ними и устроил их Своим могуществом и создал их в семь небес».

Далее ат-Табари приводит дискуссию, в которой некий человек отвергает толкование «истива» как «’аля» (возвысился) поскольку из такого толкования, по мнению оппонента, в обязательном порядке вытекает, что Аллах был внизу, а затем поднялся. Ведь оппонент понимал «возвышение» в отношении Аллаха буквально, то есть как перемещение в пространстве. Отвечая ему, имам ат-Табари говорит:

فكذلك فقل: علا علـيها علوّ ملك وسلطان لا علوّ انتقال وزوال.

«Тогда ему скажут: так и ты скажи: Возвысился над ним возвышением власти и управления, а не возвышением перемещения и отдаления».

И в данном случае «возвышение» в переносном значении, а не в буквальном, что также подтверждает другой муфассир Макки ибн Аби Талиб аль-Кайравани – ученик имама Ибн Аби Зейда аль-Кайравани.

Имам Макки ибн Аби Талиб аль-Кайравани (355 – 437 гг. х.) сказал в своем тафсире «Аль-Хидая иля Булюги Нихаят» (1/209):

واختار الطبري وغيره أن يكون » استوى » بمعنى » علا » على المفهوم في لسان العرب . وليس: » علا » في هذا المعنى أنه تعالى علا من سفل كان فيه إلى علو، ولا هو علو انتقال من مكان إلى مكان، ولا علو بحركة تعالى الله ربنا عن ذلك كله، لا يجوز أن يوصف بشيء من ذلك، لأنها صفات توجب الحدوث للموصوف بها، والله جَلَّ ذكره أول بلا نهاية لكن نقول: إنه علو قدرة واقتدار ولم يزل تعالى قادراً له الأسماء الحسنى والصفات العلا.

«Выбрал ат-Табари и другие мнение, что «истава» в смысле «’аля» (возвысился), как понимается в языке арабов. Под «возвысился» в данном смысле не имеется в виду, что Всевышний возвысился (поднялся) снизу вверх, не имеется в виду, что Он переместился с места на место, и не имеется в виду под возвышением движение. Превыше наш Господь от всего этого. Недопустимо описывать Его чем-то из этого, потому что этим описываются творения. Аллах Первый, нет конца для Него. Однако мы говорим: это возвышение силы, могущества, и Аллах не переставал быть Могущественным. У Него прекрасные Имена и Возвышенные Атрибуты».

Макки ибн Аби Талиб аль-Кайравани (355 – 437 гг. х.), комментируя аят 2 суры ар-Ра’д, сказал в своем тафсире «Аль-Хидая иля Булюги Нихаят»:

ثم قال (تعالى): { ثُمَّ ٱسْتَوَىٰ عَلَى ٱلْعَرْشِ }: أي: علا عليه علو قدرة، لا علو مكان.

«И истава над Аршем», т.е. возвысился (‘аля) над ним возвышением могущества, а не возвышением места».

Далее в толковании к 54 аяту суры аль-Араф, имам ат-Табари отсылает читателя к 29 аяту суры аль-Бакара сказав, что уже разобрал смысл слова «истава» и разногласия людей в этом.

В таком случае смысловой перевод аята будет следующий: «Поистине, ваш Господь — Аллах, который создал небеса и землю за шесть дней и возвысился [возвышением, власти и управления, без передвижения и занимания места в пространстве] над Аршем». (Сура аль-А’раф, аят 7)

2. Толкование «истава» как «аль-кахр» (القهر) и «аль-галяба» (الغلبة), что можно перевести как «покорение» и «преобладание», и даже «властвование».

Имам, хафиз, Абу Бакр аль-Байхаки (384 – 458 гг. х.) сказал в своей книге «Аль-Асма ва-с-Сифат» (Дар аль-Кутуб аль-Ильмийя, с. 519):

وفيما كتب إلي الأستاذ أبو منصور بن أبي أيوب أن كثيرا من متأخري أصحابنا ذهبوا إلى أن الاستواء هو القهر والغلبة ، ومعناه أن الرحمن غلب العرش وقهره ، وفائدته الإخبار عن قهره مملوكاته ، وأنها لم تقهره ، وإنما خص العرش بالذكر لأنه أعظم المملوكات ، فنبه بالأعلى على الأدنى ، قال : والاستواء بمعنى القهر والغلبة شائع في اللغة ، كما يقال : استوى فلان على الناحية إذا غلب أهلها ، وقال الشاعر في بشر بن مروان : قد استوى بشر على العراق من غير سيف ودم مهراق يريد : أنه غلب أهله من غير محاربة . قال : وليس ذلك في الآية بمعنى الاستيلاء ، لأن الاستيلاء غلبة مع توقع ضعف ، قال : ومما يؤيد ما قلناه قوله عز وجل : ( ثم استوى إلى السماء وهي دخان  ) والاستواء إلى السماء هو القصد إلى خلق السماء ، فلما جاز أن يكون القصد إلى السماء استواء جاز أن تكون القدرة على العرش استواء .

«В том, что написал мне учитель Абу Мансур ибн Абу Айюб (ум. 421 г.х.), да помилует его Аллах, было то, что многие из поздних наших сторонников пришли к тому, что «истива» подразумевает под собой покорение (кахара) и преобладание (галяба). И смысл тогда будет следующим: «Милостивый преобладающий над Аршем и подчиняющий его себе». А польза, извлекаемая из аята в том, что он сообщает о покорении Им своих подчиненных и что они не могут одолеть его. Он выделил Арш упоминанием о нем, потому что Арш – самое большое творение, и таким образом Он обратил внимание на все, что меньше Арша через указание на него.

Он – Ибн Айюб – сказал: «Употребление слова «истива» в значении покорения и преобладания допустимо в языке, как, например, твои слова: «Такой-то «истава» над областью», если он покорил ее жителей. Сказал поэт о Бишре ибн Марване: «Истава Бишр над Ираком, без применения меча и пролития крови». То есть, он покорил жителей Ирака без войны».

В таком случае смысловой перевод аята будет следующий: «Поистине, ваш Господь — Аллах, который создал небеса и землю за шесть дней и преобладающий (покоривший) над Аршем». (Сура аль-А’раф, аят 7)

3. Толкование «истава» как «иставля» (استولى), что можно перевести как «овладел».

Здесь надо отметить четыре пункта:

а) Некоторые наши оппоненты в категоричной форме заявляют, что у слова «истава» в арабском языке нет вообще значения «иставля» (овладение, властвование). И в таком случае данное толкование будет ложным уже в основе.

На самом же деле «иставля» (овладел) это один из смыслов слова «истава». Доказательством этому является тафсир имама ат-Табари.

Имам ат-Табари (ум. 310 г.х.) говорит в своем тафсире:

 الاستواء فـي كلام العرب منصرف علـى وجوه: ومنها الاحتـياز والاستـيلاء كقولهم: استوى فلان علـى الـمـملكة، بـمعنى احتوى علـيها وحازها.

«Слово «аль-истива» в арабском языке имеет несколько значений:

… также из значений: овладение (аль-истиля), как слова арабов: такой-то овладел государством в смысле завладел им».

Далее имам ат-Табари говорит, что предпочтительным смыслом «истава» будет «’аля» и «иртафа’а», как мы уже приводили выше.

Ат-Табари подтверждает, что «истиля» (властвование/овладение) это одно из значений слова «истава».

Однако то, что «иставля» одно из значений слова «истава» еще не значит, что это толкование подходит для аята об «истава».

б) Наши оппоненты заявляются, что никто из праведных предшественников не толковал «истава» как «иставля» (овладел).  

Из того, что мне удалось обнаружить это толкование двух муфассиров из числа саляфов – это Абу Исхак аз-Заджадж и Абдуллах ибн Яхья ибн аль-Мубарак, известный как Ибн аль-Язиди.

Имам Абу Исхак аз-Заджадж (241 – 311 г. по хиджре) сказал в книге «Маани аль-Куръан» (3/229):

ثم أخبر بعد ذلك فقال: ((على العرش استوى)) ، وقالوا معنى (استوى) : استولى , واللَّه أعلم

«После этого Аллах сообщил нам: «над Аршем истава». Так же сказали, что слово истава означает овладел (иставля), а Аллах знает лучше».

Надо отметить, что имам аз-Заджадж не был мутазилитом, более того, хафиз Аль-Хатыб аль-Багдади (392 – 463 гг. х.) говоря о нем сказал:

كَانَ من أهل الفضل وَالدين، حسن الاعتقاد، جميل المذهب

«Он был достойным и набожным человеком с верной акыдой, шедший похвальным путем» («Тарих Багдад», 6/87).

Также Абу Абдуррахман Абдуллах ибн Яхья ибн аль-Мубарак аль-‘Адави аль-Багдади (ум. 237 г.х.) более известный как Ибн аль-Язиди сказал в своем тафсире «Гариб аль-Куран ва Тафсируху» (стр. 243), в тафсире 5 аята, суры Та Ха:

قال عبد الله بن يحيى بن المبارك في كتابه (غريب القرءان وتفسيره) : (طبعة عالم الكتب 1985 الطبعة الأولى) في (صفحة 243) في تفسير سورة طه : )) على العرش استوى )) استوى : استولى.

«[Милостивый на Аршем истава](20:4). Под истава имеется виду овладел (иставля)».

Хафиз Абу Са’д ас-Сам’ани (506 – 562 гг. х) пишет о нем в своей книге «Аль-Ансаб» (12/406):

أبو عبدالرحمن عبدالله بن أبي محمد يحيى بن المبارك بن المغيرة العدوي المعروف بابن اليزيدي كان أديبا عالما عارفا بالنحو واللغة أخذ عن يحيى بن زياد الفراء وغيره ، وصنف كتابًا في غريب القرآن وكتابا في النحو مختصرًا ، وكتاب الوقف والابتداء وكتاب إقامة اللسان على صواب المنطق روى عنه ابن أخيه الفضل بن محمد اليزيدي ، وكان ثعلب يقول : ما رأيت في أصحاب الفراء أعلم من عبدالله بن أبي محمد اليزيدي — وهو أبو عبدالرحمن — وخاصة في القرآن ومسائله

«Он был литератором, учёным, знатоком грамматики и языковедом. Учился у Яхьи ибн Зияда ибн аль-Фарра и других. Он сочинил книгу, толкующую сложные коранические слова (Гариб аль-Куран), книгу краткого изложения грамматики, книгу «Вакф валь ибтида» и книгу «Икамат ал-лисан аля савабиль мантык». От него передавал сын его брата аль-Фадль ибн Мухаммад аль-Язиди. Сагляб говорил: «Я не видел из всех обладателей райских отметин (образное выражение, означающая мусульман) человека, более знающего, чем Абдуллах ибн Абу Мухаммад аль-Язиди — он же Абдуррахман — особенно, когда дело касалось Корана и его тем»».

Хафи Абу Амр ад-Дани (371 – 444 гг. х.) сказал о нем:

قال الحافظ أبو عمرو الداني : وهو من أجل الناقلين عنه ، وله كتاب حسن في « غريب القرآن » .

«Он один из самых почтенных, от кого передавались сообщения. У него есть хорошая книга, толкующая неясные слова, пришедшие в Коране (Гариб аль-Куран)». («Табакат аль-Муфассирин», 1/251)

Толкование «истава» как «иставля» (овладел) как один из вариантов упоминают в своих тафсирах имамы Абу Мансур аль-Матуриди (235 – 333 гг. х.), Абу Лейс ас-Самарканди (ум. 375 г.х.), Аль-Байдави (600 – 685 гг. х.), Абуль-Баракат ан-Насафи (ум. 710 г.х.) и многие другие ученые Ахлю-Сунна.

в) Часть ашаритов считала неприемлемым толкование «истава» как «иставля» (овладел).

Например, имам Абуль-Хасан аль-Ашари, Абу Мансур ибн Аби Айюб (ученик Ибн Фурака), Абу Бакр аль-Байхаки, Ибн Касир, Джалалуддин ас-Суюти и другие.

Наши оппоненты приводили слова имама аль-Ашари из книги «Макалят аль-Исламийин» (1/285) о том, что толкование «истава» как «иставля» (овладел) это толкование мутазилитов. 

В чем причина критики толкования «иставля» (овладел)?

Имам Абу Мансур ибн Аби Айюб аль-Ашари (ум. 421 г.х.)  – ученый из числа третьего поколения ашаритов – сказал:  

. قال : وليس ذلك في الآية بمعنى الاستيلاء ، لأن الاستيلاء غلبة مع توقع ضعف

«Но в аяте [об истава] под этим не подразумевается овладение (иставля), потому что овладение допускает в отношении себя вероятность поражения по причине слабости». («Аль-Асма ва-с-Сифат», Дар аль-Кутуб аль-Ильмийя, с. 519)

Хафиз Ибн аль-Джаузи аль-Ханбали (510 – 597 гг. х.) сказал:

قالوا: وإنما يقال استولى فلان على كذا، إذا كان بعيداً عنه غير متمكن منه، ثم تمكن منه؛ والله عز وجل لم يزل مستولياً على الأشياء؛

«Они сказали: «В народе говорят «такой-то овладел тем-то», если нечто было далеко от него и не доступно, а затем стало доступным. Всевышний же Аллах не переставал быть владеющим над всеми вещами».

Таким образом проблема по мнению этих ученых в том, что слово «иставля» в арабском языке несет в себе смысл неподобающий Всевышнему Аллаху:

1. То, что «иставля» подразумевает под собой вероятность поражения, а Всевышний Аллах абсолютно Могущественный и никто не может Его одолеть.

2. Слово «иставля» означает, что нечто над чем овладели, ранее было неподвластно тому, кто овладел, а Всевышний Аллах не переставал быть властвующим над всем, в том числе и Троном.

Однако, те ученые, которые предпочли толкование «овладел», отвечали на эти претензии.

В частности, шейх уль-ислам Бадруддин ибн Джама’а (639 – 733 гг. х.), из числа учеников имама ан-Навави, сказал в своей книге «Идахуд Далиль катъи худжаджи Ахли Таътыль» (стр. 137):

فإن قيل إنما يقال استولى لمن لم يكن مستوليا قبل أو لمن كان له منازع فيما استولى عليه أو عاجز ثم قدر

قلنا المراد بهذا الاستيلاء القدرة التامة الخالية من معارض وليس لفظة ثم هنا لترتيب ذلك بل هي من باب ترتيب الأخبار وعطف بعضها على بعض

فإن قيل فالاستيلاء حاصل بالنسبة إلى جميع المخلوقات فما فائدة تخصيصه بالعرش

قلنا خص بالذكر لأنه أعظم المخلوقات إجماعا كما خصه بقوله رب العرش العظيم وهو رب كل شيء فإذا استولى على العرش المحيط بكل شيء استولى على الكل قطعا

«А если скажут: Слово овладел (иставля) используют в отношении того, кто не владел до этого, или в отношении того, у кого есть оппонент в том, над, чем он завладел впоследствии, или вначале был бессильным, а затем стал сильным, мы ответим:

Под словом «аль-истиля» (отглагольное имя от иставля) подразумевается совершенное могущество, лишенное всяких противодействий. Слово «затем» в аяте идет не в значении последовательности действий, а в значении последовательности сообщения и их соединения между собой.

А если скажут: «Властвование распространяется на все творения, в чем польза выделения им Арша?».

Мы ответим: Арш выделяется, поскольку является самым великим творением, единогласно, как это наблюдается в Его словах «Господь Великого Арша» (сура ат-Тауба, аят 129), хоть Он и является Господом всего. И если Он овладел Троном, который охватывает все, это однозначно говорит о том, что Он овладел всем».

По мнению имама Ибн Джама’а слово ثم, в данном аяте приходит в значении «и», а не в значении «затем», и проблема с толкованием «овладел» решается. 

В таком случае смысловой перевод аята будет следующий: «Поистине, ваш Господь — Аллах, который создал небеса и землю за шесть дней и овладел над Аршем (или властвующий над Аршем)». (Сура аль-А’раф, аят 7)

То есть смысл не в том, что Аллах создал Арш и не владел им какое-то время, а затем овладел (что недопустимо), а в том, что властвование над Аршем не прекращалось с момента его создания.

Чтобы было понятно кем является Ибн Джама’а, приведем оценку его личности от хафиза аз-Захаби и Ибн Касира.

Хафиз аз-Захаби (673 – 748 гг. х.) сказал о нем в книге «Му’джам аш-Шуюх» (2/130):

قَاضِي الْقُضَاةِ شَيْخُ الإِسْلامِ بَدْرُ الدِّينِ أَبُو عَبْدِ اللَّهِ الْكِنَانِيُّ الْحَمَوِيُّ الشَّافِعِيُّ الْمُفَسِّرُ… وَلَهُ تَوَالِيفُ فِي الْفِقْهِ وَالْحَدِيثِ وَالأُصُولِ وَالتَّارِيخِ وَغَيْرِ ذَلِكَ، وَلَهُ مُشَارَكَةٌ حَسَنَةٌ فِي عُلُومِ الإِسْلامِ مَعَ دِينٍ وَتَعَبُّدٍ وَتَصَوُّفٍ وَأَوْصَافٍ حَمِيدَةٍ، وَأَحْكَامٍ مَحْمُودَةٍ. وَلَهُ النَّظْمُ وَالنَّثْرُ وَالْخُطَبُ وَالتَّلامِذَةُ وَالْجَلالَةُ الْوَافِرَةُ وَالْعَقْلُ التَّامُّ وَالْخُلُقُ الرَّضِيُّ، فَاللَّهُ يُحْسِنُ خَاتِمَتَهُ، وَهُوَ أَشْعَرِيٌّ فَاضِلٌ

«Главный судья, шейх уль-Ислам Бадруддин Абу Абдуллах аль-Кинани аль-Хамави аш-Шафии, муфассир… У него имеются произведения в области фикха, хадиса, усуля, истории и других наук. Он проявил хорошее участие в исламских науках вместе с религиозностью, поклонением, чистотой души и похвальными качествами, и решениями. У него есть стихи, проза, проповеди. Были у него и ученики. Он обладал полноценным величием, совершенным разумом и приятным нравом. Аллах даровал ему хороший конец. Он превосходный ашарит».

Хафиз Ибн Касир (701 – 774 гг. х.) сказал в книге «Аль-Бидаят ва ан-Нихаят» (18/357):

ابْنُ جَمَاعَةَ قَاضِي الْقُضَاةِ الْعَالِمُ شَيْخُ الْإِسْلَامِ بَدْرُ الدِّينِ أَبُو عَبْدِ اللَّهِ… وَسَمِعَ الْحَدِيثَ، وَاشْتَغَلَ بِالْعِلْمِ فَحَصَّلَ فُنُونًا مُتَعَدِّدَةً، وَتَقَدَّمَ وَسَادَ أَقْرَانَهُ،كُلُّ هَذَا مَعَ الرِّيَاسَةِ، وَالدِّيَانَةِ، وَالصِّيَانَةِ، وَالْوَرَعِ، وَكَفِّ الْأَذَى، وَلَهُ التَّصَانِيفُ الْفَائِقَةُ النَّافِعَةُ

«Главный судья, ученый, Шейх уль-Ислам Бадруддин Абу Абдуллах… слушал хадисы и занимался изучением различных отраслей наук. Был передовым в этом и превзошел своих сверстников. Все это вместе с его предводительством, религиозностью, защитой (религии), набожностью и избавлением от вреда… Его произведения превосходны и несут в себе пользу».

г) Приводя цитаты имама аль-Ашари и ряда ашаритских ученых о том, что толкование овладел – это толкование мутазилитов, наши оппоненты стали обвинять тех, кто перевел «истава» как овладел, в мутазилизме. Это в корне неверный подход.

Во-первых, тот факт, что некий ученый ашарит, не значит, что он абсолютно во всем должен совпадать с имамом аль-Ашари. Аль-Бакилляни может не согласиться с аль-Ашари, а аль-Джувейни может не согласиться с аль-Бакилляни, аль-Газали может не согласиться с аль-Джувейни, а Фахруддин ар-Рази может не согласиться с аль-Газали. Это имамы и они не следовали слепо за своим имамом.

Во-вторых, вопрос таъвиля будь он ошибочный или нет, не является для ашаритов основополагающим из-за которого ученый, впавший в ошибку в этом вопросе, перестает быть ашаритом. Это столь очевидно, что не нуждается даже в разъяснении.

Таким образом, толкование истава как «овладел» имеет основу в книгах ученых Ахлю-Сунна и обвинение в мутазилизме за его использование будет неправильным. Однако поскольку это толкование подвергалось критике со стороны ашаритских имамов, мы воздерживаемся от его применения в пользу других вышеперечисленных толкований. Аллах знает лучше.

Похожие материалы